Home Анализ Проекты и прожекты. Почему вызывают скепсис инициативы Токаева

Проекты и прожекты. Почему вызывают скепсис инициативы Токаева

Неделю назад президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев своим указом утвердил десять национальных проектов. Через пять лет, а именно таков срок реализации каждого из проектов, мы заживем… хорошо, наверное.

Скептицизм на тему того, что с данными проектами завтра будет лучше, чем вчера, базируется на том, что за тридцать лет независимости мы видели уйму программ, проектов, концепций, стратегий и прочей макулатуры, что тоннами производят чиновники, но стало ли жить лучше?

Последние «танцы с бубнами» в исполнении государственных мужей вокруг роста цен на всё и вся наводят на мысль, что если в правительстве не могут решить одну проблему (а ее решение может стоить всех  десяти проектов, вместе взятых), то стоит ли замахиваться на иные, тем более «глобальные» и «эпохальные»?..

Как вы яхту назовете 

Разрабатывали национальные проекты год с лишним, ведь соответствующее поручение главы государства содержалось в его послании от 1 сентября 2020 года.

«Следует прекратить подготовку государственных программ с большим количеством показателей и индикаторов. Пора перейти на формат лаконичных национальных проектов, понятных всем гражданам. В качестве целеполагания следует определить главенство результата над процессом», — сказал тогда Касым-Жомарт Токаев.

То есть давайте в будущем называть программы проектами (с 2022 года нацпроекты полностью заменяют действующие госпрограммы на предстоящие 5 лет) – и они станут понятными и исполнимыми. Переименование – наше всё.

Перечень национальных проектов, утвержденных президентом РК 13 октября 2021 года:

 

1. «Качественное и доступное здравоохранение для каждого гражданина «Здоровая нация».

2. «Качественное образование «Образованная нация».

3. «Ұлттық рухани жаңғыру».

4. «Технологический рывок за счет цифровизации, науки и инноваций».

5. Национальный проект по развитию предпринимательства.

6. «Сильные регионы – драйвер развития страны».

7. «Устойчивый экономический рост, направленный на повышение благосостояния казахстанцев».

8. «Зеленый Казахстан».

9. Национальный проект по развитию агропромышленного комплекса.

10. «Безопасная страна».

Только мы это ведь уже проходили. Реформа правоохранительных органов началась в 1998 году переименованием милиции в полицию. И тогда же она и закончилась.

Еще один государственный муж – Алихан Байменов, занимавший в свое врем пост главы агентства по делам госсслужбы – в 2012 году предложил изъять из реестра государственных должностей слово «бастык», заменив его на «басшы» или «жетекшi»: мол, в народном представлении под «бастыком» кроется образ «небожителя, перед которым только дастарханы накрывают».

Стали ли после этих словесных трансформаций «менты» «копами», а «басшы» ближе к народу, чем «бастыки»? Вопрос риторический. Тем более что утверждение «Как вы яхту назовете, так она и поплывет» опроверг сам автор — капитан Врунгель — когда выиграл парусную регату на яхте под названием «Беда», хотя изначально она называлась «Победа».

 Нарисуем, будем жить 

Что касается конкретики в реализации нацпроектов, ее пока немного. Известно лишь, что общий бюджет составляет порядка 16 триллионов тенге за пять лет. Примерно 13 триллионов тенге из республиканского бюджета и 3 триллиона тенге из местных бюджетов в качестве индикаторов уже заложены в проектах и будут перераспределены с других статей.

Одновременно планируется привлечь для реализации нацпроектов примерно 33 триллиона тенге частных инвестиций (как привлечь – вопрос интересный).

Однако до старта проектов осталось чуть больше двух месяцев, и возникает резонный вопрос: не превратятся ли проекты в прожекты?

Изначально слова «проект» и «прожект», заимствованные из французского языка, в русском языке означали одно и то же. Но со временем «прожект» стал применяться исключительно в ироничном ключе, означая что-то совсем неисполнимое. Можно сказать, прожект —  это средство пустить пыль в глаза.

Классическим примером прожектёрства являются мечты гоголевского помещика Манилова из «Мертвых душ»: «Как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян».

Чтобы этот прожект превратился в проект, Манилову следовало бы посчитать, какие нужны ресурсы, сколько это будет стоить, укладывается ли все это в его возможности — то есть, научно говоря, предпринять действия для создания продукта в соответствии с заданными требованиями.

Нет слов, национальные проекты, утвержденные президентом, хороши, но пока они представляются не более чем «прожектами» или популистскими лозунгами.

От «полдевятого» до «без десяти девять»

Вступая в должность президента, Касым-Жомарт Токаев заявил, что является преемником курса, проводимого своим предшественником. Однако период правление Нурсултана Назарбаева наверняка запомнился казахстанцам рядом программ, которые канули в лету, так и не выйдя на задаваемые изначально параметры. Предлагаем вспомнить несколько подобных.

Так, в рамках послании образца 2007 года Нурсултан Назарбаев объявил о старте программы «100 школ, 100 больниц»: в течение трех лет в стране должно было появиться именно столько новых объектов образования и здравоохранения. Однако победные реляции о закладке объектов вскоре сменились рутиной долгостроев и коррупционных скандалов. Естественно, в поставленный президентом трехлетний срок чиновники не уложились, программу постоянно, из года в год продлевали, а потом и забыли вовсе.

Ее инициатор вспомнил о ней всего лишь раз.

«За прошедшие годы в рамках программы»100 школ, 100 больниц» из 103 запланированных объектов здравоохранения построено только 58. Так нельзя работать. Акимы куда смотрят? Это здоровье людей, эта ваша задача, прежде всего. Почему деньги выделяем? Там и рабочие места, там и люди. Зачем тогда мы планировали столько? Зачем мы об этом объявляем? То, что мы планируем, должно быть всем обеспечено конкретно: сказано — сделано. Не можем — не надо говорить об этом», — высказался президент на заседании правительства в январе 2012 года.

