Из околофутбольного скандала вокруг заявления немецкого футболиста турецкого происхождения Месута Озила все больше вытесняется слово «футбол» и все больше проявляется геополитика, а главное — двойные стандарты мировой политики в тех вопросах, когда она касается огромных бизнес-интересов спортивных и вещательных корпораций.

Конфликт убеждений всемирно известного футболиста-мусульманина с огромной страной, как я и предполагал в предыдущей публикации, развивается молниеносно и приобретает новые масштабы.

Корпорации Запада, да и в целом западная цивилизация, оказались перед выбором — убеждения или выгода. Этот категорично поставленный вопрос заставил дергаться всех. Если пока не всех, то скоро точно всех, поскольку это вопрос принципа, базовых ценностей, вынесенных Месутом Озилом на первый план мировой политики.

Некоторые издания сообщают, что на сегодняшний день не только имя Месута вымарано из «китайнета», но и название клуба «Арсенал». Китай энергично ведет войну по всем фронтам, вполне обоснованно надеясь, что заставит западные корпорации предпочесть блага их обширного рынка, нежели убеждения в необходимости свободы слова и в защиты прав человека. На очереди давление на Месута рекламных спонсоров и Лиги.

А сегодня появилось сообщение, что имя Озила в Китае стерли… из телефонной версии футбольной игры PES2020! Из игры, Карл! То есть Китай намеревается решительно наказать футболиста за призыв защитить уйгуров в «лагерях перевоспитания» и в целом от политики нарушения прав человека в этой стране. Еще он хочет это сделать «образцово-показательно», как бы заявляя Западу прямо в глаза — а никуда вы от нас не денетесь, от нашего рынка и выгоды, которая вам дороже ваших ценностей.

Неожиданно деятельная поддержка Озилу пришла из Германии. Футбольный клуб «Кёльн» решительно отказался открывать академию футбола в Китае. Президент «Кёльна» Вернер Вольф заявил, что «зарабатывать деньги любой ценой для него не вариант» и что «В Китае права человека массово игнорируются», а «со слежкой и преследованиями дела обстоят гораздо хуже». И он знает об этом не понаслышке, поскольку лично сам часто посещал эту страну и следил за ситуацией прав человека в ней.

Газета «Гардиан» обозвала правление «Арсенала», которое сразу самоустранилось от заявления своего игрока, «малодушным», написав уничижительно «представьте себе франтов из правления клуба», которых «душит жаба при упоминании будущих прибылей от продажи маечек, коммерческих сделок и возможностей», которые ему открывает Пекин.

Многие заподозрили Озила в том, что такой активностью в политике Месут старается оттенить спортивные провалы «Арсенала» и свои личные. Но это вряд ли. Тот же «Гардиан» сообщил, что Месут «тщательно следил за многочисленными панельными заседаниями и работой групп ООН, обсуждавших заточения миллионов уйгуров».

В свое время Озил решительно выступил против проявлений расизма в немецком футболе, говоря: «Когда мы побеждаем — я немец, а когда проигрываем — я турок-эмигрант». Немногие догадались, что дело не в расизме, а в нацизме, которое является страшным обвинением именно в контексте Германии. Страшно представить, что было бы, если бы Месут выдержал все смысловые значения — Германию трясло бы до сих пор.

Немцы предпочли замять конфликт — оказалось удобным, что Озил к тому времени жил вне страны — в Англии, играя уже за «Арсенал». Но по его вопросу немецкое общество тогда раскололось — многие энергично поддержали Озила, другие же зацепились за слово «расизм» и утверждали, что с ним проблем в Германии нет.

Также вокруг Озила развернули истерию из-за фото с Эрдоганом, с которым у Германии не очень тёплые отношения. Немцы обвиняли Озила в том, что он якобы подписал это фото «Мой президент», будучи гражданином Германии.

На самом деле ничего такого Озил не писал, это сделал другой немецкий турок — Илкай Гюнодган — игрок «Сити». Он быстренько признал свою неправоту, покаялся, извинился и продолжил играть в футбол.

Но Озил сумел доказать, что обладает твердым характером, если речь идет об убеждениях. Он не стал лепетать оправдания, что не писал этой подписи, а просто взял и пригласил Эрдогана на свою свадьбу. К слову — Озил поддерживает его в большей степени потому, что политика Эрдогана основана на пропаганде мусульманских традиций, а сам Озил является истым мусульманином.

Итак, многомиллиардная страна против одинокого потомка янычаров. И великий экзамен Запада на глазах у миллионов болельщиков и людей в общем.

Так вот моя предыдущая публикация касалась того, что это экзамен не только для Запада, но и Казахстана, его внешней и внутренней политики, и казахов, как этноса, как нации.

Почему мы оказались в ситуации, когда некому замолвить слово за казахов? И вообще-то, уйгуров тоже? Ведь они часть нашей нации, часть народа Казахстана.

А потому, что мы живем в обаянии той самой многовекторности внешних отношений, которая сложилась еще на заре независимости и продолжает пылиться на полках МИДа до сих пор.

