Неожиданная ротация в НСОД накануне заседания политсовета партии «Нур Отан» вызвала немало кривотолков в экспертной среде: было ли это решение добровольным со стороны членов Совета или их «ушли»?

Об этом (и не только об этом) в интервью с бизнесменом Арманом Шураевым.

— Арман, давайте начнем с главной новости недели – удовлетворение ходатайства Мухтара Джакишева в УДО. Как Вы расцениваете его?

— Думаю, Мухтар заслужил это давно. Он не враг государства, не враг своей родины. Все мы прекрасно понимаем, что он просто стал заложником обстоятельств, связанных с нашими политическими «сидельцами» Аблязовым, Алиевым и другими. Как и те 90% населения Казахстана, которые выступали за освобождение Джакишева, я тоже с ним не знаком лично, никогда не пересекался, но он мне глубоко симпатичен.

Мне известно, из какого глубочайшего, извините, дерьма он вытащил «Казатомпром» буквально за два-три года. Убежден, что это не благодаря конъюнктуре рынка случилось, а в силу его управленческих качеств. Более того, считаю, что ему надо дать год или полгода на реабилитацию и посадить в кресло как минимум вице-премьера, а, может, даже премьер-министра.

— Ну, это, вряд ли

— Это мои мечты, почему бы и нет?!  Знаете, я — мечтатель, и мои мечты обычно сбываются.

— А как Вы думаете, почему власти пошли на такой шаг именно сейчас, ведь ранее ему отказывали в УДО? К примеру, эксперты говорят о разных причинах, повлиявших на это решение: то, что Мухтара поддерживали почти все в Казахстане, смерть активиста Дулата Агадила, обострение внутриэлитного противостояния.

— Предполагаю, что это все вкупе сработало. Внутриклановая борьба на самом деле обостряется с каждым днем все больше и больше. Завтра (5 марта — ред.) будет заседание политсовета «Нур Отана», где мы можем заметить дальнейшее обострение этой борьбы. Понятно, что не всех устраивает президент Токаев. Есть группировки, у которых за пазухой миллиарды украденных из бюджета и из недр Казахстана денег, и они хотят сохранить их. А это возможно только будучи приближенным к президентскому креслу.

— А почему именно сейчас произошла вот эта ротация в НСОД?

— На мой взгляд, ничего экстраординарного не произошло (смеется). Потому что, как я уже говорил, НСОД нельзя назвать серьезной организацией, чтобы придавать этому событию такое значение. Ротация должна происходить в таком органе, из которого можно выйти в любое время или кого-то порекомендовать.

— Вы сами ушли или Вас «попросили»?

— Еще до нового года я предупредил, что хочу уйти, и порекомендовал людей, назвал конкретные фамилии.

— Эти люди, можете сказать, попали в Совет?

— Да, ко мне прислушались вроде, один из них стал членом нынешнего состава. Но назвать их имена я не могу, потому что еще есть два человека, которых я рекомендовал. Не надо переоценивать значение Нацсовета, нельзя говорить, что этот орган решает что-то серьезное в жизни страны. Все так же решается в тиши кабинетов, и мне не хотелось уже участвовать в этой «массовке».

Но тем не менее, у меня остались надежды на благоразумие людей, которые там остались, или на тех, кто управляет ими. Там есть 5-6 человек, которые имеют свое мнение, которых я знаю лично, и они вызывают у меня доверие.

Надежда умирает последней, как говорится.

Вы занимались в НСОД вопросами политических реформ, особо ратовали, помнится, за новый законопроект о мирных собраниях. Что думаете о варианте законопроекта, который сейчас обсуждается?

—  Не припомню у нас ни одного несанкционированного митинга, в ходе которого кого-нибудь убили или ранили, либо были какие-то погромы или что-то подобное. Народ, который у нас выходит на митинги, мирный, поэтому априори не должно быть каких-то мер, ограничений по месту проведения или по количеству людей. К примеру, почему недовольные политикой Китая в отношении национальных меньшинств должны собираться где-то за кинотеатром «Сары Арка», а не у посольства КНР?

Возле «Белого дома» в США митингуют же постоянно или во Франции, например, вообще «желтые жилеты» разбивали витрины, поджигали автомобили и ничего. Почему наши власти как огня боятся этих митингов, мне непонятно.

Такое ощущение, что законы о митингах у нас пишут те, кто их разгоняет, они пишут их под себя, чтобы удобнее было разгонять митингующих. Поэтому этот законопроект в нынешнем виде я не поддерживаю.

Правозащитник Евгений Жовтис еще 10-15 лет назад написал совершенно нормальный закон о митингах. Но его не пригласили на обсуждение. Меня, например, тоже обманули. Сказали, когда я входил в НСОД, что закон о митингах будет приниматься совершенно новый, и за основу будет взят проект, предложенный Жовтисом. В итоге от того законопроекта осталось только одно слово — «уведомительный характер». Вдобавок обложили драконовскими мерами и подпунктами.

— Хотела еще вот про что спросить. Вы, наверное, читаете телеграмм-каналы? Как Вы относитесь к тому, что в последнее время там очень много «слива», компромата, инсайда появляется?

— Честно говоря, не воспринимаю их как объективный канал информации. Они все анонимные, очень тяжело отследить, кто стоит за ними. Это абсолютные вбросы, «желтизна» всякая. Но тем не менее, это один из инструментов подковерной борьбы. Как медийщик со стажем я это понимаю.

Вы будете продолжать заниматься общественной деятельностью, политикой? Если да, то как?

— Одна из причин по которой меня пригласили в НСОД это, то, что я уже занимался политикой посредством социальных сетей. И я буду этим заниматься. У меня нет амбиций стать депутатом или еще кем-то. Мне не нужно никакой политической партии, движения, чтобы заниматься политикой. Мне достаточно иметь аккаунты в соцсетях, и чтобы на мои публикации реагировали.

 — Спасибо за интервью!   


Напомним, что, как сообщалось, «из Национального совета выведены Эльвира Азимова, Аружан Саин, Болат Палымбетов, Арман Шураев, Бахытжан Бухарбай, Азаматхан Амиртаев». Вместо них были включены депутат мажилиса Бакытбек Смагул, юрист Марат Башимов, председатель ОО «Мазмұндама» Шынгыс Мукан, генеральный директор Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана Арман Кашкинбеков, журналист Лаззат Кожахметова, координатор республиканского волонтерского движения «Акселератор добра» Айнур Сабитова».

Некоторые эксперты отметили, что ротация в НСОД прошла как раз накануне заседания бюро политсовета партии «Нур Отан», и что, возможно, этот шаг является реверансом в сторону «ястребов» и консервативного крыла политической элиты.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code