Покупка недвижимости за границей с целью отмывания денег и ухода от уголовного преследования – излюбленный способ чиновников и бизнесменов из стран постсоветского пространства. В том числе из Казахстана. Популярными странами для вложения казахских денег в замки, элитные коттеджи и роскошные квартиры обычно называют США, Великобританию, Швейцарию, Италию, Испанию и Францию. Но наше внимание привлекла Чехия. Несколько десятков лет назад она была весьма популярна у искавших «тихую гавань» казахстанцев. И этому есть объяснение.

Журналисты Проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) уверены, что по количеству грязных инвестиций Чехия однозначно входит в десятку топ-стран со всего мира. А по подсчетам Чешского центра журналистов-расследователей, объем средств, осевших в Чехии в рамках масштабной операции по выводу капиталов из России (Troika Laundromat),  составил 232 835 724 евро.  

Инвесторы из Казахстана по размаху вложений на чешской земле, безусловно, уступают российским и украинским. Тем не менее, они есть. В партнерстве с коллегами из Чешского центра журналистов-расследователей мы проверили, кто из казахстанских чиновников, представителей силовых ведомств и бизнесменов «ближнего круга», так или иначе связанных с верхушкой руководства страны, имеет бизнес-активы и недвижимость в Чехии (преимущественно в Карловых Варах и их окрестностях), а также попытались оценить прозрачность происхождения вложенных в эти активы средств.

Почему Чехия?   

Почему именно Чехия оказалась топ-страной для сомнительных инвестиций из постсоветских стран? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним историю.

Ни одно государство Восточной Европы не прошло период трансформации от советской модели управления к классической республиканской так легко, как это удалось сделать Чехословакии. Первые (немногочисленные) акции протеста, проходившие в 1988 году, разгонялись полицией, но уже первая массовая студенческая демонстрация, состоявшаяся 17 ноября 1989 года, резко изменила баланс сил. А уже новый 1990-й год страна встретила с новым президентом. 29 декабря 1989 года на пост президента был избран Вацлав Гавел — диссидент, правозащитник и лидер политической оппозиции. За все время уличных акций никто серьезно не пострадал, в результате чего на свет появился термин «бархатная революция». Строго говоря, терминов было два: чешский — Sametová revoluce, и словацкий — Nežná revolúcia.

 

Учитывая, что история отношений двух республик в составе одного государства была очень непростой, скептики, затаив дыхание, ждали сценария жесткого развода. Но не дождались. В результате мирного референдума федерация двух славянских народов разделилась на два государства, и 1 января 1993 года Новый год уже встречали две страны — Чехия и Словакия. Таким образом, за «бархатной революцией» последовал не менее бархатный развод.

 

Две последовательных трансформации выглядели настоящим политическим чудом. А дальнейшее развитие страны подтвердило самые оптимистические прогнозы, и уже вскоре Прага стала известна в мире, как «второй Париж». Так столицу Чехии прозвали американцы, которые еще застали Париж первый — послевоенную столицу Франции, оказавшуюся недорогим и одновременно культурным городом.

Именно тогда в Чехию хлынули потоки туристов, которые при желании и наличии небольшого начального капитала могли легко остаться там на постоянное проживание. Все это относилось не только к богатым жителям Нового света, но и к выходцам из стран бывшего СССР.  

Получить вид на жительство в Чехии тогда было проще простого. Для этого было достаточно зарегистрировать фирму с небольшим капиталом (нам называли цифру — 200 тысяч крон, что на тот момент составляло 7,5 тысяч евро), и на этом основании получить вначале ВНЖ (временный вид на жительство) на два года, а спустя пять лет — уже полноценный вид на жительство. То есть для всей операции было достаточно желания и очень скромных средств. После чего можно было в любое время и на любой срок посещать страну, с комфортом отдыхать в Карловых Варах, любоваться красивыми и чистыми городами — и все это за приемлемую цену при низком (даже для Европы) уровне бюрократии.

Журналист-расследователь Михаил Маглов, отвечая на наш вопрос, почему именно Чехия в начале XXI века оказалась привлекательной страной для инвесторов из Центральной Азии, подтвердил:

«Покупка недвижимости/регистрация компании до 2020 года во многих странах восточной Европы позволяла тут же оформить вид на жительство, что давало доступ к другим странам Шенгенского соглашения».

Другими словами, людям, которые хотят вывести капиталы из постсоветских стран по различным причинам, проще начать с базы в одной из восточноевропейских стран, а уже оттуда при необходимости двинуться дальше на Запад.

