Странная история о том, что Казахстан получил доступ к внутренней системе соцсети Facebook и теперь сможет удалять любой нежелательный контент, бурно обсуждается казахстанским пользователями. Как выяснилось, чиновники из министерства информации, мягко говоря, ввели народ в заблуждение. 

Перипетии заявлений и опровержений о сотрудничестве нашего Министерства информации и общественного развития и Facebook ввели нашу сетевую общественность в недоумение и заставили ее нервно хихикать в блогах, пишет telegram-канал «Всемирное шежире».

«Сначала МИОР объявил о том, что IT-гигант пошел на сотрудничество с властями. Затем американцы что-то опровергли. Потом глава Минправды Аида Балаева прописала все черточки в «ө» — текст был согласован с одним из подразделений бигтех-компании.

«Министерством информации и общественного развития переговоры велись с региональным офисом компании Meta (Facebook) по региону Китая, Монголии и Центральной Азии с местом дислокации в Гонконге», — Балаева с некоторой иронией опубликовала такой пост как раз в Facebook.

«Шежiре» писал, что Казахстан взял за образец опыт России, Узбекистана и Китая. Во всех странах рассудили, что раз соцсети сотрудничают с американской госбезопасностью, то и с любой другой при определенных условиях будут. Надо только создать соответствующие условия. О том, какие предложения, от которых трудно отказаться, Нур-Султан делает IT-компаниям, поручили рассказать зашкваренному депутату Айдосу Сарыму и дочери генерала КНБ Динаре Закиевой. То есть проверенным людям — скажут то, что нужно.

И нам сказали прямым текстом, чего хочет государство.

«Нам важен не офис, а (..) менеджеры, которые будут сотрудничать с нашими судами или чиновниками», — объяснял депутат. Иногда он начинал говорить о себе во множественном числе — то ли намекая, что государство это он, то ли — что инициативу спустили сверху (почему-то у нас считается, что Facebook — по-прежнему площадка с важными общественными дискуссиями, хоть это уже давно не так). Цитату приведем полностью, чтобы было понятно, для чего все затеяно. «Мы должны иметь понятный государственный орган (МИОР, как выясняется), который имеет законные рычаги и прописанные регламенты. В случае судебных решений этот орган должен иметь право даже блокировать тот или иной ресурс или конкретно противоправный контент или аккаунт. Это лучше, чем когда некие непонятные партизанские структуры тупо «отрубают» сайт или блокируют его по непонятным основаниям», — вещал наш инициатор законопроекта.

Нам сказали следующее: «Помните, как раньше кто-то блокировал ресурсы и никто официально не брал на себя ответственность, хотя все понимали, кто это делает? Так вот, теперь у государственного органа будет железобетонное правовое основание делать то же самое безо всякого стеснения».

Свою неблаговидную роль в этом деле Сарым предельно четко понимает. Он сам сказал, что его будут проклинать и заявил следующее:

«Сегодня соцсети — это про что угодно, но только не про свободу слова». Соцсети, по его (точнее, мы знаем, чьему на самом деле) мнению, превратились в тоталитарные структуры и инструменты. Поэтому государство будет сотрудничать с этими самыми тоталитарными соцсетями, чтобы что? Чтобы привнесли больше свободы в Facebook и Twitter? Свобода — это рабство, война — это мир. Нет, надо добавить больше регулирования и возможностей блокировки. Товарищ майор будут с модератором работать рука об руку. Если можно алгоритму Цукерберга банить кого-то, то чем хуже наш чиновник? Возьмемся за аудиторию с двух концов. 

Для внутренней казахстанской политики все тривиально: чиновники действуют по понятному протоколу — надо пытаться контролировать все, что можно контролировать. И решения принимают непублично и чаще всего непубличные люди (нет, иногда и они могут подмигнуть общественности — вон, блогеры хвалят книгу председателя КНБ). И в гиперинформационном и ультрацифровом обществе регулятор контента становится аналогом Нацбанка. МИОР четко обозначил свои амбиции. Аида Галымовна уверенно идет к увеличению своих полномочий. Минправды и будет тем самым «понятным государственным органом». 

Страховать его будет еще более понятный, но еще менее публичный. Все как в госаппарате — поди различи, где люди в штатском, а где в гражданском. Главное — все делают общее дело. От нашего имени общаются с этими тоталитарными соцсетями».

НАПОМНИМ, ЧТО накануне МИОР РК распространил сообщение о том, что Facebook предоставила Казахстану эксклюзивный доступ к внутренней системе уведомления о контенте (Content Reporting System).  

 

Однако директор Meta Platforms (владелец сети Facebook) по политическим коммуникациям в Азиатско-Тихоокеанском регионе Бен МакКонахи опроверг это заявление. По его словам, заявления не было, но были переговоры, а что касается  доступа, то он есть у многих стран мира — то есть речь не идет о каком-то эксклюзиве.

 

В ответ министр информации и общественного развития Аида Балаева заявила, что текст размещенного ранее заявления был  согласован с руководством  регионального офиса — того, что в Гонконге. 

 

Подробности в нашем видео.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here