Последние заявления Айсултана Рахата (Назарбаева) примечательны тем, что проявили если не новые, то значимые обстоятельства. С одной стороны, внутрисемейный конфликт не удалось локализовать. Блудный сын и внук не успокоился и сохраняет возможность выхода в информационное пространство. С другой стороны, его инвективы (кем бы они не инспирировались) приобрели явно выраженный политический характер.

В стране с полноценными государственными институтами скандалы схожего порядка влекут немедленную отставку политиков любого ранга. Причем добровольную. Стать частным лицом – самый проверенный способ избежать неудобных вопросов, в том числе и касающихся ближайших членов семьи. У нас, увы, иные стандарты и нравы. От «вмешательства в личную жизнь» Даригу Назарбаеву спасает усиленная охрана. Но как долго она может находиться под информационным прессингом?

В эпоху двоевластия создать комфортную зону тотального умолчания уже не получается. Скандал тиражируется и обсуждается не только традиционно-оппозиционными СМИ, но и интернет-ресурсами и блоггерами, которые еще недавно отрабатывали «государственный заказ». Кроме того, громкие заявления Айсултана привлекли внимание видных зарубежных средств массовой информации, а на них запреты и анафемы нашего министра правды Даурена Абаева не распространяются.

Семейная драма бьет по репутации всего большого клана Назарбаевых, но прежде всего по старшей дочери Дариге. Из надежной опоры семьи она превращается в ее токсичный актив. Год назад подобные издержки грозили примерно ничем – посудачат и перестанут. Но теперь не так просто наносить свежую позолоту на сакральный образ елбасы, а скандал разрастается со скоростью вирусной рекламы. Единственным решением, способным купировать его негативные последствия может быть только уход Дариги Назарбаевой из публичной политики. Однако, для оценки всех возможных последствий этой истории, важно представлять себе общую ситуацию, в которой оказался ее отей.

Влияние Нурсултана Назарбаева сегодня держится на трех китах: Совете Безопасности, Сенате и Мажилисе. Потеря даже одной опоры чревато обрушением всей конструкции. Можно ли найти адекватную замену Дариге в Сенате? Вопрос не простой.

Политическое значение фигуры председателя Сената трудно переоценить. Определяется оно не только тем, что при определенных обстоятельствах он может занять пост президента. Его подписи стоят под постановлениями об утверждении в должности председателя и членов Верховного суда, руководителя Национального банка, Генеральной прокуратуры и Комитета национальной безопасности.

Голосуют за спикера, разумеется, сенаторы, но из 49 депутатов палаты 15 назначаются президентом. Около половины из остальных 34 депутатов предстоит выбрать местным маслихатам в начале нынешнего лета. То есть достаточно десятка лояльных Токаеву кандидатур, и он получит в Сенате большинство. Но даже и не имея большинства, а полагаясь на своего председателя и своих назначенцев, Токаев значительно усилит свое влияние.

Очевидно, что пост руководителя верхней палаты парламента был одним из важнейших пунктов неформальных договоренностей между уходящим президентом и его преемником в прошлом году. Поэтому, замена второго в государственной иерархии должностного лица может стать поводом и предметом для пересмотра всего пакета прежних транзитных соглашений.

Казалось бы никаких неожиданностей при замене председателя произойти не должно. Действующие сенаторы пока никак не проявляли своей неблагонадежности в отношении Библиотеки. Но, может быть, не было достойного случая? Допустим, голосуя за нового руководителя, они останутся лояльными и в этот раз. Но, с другой стороны теперь Касым-Жомарт Токаев находится в ином статусе. Он не преемник, а избранный президент, имеющий исключительное право выдвижения кандидатуры председателя.

Все это ставит елбасы в уязвимую позицию.

Как бы то ни было, наступает период поиска политического компромисса. Де-факто – заключения нового соглашения между дуумвирами.

Назрели (или уже идут) переговоры первостепенной важности. Фактор времени предопределяет, что инициатива должна исходить от елбасы, поскольку у Токаева меньше резонов торопиться.

Излюбленная и много раз апробированная Назарбаевым тактика выжидания в этот раз вряд ли ему поможет. Для него решением будущих проблем может быть только трансформация Конституции, предусматривающая существенное ограничение президентских полномочий.

На сегодняшний день Назарбаев еще располагает теоретической возможностью продавить такие изменения даже вопреки желанию Токаева. В его распоряжении полный контроль над обеими палатами парламента, правительством, прокуратурой, ЦИК и Конституционным советом.

Но времени для принятия судьбоносного решения не так много. Конституционная «замятня» в московском улусе вскоре закончится, неумолимо приближаются парламентские выборы, а семейный скандал, как ржавчина, разъедает авторитет елбасы и его присных. Усиливаются и без того бурные брожения в истеблишменте. Соответственно, переговорные преимущества Библиотеки ослабевают, а цейтнот сужает пространство для маневра. Назарбаев и партия «Нур Отан» в предстоящих электоральных кампаниях будут только терять свои позиции, и хайп вокруг Айсултана играет в этом существенную роль.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

57  +    =  66