Воспоминания напомнили, что ровно год назад я написал рассказ о том, как узнал нюансы ввода тенге в 1993 году. Узнал от человека, с которым пересекся лишь раз, но глубокое уважение к которому сохранил на долгие годы.

Сегодня ушел Даулет Хамитович Сембаев. Очень и очень печально…

…Сегодня многие вспоминают день рождения нашей валюты. Кто-то еще помнит, что и почем покупали. Кто-то сравнивает курсы доллара. Then and now. Все сетуют, все вздыхают, но, тем не менее, почти все радуются.

Я, к сожалению или к радости, в этот знаменательный для страны день был далеко от Родины. Учился в Америке. Жил под Нью-Йорком и новости получал из дома по телефону. О том, что ввели собственную валюту, узнал от родителей и чувства тогда были смешанными.

Какая она, новая валюта? Как выглядит? Что сколько стоит? И на душе тихая радость, вернее гордость. За страну. Медленно, но верно мы откалывались от рыжебородых северян. Хотелось домой, в гущу событий, хотя в голосе родителей были слышны недоумевающие нотки. Им было непривычно, что вчерашние деревянные тысячи и миллионы в одночасье превратились в единицы и десятки.

Буквально через несколько месяцев нас, студентов учившихся в Нью-Йорке и окрестностях, попросили помочь встретить большую казахстанскую делегацию, которая приезжала в штаб-квартиру ООН.

Это был визит тогдашнего руководителя страны. В сопровождении премьер-министра А. Кажегельдина, многих членов кабинета, советников и журналистов. Народу прилетела толпа.

Нам, студентам, доверили рассадку по автомобилям и сопровождение делегации. Думаю, вы не удивитесь, если скажу, что закончилось это хождением по магазинам. Помню как волновались с ним перед гостиницей «Уолдорф Астория», когда перед ней выстроилась вереница длинных лимузинов. Работники нашей миссии при ООН дали списки членов делегации. Мы должны были всех встречать в фойе и рассаживать по машинам. Нам студентам было немного страшно, поскольку мы почти никого не знали в лицо, да и коленки дрожали при мысли, что мы вскоре увидим столпов нашей молодой государственности.

С горем пополам упихали всех по машинам, умудрившись при этом оставить себе один пустой лимузин. Помню как ехали в правительственном кортеже в штаб — квартиру ООН и щерились, опустив окно. Махали из машины людям, пролетая перекрестки, которые блокировали копы на мотоциклах. Молодые, счастливые, борзые. Жалко ехать то… с Лексингтон до Второй Авеню.

После завершения официальной части, ближе к вечеру второго или третьего дня, народ стал разбиваться на группы по интересам. Кто-то остался в гостинице, меня же отправили с группой товарищей в магазин. Я устроился на переднем сиденье лимо и попросил водилу оставить окно в салон открытым, приготовясь провести экскурсию по городу.. Но не понадобилось. В машину село человек пять или шесть. Снявших галстуки, расстегнувших верхние пуговицы сорочек, расслабившихся после долгой, напряженной близости к тогдашнему президенту.

Я помню, что в машине ехал Марат Тажин, кажется бывший советником в АП, Даулет Хамитович Сембаев, руководитель Нацбанка и еще кто-то. Поскольку уже никакого полицейского эскорта у нас не было, вскоре мы плотно встали в пробке. Мы с водителем нервничали. Пассажиры с любопытством рассматривали заманчиво приоткрытый минибар. Я улыбнулся, когда весело зазвучали фужеры и легкий аромат виски поплыл из салона. Водитель подмигнул мне. Пробка была монументальной.

Я сидел и грел уши разговорами за моей спиной. Вернее за небольшой перегородкой. Кто-то поздравил Сембаева (с чем не расслышал) и Даулет Хамитович своим слегка скрепучим голосом отозвался. Незаметно их беседа свелась к обсуждению, как вводилась тенге.

Я тогда много что для себя узнал об истории появления нашей валюты. Сейчас это уже большая и известная история, а тогда это было откровением. Тихим, посмеивающимся в усы, голосом очень уставшего человека. Он не раскрывал деталей и не выдавал тайн, вскользь рассказывая о взаимоотношениях с Москвой, выдавливавшей нас из рублевой зоны. О технических проблемах в общем. О радости, когда удалось все организовывать, разработать, защититься и сделать это. Коротенький рассказ. Буквально на два тихих тоста. Но сколько в нем было силы. Сколько гордости. И сколько усталости.

В магазине я просто ходил с ним рядом, договорившись с остальными, где и когда мы встретимся. Даулет Хамитович особо никуда и не пошел, но, если память мне не изменяет, мы купили подарок его внучке или внуку. Мы вышли на улицу, где ждали остальных. И много курили.

Для меня жизнь с тенге началась в тот зимний нью-йоркский вечер 1994 года, рядом со спокойным и мудрым человеком.

Вечная память…

Видеокадры из интервью Даулета Сембаева на канале "Гиперборей". Август, 2020
Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here