Сегодня новый казахстанский министр здравоохранения Алексей Цой впервые вышел на пресс-конференцию, которая продлилась всего 15 минут. Поскольку ситуация с пандемией в Казахстане критическая, число заболевших и смертельных исходов растет день ото дня, и власть готова вновь объявить карантин, вопросов к новому главе Минздрава накопилось немало. Но в итоге ответы были даны лишь на несколько, и то самых «безопасных».

Незадолго до пресс-конференции министерство здравоохранения Казахстана опубликовало десять первостепенных мер по реагированию на потребности казахстанцев. Вчера Алексей Цой представил эти меры на совещании, посвященном борьбе с коронавирусом, с участием президента Токаева:

— разработка простых и понятных памяток по лечению инфекции на амбулаторном уровне;

— ускорение процедур поставки и закупа лекарств, стимулирование отечественных товаропроизводителей;

— повышение доступности диагностики путем расширения применения цифровых рентген-аппаратов в диагностике COVID-19 вместе с компьютерной томографией;

— расширение мощности лабораторий для тестирования, своевременные поставки тестов;

— организация заборов тестов мобильными бригадами при вызовах;

— максимально безопасное для пациентов оказание медпомощи на дому;

— внедрение дистанционных консультаций на амбулаторном уровне;

— оснащение стационаров ИВЛ-аппаратами;

— изменение порядка захоронения (хоронить умерших от коронавируса можно на обычных кладбищах, но с соблюдением санитарно-эпидемиологических и гигиенических норм);

— повышение эпиднастороженности граждан.

И именно об этих мерах Алексей Цой попытался рассказать более подробно журналистам сегодня.

Начал он начал с того, что в стране действительно сложная эпидемиологическая ситуация, и «практически каждая семья столкнулась с этим недугом». Но не все так плохо. Например, дефицита лекарств в стране нет, а то, что пишут в соцсетях, — провокация.

«Различные провокационные сообщения в мессенджерах и социальных сетях привели к тому, что население начало про запас скупать лекарства в аптеках. В особенности жаропонижающие препараты. В стране производится достаточное количество данных препаратов и доставка по регионам налажена.

Учитывая ажиотаж, сразу же было принято решение пересмотреть правила поставки и закупа лекарственных средств, отечественными производителями, поставлены крупные партии жаропонижающих препаратов, а также уже завезены «Ингаверин» 70 тысяч упаковок и «Терафлю» 49 тысяч упаковок, которые до конца недели будут поставлены на оптовые склады и в дальнейшем будут направлены в регионы. Данные препараты, согласно протоколам лечения, не применяются для лечения COVID-19 на амбулаторном уровне.

Наряду с этим, расширен выбор лекарственных препаратов в протоколе лечения, доступных на рынке. В настоящий момент на таможенных складах страны проводится оформление документов по оптовым партиям требуемых лекарственных препаратов, они поступят на прилавки аптек в ближайшее время», — заверил Алексей Цой.

По его словам, и с тестами на коронавирус в Казахстане проблем нет:

«Сегодня на рынке несколько диагностических тестов, в том числе от отечественных производителей. Правительством выделен почти 1 миллиард тенге на закуп 1,2 миллиона тестов. Запас этот будет постоянно поддерживаться, и тесты поступят в ближайшее время.

В Казахстане сегодня функционирует 46 диагностических лабораторий, только в Нур-Султане их пропускная способность 10 тысяч тестов в день. Планируется дополнительно закупить 20 ПЦР-анализаторов до конца августа. Это позволит в 2,5 раза повысить пропускную мощность в Наццентре экспертизы и увеличить охват населения тестированием на COVID-19.

Бригадами скорой помощи будет организован забор тестов на вызовах, и в каждом регионе планируется определить требования по охвату населения тестированием в зависимости от эпидситуации».

Глава минздрава уверен, что и компьютерных томографов в стране достаточно:

«Наблюдаются большие очереди на КТ легких. Сегодня у нас функционируют 135 томографов. Пневмония может быть также диагностирована на цифровых рентген-аппаратах, которые являются более доступными и дешевыми по стоимости. Данный метод диагностики будет также включен в клинический протокол диагностики и лечения Ковид-19».

Нет, по его мнению, и недостатка мест в больницах:

«Заполняемость стационарных коек по стране составляет в целом 60%, в городах Нур-Султан и Алматы она достигает 90%. В стране в 348 медицинских организациях были развернуты 26 тысяч коек для лечения пациентов с COVID-19. Планируется по стране до конца августа текущего года открыть 10 тысяч коек в стационарах, в структуре которых имеются оснащенные реанимационные отделения и палаты интенсивной терапии с аппаратами ИВЛ».

По его данным, общее количество функционирующих аппаратов ИВЛ составляет 3294 единицы, и дополнительно планируется купить еще 1 тысячу.