Еще один немаловажный аспект – русский язык. В годы инвестиционного бума многие жители страны говорили на русском – языке, на котором было комфортно общаться жителям центральноазиатских стран. Плюс также Чехию часто рассматривали как недорогой способ образования детей в европейской стране.

Сыграл свою роль и такой момент: в те годы, когда граждане СНГ активно начали покупать недвижимость в Чехии, финансовые органы не проверяли тщательно происхождение средств, на которые приобретались активы.

«Как правило, такие проверки в ЕС носят формальный характер и по сей день. Тут главным элементом является политика банков «знай своего клиента», которая часто ограничивается исследованием баз данных публичных должностных лиц, а по бывшему СССР они содержат довольно мало информации, особенно о родственниках чиновников. Если банк выявит подозрительные транзакции, то тогда он ее заморозит и передаст в финансовый контроль, но происходит это редко».

В целом политика ЕС изменилась примерно в 2017-2020 годы, считает Михаил Маглов, когда ряд стран отказались от практики выдачи ВНЖ на основании регистрации компании или покупки недвижимости, или планка цены недвижимости была очень сильно повышена. Причина, по его мнению, кроется в журналистских расследованиях.

«В Великобритании, например, это произошло после выхода фильма «From Russia with Cash». Также были изменения после исследования о «золотых паспортах», а также убийства мальтийской журналистки Галиции Каруана, которая занималась изучением транзита грязных денег».

Все это в совокупности, по нашей оценке, и привело к тому, что владельцами активов на территории Чехии оказались несколько десятков казахстанских чиновников, сотрудников силовых ведомств и предпринимателей с сомнительной репутацией и/или членов их семей (можно сказать, целые семейные кланы).

Почему это важно знать? 

Потому что за пределы страны очень часто выводятся средства, легальность которых сомнительна.

Доказать чистоту происхождения денег сложно практически всем богатым выходцам из Казахстана. Во-первых, в силу приватизации государственной власти частниками. То есть не состоящие на госслужбе люди, публично объявляющие себя частными предпринимателями, обладают в Казахстане зачастую большим влиянием и большими возможностями, чем чиновники самого высокого уровня, просто потому, что близки к главной Семье страны. Во-вторых, в силу непрозрачности процесса первоначального накопления капитала, происходившего в Казахстане в 90-е годы прошлого века.

Этот процесс, по мнению директора Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгения Жовтиса, представлял собой разделение бывшей общенародной собственности. Главный бенефициар этого раздела — правящая на тот момент элита, то есть представители высшего партийного звена, «красные директоры», руководители министерств и ведомств, близкие к ним друзья и родственники, позднее превратившиеся в бизнес-партнеров. И, как считает правозащитник, этот процесс был незаконным и нелегитимным. Частично из-за пробелов в законодательстве, а частично – просто потому, что оказался заурядным воровством.

«Тогда была уже заложена схема, которая действует до настоящего времени: близость к власти и сама власть представляют собой источник для обогащения. Бороться с коррупцией в данном случае тяжело: борьба с коррупцией – это поединок между чиновником и бизнесменом, а у нас чиновник — он же и есть бизнесмен.

 

Так что расследование, которым вы сейчас занимаетесь, имеет свои исторические корни и проблемы. Экономическая составляющая стала обеспечиваться политической составляющей. Потому что для того, чтобы сохранить и обеспечить безопасность имущества, необходимо обеспечить нахождение во власти и контроль над всеми силовыми структурами, судом и так далее, иначе если начнут проверять, как это было, многое посыплется», — объяснил Евгений Жовтис.

Кстати, первый президент РК Нурсултан Назарбаев признал факты вывода средств за границу еще несколько лет назад. В декабре 2017 года в ходе общенационального телемоста «Новая индустриализация страны: Прыжок казахстанского барса» он обрушился с сокрушительной критикой в адрес представителей топ-менеджмента госкомпаний:

«Хватит баловаться, заигрались. Хватит, накупили яхт, имеют в других странах коттеджи, дома. Мы еще никого не проверяли, хотели дать возможность заработать. Но не забывайте, что это все дала вам страна (…) Три легализации было, хоть кого-нибудь копнули? Хоть кого-нибудь привлекли к ответственности? Никого. Вы потеряете деньги, которые держите «за бугром», разве не видите? В условиях санкций никто вам не поможет. Возвращайте деньги и держите их в Казахстане».

Впрочем, дальше слов дело не пошло. Казахстанские законы даже сегодня, спустя много лет после легализации частной собственности, несут на себе печать «переходного периода».

