У детей, которые в карантин не выходили на улицу, могут быть серьезные проблемы с психикой, говорят некоторые психологи. Но и для взрослых казахстанцев  это может оказаться трудным испытанием. Как, например, для семьи Татьяны Беловой — администратора одного из алматинских фитнес-клубов.

Она прислала свой рассказ в редакцию. В нем описано, как люди разных поколений переживали карантин этой весной. 


«Карантин нас застал в нашей двухкомнатной квартире в центре Алматы, где на сегодняшний момент проживаем мы: две родные сестры и наша мама-пенсионерка. Сын моей старшей сестры учится в университете в России.

Когда первые тревоги после объявления карантинного ЧП улеглись, мы начали обустраивать повседневную жизнь. Читали указания о правилах изоляции и выполняли все. Но часто они противоречили друг другу. Врачи говорили о бесполезности масок для здоровых людей, а власти настаивали на их ношении. Или собираться толпой нельзя, но разрешено пользоваться общественным транспортом, и строго запрещено ехать в такси вдвоем. Эти предписания расшатывали уверенность горожан в правильности принимаемых мер.

Труднее пришлось пенсионерам. Наша мама больше боялась не самого вируса и того, что она по возрасту находится в зоне риска, а что, выйдя на улицу, подвергнется аресту. Мы разубеждали ее в этом. Но посты, охраняющие днем кварталы, казались ей угрозой, а постоянно передаваемая из всех источников информация усугубляла положение. Поэтому весь карантин она провела дома.

Это не полезно для пенсионеров, которым нельзя отказываться от движения. Хорошо, что она не была одна. Представляю, как трудно пришлось в этот период одиноким пенсионерам!

Другое испытание выпало на долю сестры. Она учитель начальных классов в частной школе. И в четвертой четверти ей пришлось перестраивать не только преподавание, но и режим дня. Учителя в школах это, в основном, немолодые женщины. Они не знают в совершенстве компьютер. Новая система, которую учителя стали тестировать на каникулах, была не готова к эксплуатации, что спустя пару недель занятий и констатировал министр образования.

Но так как не было альтернативы, учителя были вынуждены в срочном порядке учиться, просиживая за компьютерами по двадцать часов в сутки. Помимо уроков были еще постоянные совещания и собрания. А после, ночью, нужно было проверить работы всех учеников в Whatsapp. Портя зрение и находясь на пике нервного истощения, наконец, все закончили эту самую маленькую четверть в году. Думаю, что любой казахстанский учитель подтвердит, что труднее этой четверти не было ничего за годы их работы в школе.

Что касается меня, то я потеряла работу с началом карантина. Работала в частном порядке, поэтому неустойку мне не платили. Но самое неожиданное было то, что когда я подала заявку на госпомощь в 42500 тенге, выдаваемую государством, мне отказали. Я была крайне расстроена, так как ежемесячно плачу единый совокупный налог с лета 2019 года.  

Конечно, это небольшие деньги. И в нашей ситуации не последние, но благодаря им мы заплатили за квартиру.

Прошло две недели, я успокаивала себя тем, что у нас есть пенсия мамы и зарплата сестры-учительницы, что мы как-то протянем. Но, к счастью, через две недели меня уведомили, что мне все же положена выплата.А многие наши знакомые, оставшись на государственной дотации, не смогли оплатить коммунальные во время самоизоляции…

На сегодняшний день моя работа постепенно восстанавливается. И есть надежда, что и зарплата в июле будет, но не в полном объеме, так как клиенты в спортивные залы идут медленно. Поэтому, что касается денег, для меня самым трудным месяцем стал май.

У племянника в России были трудности другого характера. Он, как студент, прописан в одном месте, а по факту снимает квартиру с друзьями в другом районе. Эта практика повсеместная. Но так как документы проверяли постоянно, выходить из квартиры не было возможности ни у кого. Заказы еды по интернету, конечно, отразились на бюджете нашей алматинской семьи — Россия студентам не платила никаких денег.

В целом жить стало очень неудобно. Не страшно, а просто трудно. Это не считая того, что мы боялись ухудшения здоровья, не связанного с вирусом, так как некоторые лекарства исчезли  из аптек. Приходилось в лучшем случае идти на другой конец города. Ехать на автобусе казалось нелогичным.

Еще неприятный момент: перед началом карантина мне было назначено обследование в частной клинике. Его я ждала месяц. И вот когда подошел срок, мне позвонили и отменили обследование, так как клиника закрылась на карантин. Конечно, пообещав, что запись восстановится после окончания изоляции. Но пришлось напоминать, и прием у меня только через тридцать дней. Надеюсь не умереть до обследования. Это шутка!

И вот карантин возвращается. Это ужасно — сидеть летом дома, без возможности даже на дачу выехать. Так трудно и неинтересно прошла весна этого года…

Надеюсь, что любые дальнейшие действия правительства будут направлены на стабилизацию обстановки, а не на ее расшатывание. Да, мы все в ситуации карантина оказались впервые, и очень надеюсь, что она не повторится».


ОТ РЕДАКЦИИ. Борьба с вирусом – это, безусловно, важная составляющая нашего времени, но учитывают ли в нашем правительстве сопутствующие трудности, с которыми сталкиваются люди? Взять хотя бы тот факт, что в распоряжениях по соблюдению карантинных мер продолжают наблюдаться противоречия, которые подметили герои нашей сегодняшней истории.


Если вам тоже есть что рассказать, пишите kazakhstan.media2019@gmail.com.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code