В мире футбола, в частности, английского, развивается крупный политический скандал. В спорт стремительно ворвалась политика, а точнее геополитика на самом высоком и сложном уровне.

Все началось с того, что плеймейкер «Арсенала», чемпион мира Месут Озил (турок немецкого происхождения) опубликовал твит, содержащий протест против притеснений мусульман-уйгуров в Китае, против развертывания в Восточном Туркестане так называемых «лагерей перевоспитания».

В своем твите мусульманин Озил (между прочим, қажы) написал на турецком языке: «Они уничтожают Коран… Они закрывают мечети… Запрещают медресе… Убивают по одному богословов… Мужчин насильно отправляют в лагеря и заменяют их в семьях китайскими мужчинами… Сестер насильно выдают замуж за китайцев… Несмотря на это мусульманский мир молчит…»

Его слова были напечатаны на фоне влага Восточного Туркестана, который сегодня считается флагом уйгурского сопротивления.

Официальный Китай отреагировал мгновенно. По телеканалам была запрещена трансляция суперматча «Арсенал» — «Манчестер Сити», а имя Месута Озила было тщательно вымарано изо всех интернет-поисковиков и веб-ресурсов (Китай так может или ему так можно, как хотите). Протест был выражен и на официальном уровне — представитель МИДа КНР Гэн Шуан заявил, что Озил «повелся на фейковые новости» и предложил немцу «приехать в Синьцзян и увидеть все своими собственными глазами».

Клуб «Арсенал» мгновенно дистанцировался от высказываний Озила, заявив, что это его личное мнение, ничего общего с мнением клуба не имеющее.

Однако Китаю этого оказалось мало. Он потребовал официальных извинений от клуба и от Английской премьер-лиги, косвенно намекнув на то, чтобы она оказала давление на мятежного футболиста-мусульманина. Дома они развернули массовую истерию, в которой болельщики сжигают майки с именем Озила, самоликвидируются его фан-клубы со словами «интересы государства важнее любви к футболистам». Граждане Китая очень знакомым способом проявляют беспрецедентно высокую гражданскую сознательность.

И тут на поверхность всплыли далеко не этические или морально-политические ценности, а исключительно интересы бизнеса — Китай, как известно, для футбола является одним из самых динамично развивающихся рынков. Конкретно для «Арсенала» — это пятимиллионный фан-клуб только в сети Weibo, планы по созданию сети фастфудов, официальный офис клуба в Пекине. Плюс ко всему предсезонку «Арсенал» любит проводить в Азии, совершая турне в том числе и по Китаю, базируясь недалеко — в Сингапуре.

В последнее время резко вырос китайский рекламный контент не только в «Арсенале», но и во всей АПЛ. Прежде всего потому, что Китай платит Лиге рекордную сумму за телетрансляции в 354 млн фунтов за три года (телеканал CCTV). В АПЛ масса спонсорских контрактов с китайскими компаниями, в частности, у самого «Арсенала» подписаны контракты с Huawei и BNN Technologies. Китайским корпорациям принадлежат клубы «Вулверхэмптон» и «Саутгемптон». «Манчестер Сити» на 13 % стал принадлежать китайцам.

АПЛ пока никак не комментирует инцидент, кроме того, что рекомендовала клубам инструктировать игроков о том, что они могли бы говорить и писать в социальных сетях, а что нет.

В результате из-за одного твита закипел целый геополитический котел. Есть мнение, что Озил косвенно обращался к своему хорошему другу — президенту Эрдогану — с призывом более энергично защищать собратьев по вере в Китае. Госсекретарь США Помпео решительно поддержал Месута, заявив, что какой бы цензуре не подвергли Озила, правда «о вопиющих нарушений прав человека, совершенных против уйгуров» обязательно «одержит верх».

«Арсенал» оказался в двусмысленном положении. Если они поддержат игрока, то на них обрушится весь «праведный» гнев официального Китая. Если же они поддержат Китай и свой бизнес, то именно бизнес может пострадать, поскольку поддержка стран, нарушающих права человека (конкретно Китая) грозит клубу санкциями и различными ограничениями. То же самое касается и АПЛ в целом.

Аналогичный скандал уже развернулся по полной в НБА. После того, как Генеральный менеджер «Хьюстон Рокетс» так же опубликовал твит в поддержку протестов в Гонконге, Национальная баскетбольная ассоциация рискует потерять 4 миллиарда долларов.

Сегодня очевидно одно — Китай на проявление мнений о «лагерях перевоспитания» реагирует слишком болезненно, что дает основания экспертам предполагать, что дела действительно обстоят именно так, как описывают геополитические противники КНР, а не они сами.

Во всей этой истории нет одного. Нет… казахов. Прежде всего потому, что их Родина вообще не в состоянии выражать независимое мнение о қандастар, поскольку зажата в геополитических тисках, да и в долгах тоже (откуда они взялись, интересно?).

По Гонконгу Казахстан не высказывался, и его мнение по данному вопросу никого особо и не интересовало. Но сегодня вспыхнула тема, которая поистине охватывает миллиарды человек, поскольку у футбола именно столько если не болельщиков, то телезрителей точно. Футбольная отрасль в мире — это сфера, охватывающая не только многомиллиардные рынки, но и миллиарды живых интересов живых людей, гигантской армии болельщиков.

Инцидент с твитом Озила вряд ли пройдет без последствий для АПЛ и ее клубов, а уж для «Арсенала» точно. Неизвестно, какие этические баталии сейчас кипят внутри клуба вокруг Месута, но конфликт уже гораздо больше, нежели просто политическое высказывание одного футболиста-мусульманина.

Сейчас не только политики разбились на лагеря, которые несложно сконфигурировать. Но как сегодня разобьются во мнении миллионы болельщиков, чьи клубы волей-неволей будут втянуты в этот конфликт? В том числе и сотни тысяч поклонников футбола в нашей стране? Ежедневно, читая новости о любимых клубах, они будут встречать информацию о конфликте с Китаем, в котором каждый раз говорится об уйгурах, но… умалчивается о казахах.

Это называется широчайший резонанс, развивающийся как снежная лавина. Сегодня о собратьях по вере и по крови уже высказываются даже футболисты — простые парни, виртуозы мяча, проявляя высокую степень зрелости.

А как же наши «профессиональные» лидеры политики? Что будет делать на этот раз офис нашего «профессионального дипломата, китаиста и единственного выразителя мнения от имени народа?» Ну или офис его патрона — «великого деятеля всея тюркского мира?» Это уравнение с двумя неизвестными.

Хотя, в принципе, ответ есть в конце учебника.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  39  =  47