Энергетический кризис пришел «неожиданно», и это только начало. На самом деле, мы его долго готовили и вот он тут – всерьез и очень надолго. То же самое происходит в других сферах. Главная причина всему одна – командно-ручное управление ценами и, следовательно, движением инвестиционного капитала.

Отсутствие бензина, дизтоплива, электричества объясняется в первую очередь искусственно низкими ценами на эти продукты.

Цена, не покрывающая полную стоимость товара (себестоимость+прибыль), – это не благо, а ложный сигнал рынку.

В нормальных условиях движением цены, скажем вниз, рынок дает ориентир производителям – ваш товар не востребован или его слишком много, или ваша себестоимость выше рыночной. И производитель сокращает выпуск данного товара или снижает цену, если может.

Откуда взялся кризис в нашей сегодняшней жизни? Спрос на нефтепродукты и электричество вырос, а производство отстало. И что происходит при «регулируемых» ценах – правильно, дефицит. То есть товара нет в наличии.

А почему его нет в наличии? Потому что рынок делает своё дело.

Бензин и дизель вывозят в соседние страны, где он дороже, кто как может. Грузовики заправляются под завязку в Казахстане перед выездом в РФ или приезжают с пустыми баками оттуда.

Электричество нельзя вывести в баке и поэтому пользователи — майнеры сами сюда приехали и «потребляют» дешевый товар на месте.

И что теперь будет? Если ничего не изменится, то прогноз плохой и надолго.

Оставим на сегодня нефтепродукты в стороне и поговорим об электричестве. Тем более зима на носу.

На днях дал интервью каналу Атамекен, они собрали очень хорошие вопросы. Давайте их повторим и ответим еще раз. Чтобы не было много букв, придется разбить пост на части, а пока начнем с первого вопроса по порядку.

Почему сегодня страна столкнулась с дефицитом электроэнергии?

Почему оператор вынужден ее ограничивать, а страдает в конечном счете рядовой потребитель?

Если говорить про «сегодня», то причина в том, что сошлись в ряд «случайные» события. Во-первых, в октябре произошли крупные аварийные ситуации на Экибастузской ГРЭС-1 и 2, принадлежащих «Самруку» и на Аксуской ЭС («Евроазиатская энергетическая корпорация» – ERG).

«С интервалом в несколько часов на Экибастузской ГРЭС-1 и ГРЭС-2 аварийно отключились крупные энергоблоки мощностью по 500 мегаватт. Также на электростанции АО «ЕЭК» аварийно остановлен котел со снижением генерации на 150 мегаватт.

В условиях уже имеющегося дефицита мощности данные аварийные отключения на электростанциях приведут к недопустимым отклонениям мощности на границе с энергосистемой России, с перегрузкой межгосударственных линий электропередачи с угрозой возникновения системной аварии», — говорилось в сообщении KEGOC.

Эти аварии совпали по времени с моментом, когда:

«При этом в плановом ремонте находятся энергоблок №2 на Экибастузской ГРЭС-2 мощностью 500 МВт (отработал без вывода в ремонт 12 304 часа при нормативе ежегодной работы 6570 часов) со сроком завершения ремонта 27 ноября 2021 года, энергоблок №7 на Экибастузской ГРЭС-1 мощностью 500 МВт (отработал без вывода в ремонт 25 968 часов при нормативе ежегодной работы 6570 часов) с завершением 11 ноября 2021 года. На электростанции АО «ЕЭК» находится в плановом ремонте блок №4, срок завершения ремонта турбины и одного котла – 12 ноября 2021 года.

Включение вышеуказанного генерирующего оборудования значительно повысит возможности в выработке электроэнергии для нужд потребителей Республики Казахстан.

8 ноября 2021 года после накопления достаточного уровня воды включена в работу Мойнакская гидроэлектростанция мощностью 300 МВт. При этом в аварийном ремонте суммарно продолжает находиться генерирующее оборудование, в т.ч на региональных ТЭЦ, общей мощностью 1150 МВт.

В предстоящий осенне-зимний максимум нагрузки ожидается 17 000 МВт при собственной генерации 16 540 МВт. Недостаток генерации, равный 540 МВт, будет покрываться за счет перетоков из РФ, в том числе за счет организации импорта», – говорится в заявлении.

Это про аварийную ситуацию.

А, во-вторых, кроме этого, сказалось резко возросшее потребление со стороны майнеров цифровых валют. Ещё цитата:

«По нашим оценкам, суммарная мощность потребления зарегистрированных майнеров составляет порядка 600 МВт, «серых» майнеров – 300-400 МВт».

То есть, по оценке, майнеры «съели» 1 гигаватт (1,000 мегаватт) мощности. Это много, примерно 7% от всей мощности, но я не согласен с тем, чтобы валить все на майнеров. Они, как говорится в восточной поговорке, стали той «соломинкой, которая переломила хребет верблюда». Ситуация давно была тяжелой, просто в дополнение к авариям, майнеры помогли быстрее понять, что за картинкой «благополучия» скрывается большая беда.

Для анализа проблемы дефицита электроэнергии нужно чуть-чуть вспомнить историю вопроса. Советский Казахстан на пике в 1991 году потреблял в районе 100 млрд. кВт*ч в год. Затем последовал развал страны и распад промышленности, и потребление упало в середине 90-х годов вдвое, был период полных блэкаутов (помните, появление Трактебеля, Access и AES, которые во многом спасли ситуацию, но потом их «попросили»?). С конца 90-х потребление стало расти и, буквально 5-6 лет назад мы вышли опять на уровень 1991 года.

Все эти годы практически новых мощностей, не считая появления ВИЭ в последние годы, не вводилось – ограничивались ремонтами. Из относительно нового есть турбина на Карагандинской ТЭЦ-3, достроили Мойнакскую гидростанцию. Ну и за 5 лет с 2015 года введено в строй почти 2,000 МВт мощностей на ветре и солнце, практически без госучастия за счёт инвесторов. Без 4 млрд. кВт*ч, которые дают эти мощности на ВИЭ сейчас было бы ещё хуже.

Можно подбить баланс, как говорится, для ровного счёта. На картинке внизу выложены практически все мощности Казахстана и их возраст. Большинство из них, откровенно говоря, свое уже отжили. Их ремонты и восстановление обходятся в колоссальные деньги, когда это делается. На сайте ЕЭКа указано, что только на два агрегата они потратят почти полмиллиарда долларов.

В итоге, что мы имеем. Так называемая, установленная (по тех паспорту) мощность в РК на сегодня без малого 23,000 МВт. Из них располагаемая, то есть реально имеющаяся – 19,300 МВт. Но реально работающих (в работе, не в ремонте) мегаваттов у нас от силы 15,000. Потребление в этом году в пиковые часы потребует до 15.5-16 тыс. МВт. Дефицит будет ощутимый в 500-1000 МВт, это примерно как будто не хватает Экибастузской ГРЭС-2.

Если перейти от мощности к количеству энергии, то нам не будет хватать от 5 до 10 млрд. кВт*ч по году. И взять неоткуда (в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане очень жёсткий дефицит и без нас), кроме как в РФ. А они уже нас ждут с коммерческими ценами, так что какие будут тарифы — я не знаю.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here