Экономические директивы, провозглашенные Касым-Жомартом Токаевым на последнем заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению, разочаровали даже вполне лояльных к нему членов Национального совета. Многие обратили внимание на то, что второй президент не вышел за рамки прежних стереотипов, изменилась только фразеология.

Так, «импортозамещение» стало «повышением самодостаточности казахстанской экономики», а «прорывные проекты» сменились «созданием активов, генерирующих долгосрочные доходы». По-прежнему много риторики о поддержке отечественных производителей, но политика протекционизма по отношению к ним будет оставаться не более чем благим пожеланием, пока Казахстан не выйдет из ЕАЭС и ВТО.

Речь Токаева полна самых противоречивых высказываний. С одной стороны, декларируется поддержка бизнеса: от индивидуальных предпринимателей до стратегических инвесторов, с другой стороны, предлагается классовый подход к налогообложению граждан. Желание вернуть национальный бизнес под отечественную юрисдикцию причудливо сочетается с политикой «недопущения давления со стороны недобросовестных кредиторов». В президентских тезисах тесно сплелись и конкурентный рынок, и государственный капитализм, и компактный аппарат управления, и намерение регулировать все, вплоть до цен на городских рынках.

Создается впечатление, что Токаев так и не определился со своими экономическими воззрениями, а его выступление подготовлено не профессиональными экономистами, а PR-специалистами. Их колоритный почерк бросается в глаза, текст речи выстроен в полном соответствии с «пирамидой потребностей» Абрахама Маслоу: от «защиты жизни и здоровья граждан», к «повышению доходов населения» и далее до «совершенствования системы образования».

Выступление Токаева нельзя считать новой программой действий, но некие целевые установки для ее разработки он обозначил широкими мазками. Однако, кто будет такую программу разрабатывать не вполне понятно. То ли «Государственная комиссия по восстановлению экономического роста», в которую преобразована ГКЧП, то ли созданный в январе «Центр анализа и мониторинга социально-экономических реформ», то ли администрация МФЦА, разрабатывающая новую «стратегию до 2025 года». Примечательно, что действующему премьер-министру Аскару Мамину президент такого поручения не дал.

Подобная чехарда на верхних этажах нашего управления происходила четверть века тому назад. В первой половине 90-х годов Нурсултан Назарбаев, вставший во главе независимого Казахстана, примерно таким же способом искал выход из кризиса после распада СССР. Тогда параллельно с правительством Сергея Терещенко возникали и пропадали в безвестности разнообразные «советы при президенте», упражнявшиеся в написании антикризисных программ: то с участием Григория Явлинского, то доктора Бэнга, то Акежана Кажегельдина. И если уж мы углубились в нашу новейшую историю, то стоит припомнить, что те творческие изыскания закончились не только сменой исполнительной, но и разгоном законодательной власти. Причем дважды.

В прошлый понедельник Токаев дал понять, что отправлять в отставку правительство в ближайшие полтора-два месяца он не собирается. Но и повода для оптимизма нет: Мамин получил не кредит доверия, а только отсрочку в связи с известными «форс-мажорными» обстоятельствами. Обозначены новые сроки для выполнения смутных президентских указаний – 1 июля.

Видимо, по замыслу нового главы государства, старорежимному кабинету предстоит взвалить на себя все коронавирусные тяготы. Но судя по тому, что премьер-министру не выпала честь писать новую программу, можно предположить, что после июльских юбилейных торжеств «восстанавливать экономический рост» поручат кому-то другому.

Смену правительства практичнее всего приурочить к выборам в Мажилис, чтобы перед новым депутатским корпусом токаевский премьер выглядел еще подающим надежды, без шлейфа ошибок и скандалов. С другой стороны, новым хозяевам Акорды наверняка не терпится самим заняться перераспределением бюджетных и внебюджетных финансовых потоков, поскорее разобраться с монстром «Самрук-Казына» и прочим «квазигоссектором». Именно так можно понимать слова Токаева о необходимости «до конца решить вопросы дальнейшей приватизации». Сделать же это можно, только убрав с дороги Мамина и других ключевых министров.

Какой резон возобладает в Акорде — пока не ясно.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code