Только 19 декабря 2020 года второй (действующий) президент Касым-Жомарт Токаев подписал закон, который запрещает государственным служащим открытие и владение счетами в иностранных банках.  Тем не менее, этот запрет распространяется не на все категории чиновников, а только на «лиц, занимающих ответственную государственную должность и лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций». Более того, закон не запрещает иметь счета за рубежом родственникам чиновников. «Мы все-таки живем и работаем в рыночной экономике», — так объяснил этот порядок заместитель председателя Агентства по противодействию коррупции Олжас Бектенов.

Еще более примирительно звучит признание президента Токаева, который на совещании по вопросам выборов сельских акимов признал право чиновников на ошибку. По мнению Токаева, если чиновник при принятии ошибочного решения не преследовал злого умысла похитить бюджетные средства и не пытался незаконно обогатиться, то он не должен привлекаться к уголовной ответственности. В противном случае, уверен президент, государство в Казахстане может быть парализовано.

В условиях авторитарной политической системы это «мнение» означает как минимум усложнение для правоохранителей доказывать наличие такого умысла. А описанные нами выше особенности казахстанского законодательства, по сути, создают «серую зону» — когда присвоенные в Казахстане средства могут быть признаны здесь законно заработанными, но незаконными — с точки зрения законодательства любой европейской страны.  

И даже если юристы смогут обеспечить формальное доказательство, его нельзя считать индульгенцией — в любой момент могут открыться новые обстоятельства, измениться регулирование, появиться недовольные партнеры. И тогда существует вероятность лишиться всего, что было, как говорится, нажито. 

Расследования обогащения чиновничества нужны и важны, считает правозащитник Евгений Жовтис.

«Хотя бы потому, что граждане страны — источник политической власти через выборы и источник экономической власти через налоги, которые должны использоваться для всеобщего блага –  имеют право знать все, что связано со злоупотреблениями хоть в политической, хоть в экономической сфере».

По его мнению, «никто не отменял социальную справедливость, для обеспечения которой такие расследования полезны. И хотя привлечь всех к ответственности практически невозможно, чтобы «начать жить честно с понедельника», нужно что-то с этим делать уже сегодня — для общего блага».

Карловы Вары и «золотые квадраты» казахов  

«Местом действия» нашего расследования стали Карловы Вары. Нашей коллегe Асем Токаевой удалось побывать в этом курортном местечке уже после снятия последних карантинных ограничений.

…У Мельничной Колоннады с источниками карловарской минеральной воды, местной достопримечательности, висят объявления на русском языке. Предлагаются квартиры в центре города, как правило, с дорогой мебелью и в хорошем состоянии. Одна такая квартира с двумя спальнями, террасой, высоким потолком, роскошными люстрами и полностью оборудованной кухней в общей гостиной стоит уже со скидкой 400 тысяч евро.

Место, где у каждого умного чеха есть «свой русский» — так иногда говорят в Чехии про Карловы Вары (курортный город на западе Богемии, пользующийся популярностью у туристов с XIX века благодаря своим термальным источникам). Подразумевается при этом любой русскоязычный из СНГ.

 

Поговорка имеет в виду, что любой русскоязычный здесь воспринимается как клиент, который тратит больше, чем другой турист. За счет вложенных в экономику города средств русскоязычных инвесторов была сделана реконструкция курортной зоны, сталкивавшейся до этого с нехваткой местного капитала.

 

Даже сейчас, когда налицо отток определенного количества инвесторов из этого чешского курортного городка, он продолжает оставаться «анклавом» выходцев из бывшего Советского Союза в Чехии. Что неудивительно: привлекательность Карловых Вар для русскоязычных имеет еще и историческую ценность. Петр Первый сюда приезжал, Алексей Толстой и Юрий Гагарин здесь отдыхали. У многих еще дедушка с бабушкой сюда ездили.

 

Когда в начале 2021 года между Чехией и Россией вспыхнул дипломатический конфликт, к местным риелторам стали звонить собственники из России, чтобы убедиться, что у них не отберут их квартиры.  

Риелторы вспоминают, что когда иностранцы массово покупали недвижимость в Карловых Варах в 2008-2010 годах, цена за квадратный метр в новостройках или элитных домах доходила до 3,5 или 4 тысяч евро. На рынке вторичного жилья квадратный метр стоил до 1,5 тысячи, а с учетом ремонта квартира в итоге покупалась за 2,5 тысячи евро за квадратный метр.

