Президент дал интервью «Информбюро». На первый взгляд, оно может показаться дежурным и простым, но я из того поколения, что привыкли читать между строк. И вот что я там разглядел.

В частности, Токаев говорит:

«…мы должны пересмотреть наши подходы к вопросу межнациональных отношений… все национальности, проживающие здесь, являются единой нацией… ускоренное развитие должен получить казахский язык.., но я не умаляю значение русского… жители Казахстана должны знать его на высоком уровне…»

Эти же мысли, но уже на свой манер, я пытался донести в своем материале, посвященном Кордайским событиям. (Кто читал, тот в курсе). Сегодня Токаев сам поехал на Кордай и это правильно. Президент должен увидеть все своими глазами и сделать свои выводы. Что касается моих выводов, то они таковы.

Во-первых, я не смотрю на ситуацию фронтально. То есть, я не виню тут ни казахов, ни дунган. Дело тут вообще не в противостоянии этносов. Причина в другом. В чем? В общей культуре и образовании. И тут лучше на примере, чтоб понятнее было.

Вот я жил когда-то в Штатах. Через дорогу от меня располагалось СТО. Там работали выходцы из Европы, сербы, если быть точнее. Один из них как-то повздорил с владельцем роскошного БМВ. Тот был родом из Ирландии. Слово за слово, в итоге подрались. Вмешалась полиция. Долго разбирались. Разговоров потом было на целую неделю. Но самое главное – в разговорах этих никто не говорил, что повздорили серб с ирландцем. Говорили – «поссорились механик с хозяином БМВ». Слышите разницу? То есть, подрались два человека, а кто они там по национальности, никого не интересовало.

Сравнение, возможно, не совсем корректное, поскольку они там все вначале американцы, а потом уже сербы, ирландцы, арабы, китайцы и все остальные. Но в этом-то и таится разница. В восприятии проблем. В культуре человеческих взаимоотношений. А что до чистоты крови, то там гораздо важнее не чья кровь в тебе течет, а какого она качества? То есть, буквально, какой у ней состав и биохимические особенности, какая группа? А их, как известно, четыре.

Самая популярная – первая, а самая редкая – четвертая. Так вот, если завтра тот же серб-механик загремит вдруг в больницу, и ему придется делать переливание крови, то вполне может статься, что его донором окажется тот самый ирландец, которому он сломал нос. Возможно, он спасет ему жизнь.

Следовательно, американцы, и вообще весь западный мир в большинстве своем, смотрят на эти вещи иначе: вначале стань человеком, достойным отцом, послушным сыном, преданным другом, полезным специалистом, добрым соседом… И в этом списке персональных данных твоя национальность не так уж и важна. Да, конечно, она имеет значение, но далеко не решающее.

И вообще, если задуматься, твоя национальность – это не твоя заслуга. Это вообще не заслуга. Это – случайность, которую ты не мог прогнозировать и которую ты не мог выбрать. Это просто данность. Свидетельство о рождении – это не вузовский диплом, за который надо попотеть. Это просто фиксация фактов: место, дата, отец, мать. Все.

Замечательно, что ты гордишься принадлежностью к родной истории, но опять же – к подвигам отцов ты не имеешь никакого отношения. У всех народов мира, как правило, были славные отцы, чаще всего они воевали, совершали подвиги. Но тебе повезло, ты родился в другое время. Значит, у тебя другая задача. Как минимум – не позорить наследие, быть достойным хранителем славных традиций, не бросать тень на их дела.

К слову сказать, на Западе (в той же Америке) это поняли сравнительно недавно, лет тридцать-сорок назад. И теперь любой работодатель в тех странах, в число которых мы стремимся попасть, при найме в штат оценивает кандидата по умению лучше всех выполнять свои обязанности. А кандидат, соответственно, чтобы получить достойное место и упростить себе жизнь, стремится овладеть языком страны, в которой живет. Потому что без него тяжело. Так поставлено дело. Короче, тут интерес обоюдный. Поэтому Токаев и говорит, что казахский в конце концов станет доминирующим. И это естественный процесс.

