Эта статья Сергея Дуванова  вышла в газете «Голос Республики» №05 (136) 12 февраля 2010 года. Публикуем ее снова для тех, кто не помнит об этой трагедии.

Прошло четыре года. Чем дальше мы отдаляемся от этого трагического события, тем рельефнее воспринимается трагизм случившегося 11-12 февраля 2006 года. Политическое убийство. Убили политика, политического лидера. Убили идейного вдохновителя и теоретика оппозиции. Убили жестоко, цинично, демонстративно.

Не будем говорить об официальной версии убийства. И следствие, и суд в этом процессе были откровенным издевательством над понятием правосудия. Пусть это останется несмываемым позором на совести следователей и судей, как, впрочем, и убийство Заманбека Нуркадилова. Мы им не судьи — Бог им судья.

Давайте взглянем на происшедшее глазами беспристрастных наблюдателей из 2010 года. Что мы имеем из того, что при всех усилиях заинтересованных лиц власти так и не смогли утаить от Истории.

С ведома и при участии

Начнем с фактов, которые признаны даже самой властью.

Первое — в исполнении приговора участвовали сотрудники спецпод­разделения Комитета национальной безопасности. То есть КНБ имеет непосредственное отношение к смерти оппозиционного лидера. Другие задействованные в казни лица имели отношение к другим структурам правоохранительных органов. Все они — выходцы из силовых структур.

Значит, мы можем, не кривя душой, сказать, что Алтынбек Сарсенбаев, Бауыржан Байбосын и Василий Журавлев были казнены при участии КНБ. Это неоспоримый факт.

Оперативное фото с места убийства Алтынбека Сарсенбаева, Бауыржана Байбосына и Василия Журавлева.

Другой факт, зафиксированный в ходе процесса, — убийство организовано одним из высокопоставленных чиновников. Правда, сам повод — «на почве личной неприязни» —ничего кроме смеха не вызывает. Этот мотив явно притянут за уши следствием: очевидно, что у г-на Утембаева не было оснований убивать. Нет никаких сомнений в том, что он причастен к убийству, но это явно была не его инициатива. Приговор Алтынбеку был вынесен другими, и эти другие находятся в структуре власти.

Главный вопрос — кто они? Понятно, что это те, кто мог приказать и Утембаеву, и сотрудникам КНБ. А это значит, что под подозрением оказываются самые высокопоставленные люди государства. Следуя правилу презумпции невиновности, мы не можем их назвать. Мы можем выдвигать гипотезы, высказывать предположения, выстраивать логические схемы. Все это не будет иметь правовой силы. Как в случае с обвинениями бывшего зятя президента Рахата Алиева. Увы, пока не будет серьезных доказательств, фактов, документальных подтверждений,  у нас нет права кого-либо обвинять. Это с формальной, юридической стороны.

Глас народа

Но есть и другая сторона, которая не подчиняется формальным законам. Это то, что называется общественным мнением.

Чтобы понять, что это такое, нужно просто выйти на улицу и спросить первого встречного: «Кто убил Алтынбека Сарсенбаева»? И вы все поймете.

Общественному мнению чужда презумпция невиновности, ему не нужны факты, документы и свидетели. Общественное мнение строится на совершенно других принципах, оно далеко от научности и порой нелогично.

Так, наше общественное мнение исходит из того, что факты можно подтасовать, документы —фальсифицировать, а свидетелей — застращать, купить или даже убить. И поэтому глупо пытаться переубедить узун-кулак и направить его в нужное русло.

Наше общественное мнение строится на основе понимания того, что следствие, прокуратура и суд находятся на коротком поводке у власти, и поэтому веры им не может быть. Это специфика формирования нашего общественного мнения.

Кто-то скажет, что такое мнение формирует оппозиционная пресса, у которой власть всегда не права. Но это неправда.

Даже если бы оппозиционная пресса молчала, никто бы не поверил, что Нуркадилов зверски застрелился. Никто бы даже не засомневался в том, что зверское, хладнокровное убийство трех человек произошло из-за какой-то статьи в газете. Не нужно держать людей за дураков.

Те, кто живет в Казахстане, очень хорошо знают цену своей власти, знают, чего стоят полицейские, следователи, судьи, знают их повадки, знают, на что они способны. Так что можно сказать, что общественное мнение при всей его, казалось бы, несерьезности порой куда более адекватно оценивает происходящее, чем политики, судьи и прочие заинтересованные лица.

Так вот, на уровне обыденного сознания убийство Алтынбека Сарсенбаева и его помощников однозначно на совести высшего руководства страны.

Каинова печать

Таким образом, есть две версии убийства Алтынбека Сарсенбаева и его помощников. Официальная, оформленная решением суда, и неофициальная, ничем не оформленная, но тем не менее реально присутствующая в обществе.

При всем том, что официальная версия оперирует конкретными именами, она не внушает людям доверия. Тогда как в неофициальной, напротив, все предельно анонимно. Есть твердое понимание того, что это заказ из власти, а в остальном — простор для воображения. И при этом неофициальная версия господствует в обществе.

Соответственно, до тех пор, пока общество доподлинно не узнает имя заказчика убийства, оно будет считать, что это преступление совершила власть как таковая. И до тех пор эта каинова печать будет лежать на этой власти. В общественном мнении власть — убийца, власть —преступник.

Это логика обыденного сознания, если она кому-то не нравится — их проблемы. Но она есть, и из нее делается вывод: либо власть должна очистить себя в общественном мнении, а для этого ей нужно сдать настоящего заказчика, либо обществу нужно избавляться от этой власти. Других вариантов нет.

Задача в том, чтобы эта логика, вырастающая из анализа общественного мнения, вела дальше. Мало понимать, кто стоит за убийством Алтынбека, важно признавать, что это не случайность, что это демонстрация способности власти расправляться с любым, кто встает у нее на пути. Важно осознать, что власть на этом не остановится, что для нее больше нет запретных зон, что нет ничего недозволенного.

Вывод напрашивается сам собой: власть, вставшая на путь самосохранения, преступно опасна.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code