А вот бригад скорой помощи правда не хватает:

«Остро стоит проблема нехватки бригад и машин скорой помощи. В настоящий момент заключены договора на поставку 807 автомашин скорой помощи отечественного производства. Также отрабатывается опыт зарубежных стран по вводу «корона-такси» с привлечением сил автопарков, автотранспорта немедицинских организаций».

В планах Минздрава отладить поликлиническую работу:

«В сложившихся условиях наиболее верным решением мы видим максимально безопасное для пациентов оказание медицинской помощи на дому. Амбулаторно-поликлиническая помощь переводится в формат дистанционной работы».

А на уровне участков планируется создать порядка 3 тысяч мобильных бригад:

«Они будут обеспечивать выезд медработников к пациентам на дом, забор тестов на COVID-19, консультировать пациентов и назначать лечение, оформлять листы временной нетрудоспособности, а также удаленно проводить мониторинг состояния пациентов».

В ходе онлайн пресс-конференции журналисты задали министру десятки волнующих казахстанцев вопросов. Увы, ответил Алексей Цой лишь на некоторые из них. Мы хотим их обнародовать, потому что, на наш взгляд, они показывают остроту проблем в здравоохранении (что, заметим в скобках, совсем не стыкуется с заявлениями министра на пресс-конференции).

Вот, к примеру, список вопросов от журналиста Тамары Вааль из издания Vласть:

  1. Официальная статистика смертности, которую публикует Минздрав, не совпадает с данными управлений здравоохранения различных регионов. У вашего ведомства она занижена в разы. Примеры — Карагандинская, Атырауская, Мангистауская области. В чем причина расхождения данных?
  2. Сколько заболевших пневмонией зарегистрировано в Казахстане с марта? Сколько человек умерло от пневмонии?
  3. Почему случаи смерти от пневмонии не включаются в статистику смертности от коронавируса, несмотря на то, что именно он, вероятно, является причиной заболевания?
  4. В течение 10 дней во всех городах есть проблема с тестированием на коронавирус. Как это отразилось на данных о числе заболевших? Насколько вы видите сейчас полную картину эпидемии?
  5. В Алматы остановлено тестирование умерших на коронавирус. Каким образом вы можете установить полную картину смертности от него без этих данных?
  6. Давал ли Минздрав рекомендации по возвращению к жёсткому карантину? Когда были даны эти рекомендации?
  7. Как быть людям с онкологическими и другими заболеваниями, которые из-за временного закрытия поликлиник не могут собрать необходимые документы, пройти специалистов и сдать анализы, чтобы получить экстренную медицинскую помощь, в частности, лечь на операцию? При этом, дата госпитализации уже назначена.

Министр ответил лишь на последний вопрос:

«Действительно, плановая помощь сейчас временно приостановлена, за исключением услуг по гемодиализу и оказанию медицинской помощи онкологическим больным. А также больным с хирургическими заболеваниями, перенос лечения которых несет реальную угрозу для жизни пациентов. На уровне первичной медико-санитарной помощи обследования, консультации для пациентов на амбулаторном уровне осуществляются в полном объёме. Все остальные виды консультаций переносятся в дистанционный формат».

А вот вопросы от Ирины Севостьяновой из Forbes.kz:

  1. Какая сумма была выделена с начала года и по настоящее время из республиканского бюджета, в том числе из резерва правительства, на борьбу с пандемией? Назовите по конкретным группам затрат как распределены эти средства?
  2. Ранее министр Биртанов упоминал, что часть средств, выделенных на закуп СИЗ, осталась неизрасходованной, поскольку нет в наличии нужного количества СИЗ. Какая сумма осталась невостребованной?
  3. Сейчас в регионах просят спонсоров помочь с покупкой ИВЛ. Сколько всего ИВЛ было в стране до начала эпидемии, сколько было закуплено дополнительно, какова потребность в настоящее время?
  4. Каков объем полученной спонсорской, благотворительной помощи для борьбы с коронавирусом, начиная с марта?
  5. На какое количество заболевших, которым требуется госпитализация, одновременно рассчитана система здравоохранения в стране? Сколько человек всего сейчас лежат в больницах РК?

И тут ответил министр тоже только на последний вопрос:

«На 30 июня 2020 года в Казахстане продолжают лечение 23,6 тысяч пациентов, из них в стационаре 9,8 тысяч, наблюдаются амбулаторно 13,8 тысяч пациентов. Как вы знаете, в трех городах республиканского значения были построены модульные инфекционные стационары, также в 348 медицинских организациях развернуты дополнительные 27991 стационарная койка для лечения пациентов с ковид. Однако загруженность стационаров растет ежедневно, в связи с чем во всех регионах, вне зависимости от уровня заболеваемости будут дополнительно развернуты койки. Кроме того, национальным центром общественного здоровья составлен прогноз по открытию дополнительных коек до 1 сентября 2020 года».

В народе говорят, первый блин всегда комом, но хотелось бы надеяться, что только первый, потому как ситуация в стране такая, что времени на раскачку и исследование новых рецептов борьбы с пандемией уже нет.  

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code