Но и тут нельзя все сводить к языку. В Швейцарии, к примеру, официально существуют четыре законодательно принятых языка. В Ватикане – три. В Испании официально действуют множество провинциальных наречий: арагонский, галисийский, каталанский, валенсийский, астурлеонский… И если во всех этих языках есть что-то от государственного испанского, то басков вообще никто не понимает. У них свой язык. И никого это не напрягает.

А вы знаете, что в Китае вообще – 292 (!) живых языка. Общепринятым стандартным считается путунхуа. Он заодно является и официальным. Но это не мешает многочисленным этническим группам общаться на своем родном, который распространен только в данном регионе.

Это как, если бы в Шымкенте говорили на своем шымкентском, в Атырау – на атырауском, в Костанае на костанайском и т.д.

Я хочу сказать, что не в языке дело. Вернее, не столько в языке, сколько в другом. В чем? Опять же – на примере.

Представим, к примеру, что на какой-нибудь заправке сцепились Ашот с Бериком. И что? Какой будет первая версия? Скажут, подрались армянин с казахом. Потому что мы привыкли смотреть на ситуацию именно под таким углом. А это говорит в первую очередь о мышлении на уровне рефлексов. О внутренних комплексах. О низкой общей культуре в конце концов. А я убежден: культурные люди постараются решить конфликт без рукоприкладства, даже если у них есть противоречия.

И надо помнить: все младенцы плачут на одном языке. Это уже потом, когда они начинают говорить, они говорят на разном. Как и Бог. Он всех нас понимает одинаково, но мы же все обращаемся к нему на своем. Так ведь? Но когда мне говорят, что в одном только ауле на Кордае действуют сегодня двадцать мечетей… Это уже перебор. А сколько там школ, интересно? Максимум три, наверное… Мы ж все-таки светское государство, а не исламское. Так, во всяком случае, мы себя позиционируем. А пустоты заполняются. Таков закон природы.

Я постоянно об этом говорю и пишу. У нас реально произошла гуманитарная катастрофа. Не замечать этого уже нельзя. Мы превратились в страну маргиналов. С потерей образования и культуры мы потеряли последние нравственные ориентиры. А культура присутствует везде.

Она присутствует даже в стиле и формах проведения общественных мероприятий. В проведении тех же митингов, к примеру. Они у нас, к сожалению, давно превратились в место открытого противостояния, где одни выполняют приказ, а другие хотят быть услышанными.

Но вот появился новый термин «слышащее государство». Это тоже радует. Но я бы хотел, чтобы помимо «слышащего», оно было еще и «видящим, заботливым, думающим и безопасным». И самое главное – чтобы оно было Культурным. Тогда пазл сложится. А без культуры ничего не получится. Потому что культура предполагает ответственность.

О чем и говорит Токаев:

«Мирные собрания… могут проводиться в отведенных властями местах, причем не на окраинах…организаторы и местные власти будут нести обоюдную ответственность за поддержание общественного порядка…»

Дальше.

Пока читал текст интервью, мне на память пришли слова Рейгана о феномене Америки… По-моему, это была его последняя речь в качестве президента. Так вот, он говорил про письмо одного рядового американца. Тот задал ему вопрос, в чем феномен Америки. А именно там были такие слова:

«Вы можете уехать во Францию и остаться там жить, но вы никогда не станете французом. Можете уехать в Японию, Китай, Турцию, еще куда-нибудь, но и там вы не станете японцем, китайцем или турком. А приехав в Америку, вы через какое-то время становитесь американцем. Как это получается?»

Полагаю, всем стоит над этим задуматься. Всем – кто живет тут, в Казахстане. И когда Токаев говорит, что мы все тут «казахстанцы», что мы «единая нация», то это ко многому обязывает. И с этим тезисом я лично согласен.

И, наконец, последнее. Джакишева надо выпускать.

Наказание должно быть соразмерным преступлению. Мухтар и без того натерпелся. Я б даже сказал – чересчур. А наше государство не должно быть чрезмерно жестоким. Да, оно должно быть для своих граждан справедливым. Но также оно должно быть милосердным и сострадательным. И мудрым.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code