«Многие рассказывают также, что какой-то гадатель предсказал Цезарю, что в тот день месяца марта, который римляне называют идами, ему следует остерегаться большой опасности*. Когда наступил этот день, Цезарь, отправляясь в сенат, поздоровался с предсказателем и шутя сказал ему: «А ведь мартовские иды наступили!», на что тот спокойно ответил: «Да, наступили, но еще не прошли»». (Плутарх, «Сравнительные жизнеописания»).

С начала года отношения Акорды и Библиотеки выглядели если не благостно, то, по меньшей мере, бесконфликтно. Главные передряги – погром в Масанчи, коронавирус и разоблачительные посты блудного внука – не были инспирированы конкурирующими сторонами, а приходили извне. Однако фраза елбасы о том, что «парламент должен играть ключевую роль в формировании правительства» была произнесена не ради того, чтобы походя подбодрить спикера Мажилиса Нурлана Нигматулина. Она предвещает, что затишье не будет долгим. В этом контексте отмена съезда «Нуротан», и созыв заседаний политсовета (18 марта) и его бюро (5 марта) можно расценивать как тактические маневры, приготовления к решающему сражению.

О том, что предстоящим мероприятиям придается особое значение, говорит не только нагнетание страстей в анонимных телеграм-каналах, но и реальные факты. Так, например, точные даты созыва обоих руководящих партийных органов были определены и оглашены слишком уж заблаговременно. Необычная скрупулезность партийной канцелярии объяснима, если предположить, что для достижения нужных результатов необходимо присутствие ключевых участников. В первую очередь это касается, конечно, действующего главы государства, чей персональный график труднее всего скорректировать.

Зафиксируем это обстоятельство: Библиотеке зачем-то понадобилось пренепременное присутствие члена партбюро Токаева К.К.

Про возможные мотивы и назревшую потребность проведения переговоров между дуумвирами я достаточно подробно писал в статье «Второй транзит» от 17 февраля. Если изложить ее содержание в два предложения, то суть проблемы Нурсултана Назарбаева сводится к законодательному закреплению того, что сегодня мы уже наблюдаем на практике. А именно: члены правительства, включая премьер-министра, де-факто не слишком подчиняются главе государства, а все больше ориентируются на настроения в правящей партии и на ее лидера.

Для полноты картины отметим также, что в настоящее время елбасы располагает юридическими механизмами для достижения любых политических целей, вплоть до внесения изменений в Конституцию. Но ему важно, чтобы такие действия не смахивали на государственный переворот, а выглядели благопристойно и на нужных документах стояла подпись его визави, президента Токаева.

Вместе с тем, если Назарбаев все-таки решится на столь кардинальный шаг, то встает вопрос: как его реализовать? Кроме прочих препятствий есть важный протокольный нюанс, связанный с организацией переговоров. Первому президенту, психологически неловко самому поднимать вопрос сокращения полномочий своего преемника, это прямое покушение на дотранзитные договоренности. Но в кругу «товарищей» начать разговор на деликатную тему может кто угодно. Этот метод многократно обкатан в достопамятные времена, когда номенклатурная междоусобица вершилась именно на заседаниях бюро и пленумах КПСС.

Официальная повестка предстоящего партийного ареопага обозначена более чем расплывчато. Пресс-секретарь елбасы сообщил, что «будут обсуждаться основные задачи партии». Чтобы не значила эта фраза, стратегической задачей для лидера «Нуротан» остается сохранение своего влияния. Однако нынешний, сдвоенный механизм управления работает только в ручном режиме. По гамбургскому счету такое положение не устраивает обе стороны.

Обсуждение «основных задач партии» и проблем ее «перезагрузки», как их не крути, упирается во взаимоотношения партии со своими представителями во власти: министрами, акимами, депутатами. Поэтому будет логично, если некоторые члены бюро поставят вопрос о «совершенствовании» действующего законодательства.

Не стоит сомневаться, что многоопытный партаппаратчик Назарбаев способен выстроить сценарий заседания таким образом, что члену политсовета Токаеву не удастся отмахнуться от поставленных вопросов. Председатель при этом может занять позицию арбитра и миротворца, формулирующего общее мнение и подводящего итоги.

Может ли Токаев уклониться от неприятного и рискованного разговора, сославшись, на ту же занятость? Очень сомнительно. Назарбаев, в конце концов, предложит перенести и час, и даже дату заседания. Единственный обоснованный способ избежать выяснения отношений в кругу «идейных единомышленников» — заявить о приостановлении своего членства в партии. Увы, удобная для такого демарша возможность давно упущена.

Другой важный вопрос: способен ли Токаев отвергнуть «непристойные» предложения своих однопартийцев? Теоретически, да. Однако, за отказ придется заплатить весьма высокую цену.

Возможно, в сложившейся ситуации Касым-Жомарту Токаеву благоразумнее не цепляться за свои формальные, неработающие полномочия, а разменять их на какие-то реальные уступки. В таком случае он может попытаться переформатировать переговорный процесс, ибо в рамках партийного синклита у второго президента мало шансов на успешную контригру.

Мартовские иды наступили, но еще не прошли…


* Иды — в римском календаре так назывался день в середине месяца. На 15-е число иды приходятся в марте, мае, июле и октябре; на 13-е в остальных месяцах.

Салливан. «Убийство Цезаря». Ок. 1888

В мартовские иды (15 марта) 44 года до н. э. заговорщиками был убит Гай Юлий Цезарь. Согласно Плутарху, предсказатель предупредил Цезаря за несколько дней, что в этот день ему надо опасаться смерти. Встретив предсказателя по пути в Сенат, Цезарь сказал ему с насмешкой: «Мартовские иды наступили». «Наступили, но ещё не прошли», — ответил предсказатель. Через несколько минут Цезарь был убит. Фраза «Берегись мартовских ид!» из пьесы Шекспира «Юлий Цезарь» стала крылатой.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code