На этот пост меня подвинул рассказ выжившего в таразской «бойне» МЧС-ника. Судя по его словам о том, что их несколько раз направляли в опасную зону, и при этом откровенно лгали об отсутствии опасности взрывов — это была именно бойня. И у этой бойни есть прямые виновники, которые своими приказами отправляли людей на верную смерть.

Пожар и последующие взрывы произошли 26 августа близ казахстанского города Тараз в Жамбылской области на складе в воинской части. Там, как утверждали военные, хранились преимущественно инженерные боеприпасы, которые не имели большой дальности разлета. Погибли 15 человек.

Приказы эти были заведомо преступными, и те, кто их отдавал — знали об этом. Когда они приказывали пожарным идти туда, где в любую секунду могли взорваться боеприпасы, они знали, что грубейшим образом нарушают самый главный документ — Устав спасательных служб, и самую главную его концепцию.

В свое время мне довелось служить в спасательных частях. Это было начало девяностых, об МЧС тогда никто не говорил, ведомство это возникло после Спитака… Тогда это были различные спасательные службы — в горах, на воде, горногазоспасатели…

Спасатель идет туда, откуда все остальные бегут. Да, это так. Но при этом спасатель должен знать — его жизнь в приоритете. Когда спасатели заходят в зону, непригодную для дыхания и жизнеобеспечения, обнаруживают там пострадавшего, и начинают его эвакуацию, есть момент, о котором не особо распространяются, но он занесен в Устав, который написан кровью погибших.

Дело в том, что если при эвакуации пострадавшего один из спасателей получит травму, при которой он не сможет передвигаться, и возникнет выбор, кого оставить на время в зоне поражения, а кого эвакуировать — Устав предписывает эвакуировать спасателя, а не пострадавшего. И всякий, кто отступит от этого требования, совершит уголовное преступление и будет судим.

Это требование Устава обеспечивает самое главное для спасателя, заходящего в зону поражения: уверенность в том, что его не бросят. Это то, что помогает спасателю рисковать собой, исполняя свою работу. Он должен верить, что вернется — домой, в семью, к детям. И это — правильно. Потому что то, что для всех — катастрофа, от которой нужно бежать, для него — работа, служба, призвание.

В Таразе не было необходимости рисковать жизнями пожарных. Военные, понимающие, что к чему, знающие — что у них горит, первыми покинули опасное место. Такие возгорания тушат с применением бронетехники и специальных средств, и технологий. Те, кто отдавал приказы пожарным «идти и тушить» — преступники, которые в этот момент заботились лишь о своей карьере, о том, чтобы побыстрей ликвидировать возгорание, минимизировать тяжесть взысканий. Других мотивов у них не было.

Я знаю, как расследуются подобные проишествия: следователь берет в руки Устав, и выясняет — что было сделано по Уставу, а что — нет. Те, кто отдавал приказы — нарушили Устав. Они должны за это ответить. По-мужски и по-человечески.

Соболезную семья погибших. Ваши близкие — герои.

Героям — слава. Власть сейчас должны не только наказать виновных, но и обеспечить достойную жизнь близким погибших. Не сделать этого — тоже преступление.


Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here