В странах Центральной Азии продолжается фестиваль идей Go Viral. Одним из гостей фестиваля в Алматы был молодой режиссер Куаныш Бейсеков со своим короткометражным фильмом «Шокан».

 Куаныш Бейсеков родился в 1995 году в городе Тараз Жамбылской области. До 12 лет он говорил только на казахском языке.

 

Куаныш поднимает тему сопряжения нации, политики страны и повседневной жизни, чтобы раскрыть правду о текущей социальной ситуации. Поработав более 8 лет в дизайне и фотографии, Куаныш имеет опыт работы в кино и съемках, что в результате позволило ему стать режиссером и продюсером. Куаныш руководил проектами на съемках КВН, где познакомился с будущими коллегами по Шоу Ирины Кайратовны.

 

Занимая активную гражданскую позицию, основной движущей силой Куаныша является вера – это единственное, чего он не боится и очень глубоко ценит. На данный момент Куанышу представится шанс реализовать все свои идеи, и он твердо верит в их значимость и в будущее поколение.

Показ фильма был закрытым, посмотреть его могли только участники фестиваля, которые заранее прошли регистрацию. (Из сети фильм был убран автором после того, как он вошел в шорт-лист кинофестивалей).

Если кратко, то фильм показывает, как взаимосвязано будущее и прошлое. Но, несмотря на то, что задача, которая была поставлена перед режиссером заказчиком фильма, — показать будущее Казахстана, он использовал прием коллаборации реальной истории казахов из прошлого с футуристическим сюжетом из будущего.

Историческая часть фильма — печальная страница в истории Казахстана 30-х годов – Аштык (Голодомор), а сюжет из будущего – изучение новыми поколениями этого периода. И, как рассказал Куаныш в ходе обсуждения фильма, он намеренно упростил подачу.

«Эта тема очень сильная и негативная с точки зрения эмоционального воздействия. Ведь были даже случаи каннибализма (во время Голодомора – ред.). Не хотелось все это показывать в чистом виде, и я сделал историю намеренно поверхностной, чтобы не показывать боль в чистом виде. Она скорее для подростков. Думаю, в таком виде как можно больше молодых людей посмотрят фильм, узнают эту тему чуть лучше, начнут изучать ее глубже и придут к глубине этой боли самостоятельно», — пояснил свой замысел Куаныш.

Слушать Куаныша Бейсекова было интересно. Молодой человек удивил здравыми суждениями. К примеру, он осознает и принимает тот факт, что рано или поздно группа ребят из шоу «Ирина Кайратовна» может распасться по объективным причинам, и, по его оценке, — это нормально. Но пока они ничего менять не хотят, и это одна из причин, почему они не начинают работу над полнометражными фильмами.

«Полный метр – это высшая цель коллектива «Ирина Кайратовна». И я думаю, что если мы снимем полнометражный фильм, то, как у коллектива, у нас не останется общих интересов и может случиться распад. Впрочем, если мы распадемся, то это будет не печально, а закономерно», — заявил режиссер.

Он так же отметил, что не хочет снимать впопыхах фильм, который посмотрят только в Казахстане:

«Хотелось бы сорвать джекпот, показать интересную тему, иметь коммерческий успех на родине, в мире, на фестивалях, чтобы взяли в прокат в Европу. Чтобы все соединилось: мы — кайфанули от процесса, заработали и приобрели творческий вес, и культурная значимость нашего фильма была бы на высоте. Поэтому пока готовимся к фильму. Есть десятки концептов, сейчас процесс вышел на уровень написания синопсисов», — поделился Куаныш Бейсеков амбициозными планами.

После обсуждения фильма у нас была возможность задать Куанышу несколько вопросов, чем мы и воспользовались.

— После интервью Дудю Вы смотрели комментарии к нему? Что больше всего удивило?

— Да, я посмотрел, но не все… Удивило, что люди писали, что у Ильи (Илья Гуменный, актер и музыкант, один из участников «Ирины Кайратовны», русский по национальности) казахский акцент. Ну и удивила внезапная поддержка.

— Но были и те, кто говорил, что они отчасти разочарованы. Причем не в Вас, а в остальных участниках шоу. Вас это не покоробило?

— Считаю, что там было неправильное позиционирование ребят. Они не хуже меня. У них такие же амбиции, как и у меня. Просто им иначе задавались вопросы. И они на контрасте со мной оказались в такой позиции. А на самом деле наши позиции совпадают, они мыслят, как и я. Просто им поверхностные вопросы задавали, и они поверхностно, шутя, на них отвечали. У нас одинаковые ценности, иначе у нас не было бы союза.