Александр Мизюк, владелец одного из крупнейших в Карловых Варах агентства недвижимости Re/Max Glorion, объяснил интерес к недвижимости в Карловых Варах удобным географическим расположением курорта:

«расположение города очень удобное, географически интересное. Всего 400 километров до Вены, 300 километров до Мюнхена, 400 километров до Берлина. Примерно 1000 километров, и ты уже на море, в Италии».

Тем не менее, покупательская способность инвесторов, по его наблюдениям, начала снижаться. У граждан России — после начала украино-российского кризиса из-за аннексии Крыма в 2014 году, а также из-за европейских санкций по отношению к россиянам вследствие этого. Инвесторский пыл граждан Казахстана также поубавился по финансовым причинам вследствие девальваций тенге.

Пандемия коронавируса только усугубила этот тренд. Недвижимость перестала быть активом, приносящим прибыль. Рынок посуточной аренды рухнул, а долгосрочной – уменьшился вдвое.

«Сейчас дома и квартиры продаются гораздо дешевле, примерно на 30-40 процентов. Квадратный метр в новостройках стоит около 2-х тысяч евро, в элитных новостройках – 3,5 тысячи евро, но рынок дорогой недвижимости очень вялый, он стоит, потому что нет покупателя извне, а для местных это дорого».

В гостиничном и ресторанном бизнесе тоже не все оправились после вынужденного простоя в связи с карантином. Из-за пандемии эти карловарские резиденции пустуют почти два года и стали для своих владельцев обузой. Например, расходы на содержание на квартиру площадью 80-90 квадратных метров местные маклеры оценивают в 150-200 евро в месяц.

Александр Мизюк резюмирует:

«Сейчас олигархи, бизнесмены, чиновники из стран СНГ не вкладывают в Карловы Вары, а продают. Казахи — тоже. Очень было много сделок по продаже недвижимости. Только в этом году я продал четыре квартиры казахов. Хорошо продаётся недорогое жилье. Элитное продаётся, если цену значительно снизить. Чехи охотно купят подешевевшую квартиру, которая дорого отремонтирована, с хорошей богатой мебелью».  

Рекламами по продаже разных объектов увешаны сейчас многие здания в городе.

Чешский вебсайт недвижимости — sreality.cz — предлагает более 700 квартир и около 200 домов в Карловых Варах и в пригороде. Выставлена, к примеру, красивая отреставрированная вилла (до 900 кв. метров) с витражными окнами и большим садом, недалеко от курорта, в пределах 629 тысяч евро. Обычный семейный дом (до 350 кв. метров) близ города можно купить за 200-250 тысяч евро.

Хотя сейчас Карловы Вары по выходным заметно оживают, достаточно большое количество отелей все еще пустует. Немым укором как бы смотрят они сквозь темные окна и являют собой своеобразные памятники жертвам корона-кризиса.

Зато величественно смотрит Нурсултан Назарбаев со своего портрета. 

Изображение молодого первого президента Казахстана висит на видном месте в дорогом итальянском ресторане на улице Стара Лука (Stará Louka) в туристическом центре чешской здравницы. Он из числа самых именитых посетителей, чьи портреты на стене и побольше, и побогаче.

В Карловых Варах Нурсултан Назарбаев останавливается на вилле «Ахлан» (Ahlan), построенной в конце XIX века, являющейся памятником культуры и архитектуры. Здание в стиле барокко стоит на улице Садова, 53.

В непосредственной близости от виллы «Ахлан» стоит четырехзвездочный отель Mignon (ул. Садова, 55), между ними есть проход с кованной калиткой.

У них один собственник – компания Mignon-II, аффилированная с гражданином Казахстана. Владельцем числится Кайрат Боранбаев, чья дочь Алима в 2013 году вышла замуж за Айсултана Назарбаева, ныне покойного внука первого казахстанского президента Нурсултана Назарбаева.

На улице Садова стоят в основном санатории и гостиницы. Во время пандемии коронавируса здесь была довольно-таки недорого продана четырехзвездочная гостиница «Элишка» (через дорогу от отеля Mignon) на 26 номеров с лечебной базой.  Продали ее за 2,7 миллиона евро, хотя еще до пандемии ее рыночная стоимость оценивалась в 4,5 миллиона евро.

 

А самой громкой сделкой из недавних стала продажа люксового отеля Pupp (228 номеров). На его территории проходил международный кинофестиваль в Карловых Варах. Отель может быть также известен многим по фильму о Джеймсе Бонде «Казино Рояль». Точная цена сделки покрыта тайной, но, как говорят, сумма — семизначная в евро. Покупателем называют фирму, аффилированную с топ-чиновниками из российского правительства.

