Надо полагать, что намеченный на февраль съезд правящей партии будет первым политически значимым событием для Казахстана в новом 2020 году. Официальная повестка заявлена: принятие новой программы партии, подготовку которой лидер «Нур Отана» поручил премьер-министру на ноябрьском совещании.

Отсюда многие наблюдатели сделали стандартный вывод – грядут досрочные выборы в Мажилис. Этот прогноз базируется на известном посыле. Нурсултан Назарбаев намерен, как всегда, сыграть на опережение. За пару месяцев ныне существующие партии не успеют отмобилизоваться, а новые пройти процесс регистрации. В таких условиях шансы «Нур Отана» на удержание абсолютной монополии в представительных органах власти значительно возрастают.

Прежде, чем соглашаться с такого рода прогнозами, стоит разобраться, какие меры необходимы для реализации досрочных выборов в условиях двоевластия.

Для начала предстоит прекратить полномочия действующих депутатов. В отличие от маслихатов самороспуск палат парламента в нашей Конституции не предусмотрен. Распустить Мажилис вправе только президент после консультаций с его председателем и премьер-министром. Он же обладает правом назначения новых выборов, которые должны пройти в течение двух месяцев. Таким образом, быть или не быть досрочным парламентским выборам решать главе государства.

А что Токаев? Пойдет ли он на такой шаг?

Объективно, президент никак в этом не заинтересован. Ему есть резоны подождать, когда на политическом поле появятся альтернативы, способные достойно конкурировать с партией его предшественника. Поэтому, если Токаев и согласится издать соответствующий указ, то, надо полагать, попросит за подпись высокую цену. Например, пост председателя «Нур Отана» или хотя бы собственную квоту на формирование кандидатских списков. Одним словом, чтобы провести досрочные выборы в Мажилис, Библиотека должна пойти на серьезные уступки Токаеву.

Но так ли уж нужны елбасы эти досрочные выборы, чтобы ради них делится своими прерогативами?

Доминирование Нурсултана Назарбаева во всех важнейших политических вопросах обеспечивается за счет конституционного большинства его партии (более 3/4 голосов), способной преодолеть даже президентское вето. В условиях двоевластия повторить подобный результат на новых выборах становится трудно выполнимой и весьма рискованной задачей. Достаточно будет остальным партиям, допущенным на выборы, взять в совокупности 25-30% мандатов, и «Нур Отан» лишится качественного преимущества над президентской вертикалью. Это может кардинальным образом изменить сегодняшний баланс сил между дуумвирами. Тогда уж действительно Назарбаеву придется идти на существенные компромиссы с Акордой.

Поэтому возникает вопрос, есть ли смысл на год раньше времени (!) оставлять господствующие высоты? В течение 2020 года может произойти много неожиданных событий и политических пертурбаций, в результате которых у клана первого президента возникнет нужда внести изменения в законодательство, включая основной закон – Конституцию.

Некоторые такие изменения напрашиваются уже сейчас. Например, учитывая, что в будущем «Нур Отан», скорее всего, не возьмет прежнего количества мандатов, для Библиотеки было бы весьма дальновидно снизить параметры преодоления парламентом президентского вето, а также уменьшить влияние президента на другие ветви государственной власти.

Есть и другие предположения относительно того, что произойдет в феврале. В частности, политолог Андрей Чеботарев сделал смелый прогноз, согласно которому на съезде Нурсултан Абишевич уступит свой партийный пост Дариге Нурсултановне. Версия вполне логичная с точки зрения династийной передачи власти. Но рассмотрим ее с позиций других политических акторов.

Уход Нурсултана Назарбаева с еще одного поста будет неоднозначно воспринят государственным аппаратом, особенно на фоне перманентных слухов о плохом состоянии его здоровья.

А как отнесется Касым-Жомарт Токаев к тому, что бразды правления партией передадут не ему, официальному преемнику елбасы? Такой, прямо скажем, недружеский шаг дает Токаеву моральное право на ответные действия. Самым очевидным поступком был бы выход из руководства «Нур Отан» и вообще из партии. Тем паче что перехода к равноудаленности главы государства от политобъединений давно ждут многие симпатизанты действующего президента.

Мне могут возразить, что на такой демарш у Токаева не хватит политической воли. Но давайте себе представим заседание политсовета «Нур Отан» после съезда. Председательское кресло займет Д. Н. Назарбаева, а рядом, но где-то сбоку расположится глава государства К. К. Токаев. Картинка наверняка разлетится по социальным сетям. Поступиться собственной гордостью было еще приемлемо перед елбасы, старшим и по авторитету, и по возрасту, и по действующему законодательству. Дарига Назарбаева – иное дело. С волей у нашего второго президента, вероятно, и в самом деле есть проблемы, но не до такой же степени!

Вместе с тем, выход Токаева из «Нур Отана» – козырная карта в игре дуумвиров. Конечно, популярность Токаева не настолько велика, чтобы его уход существенно снизил поддержку правящей партии. Но такой шаг пошлет отчетливый сигнал всей политически активной части общества. Одним из свидетельств того, что заход с этой карты Токаев держит в рукаве, можно считать его периодические встречи с представителями других политических партий и гражданскими активистами.

Таким образом февральский съезд «Нур Отана» может стать своего рода точкой бифуркации, определяющей дальнейшее развитие транзита власти в Казахстане. И решение должен принять именно Нурсултан Назарбаев. Если он не решится на свои политические реформы, предусматривающие существенное сокращение президентских полномочий, то после очередных (или внеочередных) парламентских выборов такой возможности у него может уже не быть.

Такой поступок для Назарбаева не может быть легким. Ему придется разрушать созданную своими руками конструкцию власти и пускаться в плавание по ветреному морю конкурентного парламентаризма, где, даже несмотря на преобладание в материальных ресурсах, есть риск потерять контроль над исполнительными и, что особо важно, правоохранительными органами.

Но какая тому есть альтернатива? Вероятность того, что следующий (да хотя бы и нынешний) суперпрезидент, раньше или позже, вознамерится низвергнуть все существующие памятники елбасы и водрузить там свои гораздо выше. Для такого опытнейшего политика, как Нурсултан Абишевич, было бы наивным рассчитывать на незыблемость указа №184, которым Токаев поделился с ним частью своих полномочий. При негативном сценарии развития событий для второго президента не составит труда указ переписать.

Подвигнуть нового лидера на отказ от политики преемственности может что угодно: и старые обиды, и необходимость свалить на кого-то текущие экономические проблемы. Словом, все будет зависеть от прихоти одного человека. Помешать пересмотру оценки исторической роли Нурсултана Назарбаева в постназарбаевский период наследники елбасы никак не смогут. Их рычаги влияния будут работать только в условиях конституционно закрепленного верховенства парламента над исполнительными органами.

В заключение отмечу еще раз: столь драматичный и судьбоносный выбор Назарбаеву предстоит сделать именно в 2020 году. Не позже.

P.S. Примечательно, что на недавней пресс-конференции Владимир Путин, за действиями которого вынуждены чутко следить оба наших дуумвира, не исключил, что и в России в ближайшее время может усилиться роль Госдумы, в связи с чем изменятся полномочия и президента, и правительства. Призрак парламентаризма уже бродит по бескрайним просторам Евразии.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code