— Вы неоднократно говорили, что заинтересовались историей Казахстана. И ваш фильм «Шокан» —  тому подтверждение. Что Вас к этому подтолкнуло?

— Наверное, просто повзрослел, заинтересовался историей: кто я, что я, почему я, азиат, знаю русский и казахский языки.

— Но что-то же к этому подтолкнуло?

— Возможно, это благодаря тому, что я много путешествовал. И во время этих путешествий такое желание сформировалось.

Дело в том, что у меня были определенные комплексы. Я хотел снимать, как американцы, двигаться, как американцы. Но потом я увидел, что у каждого народа культура уникальная. И в первую очередь нужно любить свою культуру, транслировать свою жизнь и историю своего народа. Это станет чем-то уникальным, а не копирование чужой истории.

— В интервью Юрию Дудю прозвучало, что к сорока годам Вы хотели бы иметь инструменты, чтобы влиять на общество, иметь определенный вес в этом плане…

— Ой, это прозвучало слишком амбициозно.

— Казахстан в 90-е годы вышел из кризиса благодаря амбициозной молодежи, которую тогда привлекли в правительство. Знаете ли Вы нашу историю последних двадцати лет? Интересна она вам?

— Современная история, к сожалению, пишется прямо сейчас. И нет адекватного нейтрального источника информации. Есть радикальные источники. Одна сторона всячески хвалит какую-то ситуацию или режим, а другая сторона это все хейтит. И нет середины.

Не бывает же абсолютно плохого или хорошего человека, как и плохой-хорошей ситуации. Нет у нас таких медиаисточников, которые бы показывали нейтральную историю, беспристрастно транслировали бы события.

— В целом Вы правы, но те, что были, их выкосили. Вместе с людьми, которые имели свою позицию и желание что-то изменить в стране в лучшую сторону.

— Думаю, что эти позиции были радикальными. И эта борьба привела к том, что одна сторона победила. Хотя все можно было провести более мягко. Поэтому мы не призываем выходить на улицы, а просто мягко транслируем свои идеи.

Я не знаю, как было в нулевых, что реально происходило, какой был режим. Но сейчас у нас получается мягко доносить свои идеи до нашей аудитории.

— Возвращаясь к комментариям, которые появились после интервью Дудю. Были претензии, что Вы высказывались не достаточно жестко и не очень хорошо знаете историю. Что бы Вы на это ответили критикам?

— Я не претендую на историка или политолога! Я режиссер, к которому приехали на интервью, задали вопросы, и я ответил то, что думаю. Я снимаю ролики, поднимаю в них темы, которые меня волнуют. Если честно, я даже не готовился к этому интервью. Слишком высокие ожидания, наверное, были от меня.

— Что для Вас является источником информации? Какие СМИ читаете?

— СМИ я не читаю.

— А откуда черпаете информацию о происходящих событиях?

— Актуальные новости до меня доходят, если они значимые.

— Как они доходят?

— Если что-то произошло, то все же об этом знают…

— Мы, журналисты, генерируем контент, а Куаныш, оказывается, нас не читает!

— К сожалению, слишком много информационного мусора. Очень много приходит незначимых новостей.

— Но как при этом Вы ловите фишки происходящих событий, не читая новостей?

— Значимые вещи мы знаем и без новостей. Ну что значимого произошло за последнее время?

— Цены резко взлетели на продукты питания, которые традиционно были доступны населению, а правительство на это не реагирует должным образом.

— Это я знаю! Это до меня дошло, но я не читал об этом.

— А откуда узнали? В магазине сказали?

— Ну так это работает! Я ни в коем случае не принижаю силу СМИ, но я стараюсь отдалиться от новостного потока.

— Это типично для молодежи, но интересно же, что для вас является источником информации?

— Я в «Твиттере» сижу!

— Аааа! Так социальные сети есть в Вашей жизни!  Возможно, я перестраховываюсь, но хочу пожелать Вам быть иногда осторожными…

— Нам все этого желают.

Как оказалось, Куаныш — эмоциональный молодой человек, не такой сдержанный, как могло показаться из интервью на канале «ВДудь». К сожалению, мы не можем выставить интервью в видеоформате, так как у режиссера есть контракт, который не позволяет ему в данный момент давать видеоинтервью. Надеемся, что наш фоторепортаж сможет передать характер и эмоции.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

77  +    =  84