 Я уже говорил на некоторых публичных площадках, что самой главной иллюзией многовекторности является то, что она якобы представляет собой систему безопасности Казахстана от внешних угроз.

Вначале это выглядело вполне резонно, но постепенно стало ясно, по крайней мере мне, что нынешняя многовекторность — это не система безопасности Казахстана, а система безопасности режима Назарбаева.

На чем строилась эта многовекторность? На том, чтобы завести сюда как можно больше иностранных инвесторов, которые в свою очередь были бы заинтересованы в безопасности своих вложений, а значит и в безопасном развитии Казахстана. Основные вектора безопасности — это Западная Европа, США, Россия и Китай. Иногда прибавляли мусульманский мир.

Вы прекрасно знаете, при каких условиях появлялись у нас иностранные инвесторы. С кем и о чем заключались договора, которые по сей день засекречены и их условия не раскрыты народу Казахстана. Почему, все тоже понимают.

Самым латентным вектором экономических сделок стало китайское направление. Если раньше о каждом новом западном инвесторе кричали на каждом углу, то история появления китайских займов и их внедрения в экономику страны, была покрыта каким-то непонятным туманом неизвестности. А более того, туманом слухов.

Почему возникла такая необходимость напускать туман? Непонятно. Но «китайские товарищи» уж очень часто недоумевают, а чего вы так нас не любите? Мы же не просто так пришли? Нас же ваше правительство позвало! Поэтому и прозвучала та памятная и оскорбительная отповедь одного китайского официального лица нашему правительству, что «оно не дружит с головой». Сами позвали, сами отдали, но не можете объяснить своему народу, что это хорошо. Вот у нас в Китае — правительство сказало народу «это хорошо» и он вдруг сам понимает — «это хорошо».

В обычных условиях это casus belli или, по меньшей мере, всякие санкции типа искусственных визовых барьеров, депортации «шпиёнов» и прочая дипломатическая буза, призванная показать — мы обиделись. Но мы… не обиделись. Почему?! Я не люблю нашу власть, но тогда мне стало обидно «чисто за наших» — если правительство народа «не дружит с головой», то народ вообще сборище безмозглых ишаков, разве не так?

Однако выяснилось, что право оскорблять нас тоже оказалось куплено нашими партнерами вместе с обязательством охранять… нет, не нас. А от нас.

Да-да. Вся эта обширная группа «инвесторов» обеспечивает режим безопасности не нам, не народу, не нации, а тем, кто правит нами, и, по их же мнению, не всегда «дружит с головой», но… Есть одно но. На Западе уже давно правит стратегия «Сомоса, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын». Россия тоже любит работать «со своими сукиными сынами». Вот теперь и у Китая есть свои «сукины сыны» и неважно, что они «не дружат с головой».

Вот поэтому о казахах некому…. Не потому, что Димаш мог бы, но лучше ему не следует (как говорилось в комментариях к моему предыдущему посту). И вообще кроме Димаша есть много казахов за рубежом, которые могли бы поддержать Месута Озила и воспользоваться приглашением китайского МИДа «поехать и увидеть все своими глазами». Но дело ведь не в этом.

А дело в том, что из самой страны никто из официальных «гигантов» не станет поднимать эту тему, ни китаисты-профессиональные дипломаты, ни лидер тюркского мира, потому что это идет против ИХ многовекторной системы безопасности. А мы с вами…

Мы с вами, и казахи, в частности, предоставлены сами себе, и нет у нас систем ни тюркской, ни мусульманской безопасности, ни западной, ни восточной — она работает на тех, кто нами правит и всё.

Мы не дружим с головой. Но не с той, которая у нас на плечах, а с той, которая у нас на троне. Потому что она давно не дружит с нами. Не дружит, потому что, извиняюсь, друзей не трахают.

В общем так. Написал Месуту Озилу на его личный аккаунт в Инстаграмме со словами поддержки и следующим предложением: если он решится и откликнется на предложение китайских официальных лиц «посетить Синьцзян и лично убедиться во всем» ( я убеждаю его, что это было бы правильно, что это шанс), то я прошу разрешить присоединиться к нему (в этой поездке).

У него 21 млн подписчиков только в инсте, на публикации о Китае — полмиллиона лайков и около 100 тысяч слов поддержки, не считая веток. В Твиттере вообще сумасшествие. Попытаюсь пробиться через этот пласт. С моей стороны это, конечно, самонадеянно, но я попытаюсь. Ведь все в руках Всевышнего, и судьба моего народа, видимо, тоже только лишь в Его.

Предвижу скепсис, что китайцы будут показывать потемкинские деревни, где счастливые уйгуры, казахи, кыргызы будут уверять нас в том, что счастливы. Но прикол в том, что я — из совка, меня не проведешь. У нас, бывших советских, чуйка на все это дерьмо. Где-то же должно пригодиться это долбаное советское наследие? Вот и поглядим.

А пока, Месут, давай, жги!

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code