И слово свое — «не говорить» — Назарбаев сдержал: в прессе никакой информации о итогах программы не приводилось, да и сам он об идее строительства 100 школ и 100 больниц в последующих посланиях не вспоминал.

Ответственности тоже, как водится, никто не понес.

В январе 2008 года президент вознамерился разнести в пух и прах такое социальное зло, как коррупция, озвучив «Десять сокрушительных ударов по коррупции». Но то ли боксеры оказались слабоваты, то ли били они не туда, куда надо, но за минувшие 13 лет коррупция не только не уменьшилась, но и чуть-чуть подросла и окрепла, о чем говорит официальная статистика.

Если в 2008 году Агентство РК по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями выявило 1413 коррупционных преступлений, то в 2020 году было зарегистрировано 1632 преступления. Согласимся, рост незначительный, но, так или иначе, он есть.

Конечно, можно возразить, что за это время борцы с коррупцией стали больше работать и больше выявлять. Но ведь среди десяти ударов содержался и такой, как предупреждение коррупционных действий, профилактика. А получилось как в старом анекдоте: «Нас бьют – а мы крепчаем».

Впрочем, справедливости ради, заметим, что конкретных сроков, когда удары достигнут своей цели, в программе не ставилось. Поэтому можно предположить, что где-то они еще до сих пор продолжаются.

Не менее показательной представляется программа «Питьевая вода».

Задача обеспечения ста процентов казахстанцев чистой водой, начиная с «нулевых» годов, перекочевывала из одной программы в другую и в 2020 году осела в государственной программе жилищно-коммунального развития «Нұрлы жер» на 2020-2025 годы.

Будучи президентом, Нурсултан Назарбаев заявлял, что в среднем по республике уровень доступа к питьевой воде должен составить к 2020 году 98%. Чиновники называют другие цифры. Так, в июне 2019 года Роман Скляр, тогда занимавший пост министра индустрии и инфраструктурного развития, говорил о том, что этот показатель будет достигнут в 2023 году.

А в октябре 2020 года уже премьер-министр РК Аскар Мамин заявил, что население Казахстана обеспечат питьевой водой к 2025 году.

Но чтобы соблюсти объективность, надо сказать, что в истории независимого Казахстана есть и исполненные программы – по крайней мере, нас пытались в этом уверить. Мы говорим, наверное, о самой громкой и амбициозной – стратегии «Казахстан-2030», вошедшей в историю как «Казахстан – полдевятого». (Кстати, такое название эта программа получила с легкого языка самих чиновников: даже на официальных мероприятиях они не произносили название документа полностью, а ограничивались «Казахстан – двадцать-тридцать»).

Принятая в далеком 1997 году и рассчитанная, соответственно, на 33 года, она оказалась исполненной в… 2012 году. Так в своем послании 14 декабря 2012 года заявил сам Нурсултан Назарбаев: «Основные задачи, поставленные Стратегией-2030, выполнены, другие — в процессе выполнения».

Главная цель стратегии «Казахстан-2030» заключалась, как помнится, во вхождении Казахстана в 50 самых развитых стран мира. По словам первого президента, этой цели в 2012 году мы почти достигли:

«В результате по итогам 2012 года мы войдем в число 50 крупнейших экономик планеты по объему ВВП. В рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума Казахстан уже занимает 51 место. Сегодня мы в шаге от нашей цели».

Правда в том же 2012 году в иных, более «узких», если можно так сказать, рейтингах, Казахстан выглядел далеко не столь блестяще. В частности, в «Рейтинге самых здоровых стран мира» от агентства Bloomberg Казахстан в 2012 году находился на 111-м месте по соседству с Габоном, Сенегалом, Йеменом и Эритреей. А в «Рейтинге правовых государств» World Justice Project у Казахстана было 74-е место из 97, недалеко от Сьерра-Леоне и Гватемалы.

Так что говорить о вхождении Казахстана в 2012 году в «пятидесятку самых-самых» и выполнении тем самым стратегии «Казахстан-2030» мы бы поостереглись. Тем более что, когда не выполняются отраслевые программы, как можно говорить о реализации глобальных…

Между тем, раздававшаяся критика не помешала властям заявить новую стратегию «Казахстан-2050», которая по аналогии с предыдущей получила в народе название «Казахстан-без десяти девять».

Но тут не надо быть большого ума, чтобы понять, что к 2050 году большинство авторов этой стратегии, скорее всего, уйдут не только из властных коридоров (люди смертны), и спросить за ее или провал будет не с кого.

…Подводя итог, напоследок хочется сказать, что так уж сложилось в независимом Казахстане: обязательность принятия той или иной госпрограммы вовсе не означает обязательности ее исполнения. И уж совсем наивным будет полагать, что за ее неисполнение кто-то будет отвечать.

Хотелось бы надеяться, что нацпроекты Токаева избегнут этой участи, но… почему-то в это не верится…

 

ПОДДЕРЖИТЕ НАС! 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы заткнуть рты журналистам и запугать тех, кто осмеливается писать о них правду. В таких условиях редакции могут рассчитывать только на поддержку читателей. 

 

KZ.MEDIA – молодой проект. Редакция нашего медиаресурса не зависит ни от власти, ни от олигархов. Для нас нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА! 

 

Помогите нам рассказывать вам ПРАВДУ о ВАЖНОМ

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер телефона 8 777 681 6594  или на номер карты 5169 4971 3344 9037.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

NO COMMENTS

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here