На вопрос нашей коллеги, можно ли снять номер на вилле «Ахлан», сотрудник отеля Mignon на административной стойке немного испуганно ответил, что она только для частного проживания. Зато простой смертный может забронировать номер в отеле Mignon. В нем 8 апартаментов и 6 двухместных номеров. Сразу после снятия карантина в начале лета 2021 года стандартный двухместный номер с завтраком на две ночи можно было снять за 166 евро.

Выскажем предположение (возможно, не совсем обоснованное), что доходы от гостиничного бизнеса Mignon могут идти на содержание роскошной виллы «Ахлан», которая сейчас не так часто принимает своих почетных хозяев и гостей. Хотя, как пишут в чешской прессе, тогда еще действующий президент Нурсултан Назарбаев любил там отдыхать. А в 2004 году, после оранжевой революции в Украине, даже приглашал туда своего тогда уже бывшего коллегу Леонида Кучму.

Вилла и отель компании Mignon II располагаются в элитном и привлекательном с инвестиционной точки зрения районе. Напротив них – православная церковь апостолов Петра и Павла, рядом расположено российское консульство. Вдоль дороги рекламируется «посольство красоты» — многим гостям этот курорт сейчас интересен как центр косметологии и пластической хирургии. По информации наших инсайдеров, с  целью «наведения красоты» одно время частенько бывала  в Карловых Варах и старшая дочь первого президента РК Дарига Назарбаева. 

Недалеко от ресторана с портретом Нурсултана Назарбаева  располагается отель Corso (ул. Stará Louka 460/38). Он принадлежит Зелине Катрановой. Её дочь Диана замужем за Алтаем Кулибаевым, внуком первого президента Казахстана от его дочери Динары и Тимура Кулибаева.

Отель выглядит стильным и ухоженным. Хотя в начале июня он был закрыт. При попытке забронировать в нем номер его вебсайт сообщал, что гостиница начнет принимать постояльцев 15 июня. Женщина из близлежащего магазинчика сказала, что еще до пандемии в нем сделали ремонт, и он стал теперь дорогим бутик-отелем. Судя по его сайту, стоимость номеров в нем выше, чем в отеле Mignon. Стандартный двухместный номер в Corso обойдется в 150 евро в сутки.

про активы Назарбаевых в карловых варах мы расскажем в отдельной статье 

 

 

Среди владельцев недвижимости в Карловых Варах обнаружились и другие граждане Казахстана. Чешские кадастровые реестры выдали десятки принадлежащих им разных объектов недвижимости. 

Один из счастливых обладателей недвижимости в Карловых Варах — Нурлан Джайнакбаев. Будучи ректором НУО КазРоссмедуниверситета, он имеет совместные патенты на изобретения с Даригой Назарбаевой — старшей дочерью первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

о недвижимости Нурлана Джайнакбаева мы рассказали в отдельной статье 

 

 

В числе собственников квартиры в элитном районе чешских Карловых Вар оказался депутат карагандинского городского маслихата. Елдос Жунусов является также членом общественного совета по противодействию коррупции карагандинского филиала партии власти Nur Otan.

о недвижимости Елдоса Жунусова мы рассказали в отдельной статье 

 

 

Есть в Карловых Варах квартира у Владимира Пака — бывшего депутата Атырауского областного маслихата, экс-председателя Атырауского филиала Национальной экономической палаты Казахстана «Атамекен», председателя корейского культурного центра Атырауской области «Тхоньиль-Атырау». Его имя засветилось в коррупционном скандале, связанном с бывшим акимом города Атырау Бергеем Рыскалиевым.

о недвижимости Владимира Пака мы расскажем в отдельной статье 

 

 

А еще наша коллега побывала в деревне Колова (примерно 10 километров от Карловых Вар).

«Население» деревни, которую местные жители называют казахской, – высокопоставленные казахстанские силовики, бывшие чиновники, фигуранты списка Forbes. Когда-то список собственников домов и участков был весьма внушительным, но сейчас сократился в несколько раз. Кризис!

о деревне Колова и ее жителях мы расскажем в отдельной статье 

 

 


Этой статьей мы начинаем серию публикацией в рамках расследования о казахах (аффилированных с властью) в Чехии.

СЛЕДИТЕ ЗА НАШИМИ ПУБЛИКАЦИЯМИ!


 Над расследованием работали Назира Даримбет, Алексей Тихонов, Асем Токаева при участии других журналистов KZ.mediaВ партнерстве с  investigace.cz


 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  1  =  7