С середины июня Казахстан стремительно погружается в социально-экономический кризис, и процесс этот имеет все шансы стать неуправляемым. Рост заболеваемости коронавирусной инфекцией после победных реляций совершенно ошарашил казахстанцев, следящих за развитием событий по официальным средствам массовой информации.

После отмены режима чрезвычайного положения власть всяческим образом навязывала позитивную информационную повестку. Премьер и его министры упорно твердили об успешном преодолении пандемии, о выходе экономики из кризиса и росте отраслевых показателей.

Президент Касым-Жомарт Токаев с высокой трибуны не раз заявлял о беспрецедентных мерах по поддержке населения и бизнеса. Все республиканские медиа растиражировали слова главы государства о том, что на борьбу с пандемией страна потратила 13,5 миллиарда долларов или почти 6 триллионов тенге.

Для сведения: расходная часть бюджета страны в этом году 13,8 триллиона тенге. Иными словами, на спасение страны и преодоление кризиса власти потратили половину годового бюджета – масштабы господдержки впечатляют.

То есть всего каких-то три-четыре недели назад страна, судя по официальным сообщениям, практически праздновала победу над КВИ и вызванным ею кризисом, а высокопоставленным государственным сановникам на правительственных совещаниях виделись блестящие перспективы. И тут бац! Стремительно рванувшая вверх кривая заболеваемости КВИ в считанные дни разорвала в клочья благостную картинку.

Из интернета как из параллельной реальности посыпались ужасные новости – о переполненных больницах, о срочно переоборудованных в госпитали спортивных стадионах и прочих непрофильных помещениях. Больные лежат в коридорах и радуются, что вообще попали в стационар, потому что в некоторых регионах заполненные до отказа больницы уже никого не принимают, и водители карет скорой помощи ломают голову, не зная, что им делать с пациентами.

Машин скорой помощи катастрофически не хватает. Как не хватает медиков, аппаратов ИВЛ, компьютерных томографов и много чего еще. В регионах стали мобилизовать на борьбу с эпидемией всех, кто имеет отношение к медицине – студентов медвузов, вышедших на пенсию врачей, волонтеров.

 ясно, что казахстанская медицина с пандемией не справилась —  ее захлестнул поток заболевших КВИ.

Причем никто даже не вспоминает про пациентов с прочими диагнозами – гипертоников, диабетиков, сердечников… Все они вместе с плановыми обследованиями и операциями отошли на второй и даже третий план. Потому, что больницы сейчас заполнены под завязку страдающими пневмонией, бронхитом и ОРВИ – так теперь маркируют заболевших КВИ.

И, наконец, самое ужасное — в аптеках пусто. С прилавков пропали антибиотики, жаропонижающие средства и даже обычный аспирин. В общем, в одночасье наступила абсолютная разруха. Но вместо разумных объяснений этого катастрофического провала с лекарствами власти принялись обвинять во всем самих казахстанцев. Дескать, это они виноваты в исчезновении медпрепаратов, потому что стали покупать их слишком много.

Сей железобетонный аргумент нам давно знаком. С точно такой же простотой Минсельхоз периодически объясняет стремительный рост цен на сельхозпродукты. А Национальный банк так вообще регулярно радует нас заявлениями о том, что причиной очередного обвала курса тенге стали инфляционные ожидания населения.

Такая вот незатейливая логика: народ сам все портит.

В свою очередь, у народа понимание текущего момента противоположное. Казахстанцы задаются вопросом: где государство, где фонд ОСМС, где те самые 13,5 миллиарда долларов, которые уже потратили на борьбу с пандемией?

Согласитесь, надо было очень постараться так израсходовать 6 триллионов тенге, чтобы в стране напрочь исчезли самые простые и доступные лекарства.

«Страна абсурда», — так прокомментировал происходящее в Казахстане в своем фейсбук-аккаунте политолог Досым Сатпаев, заявив, что государству пора перестать «жмотиться» и начать бесплатную раздачу лекарств нуждающимся.

Кстати, еще в марте, когда власти только ввели режим ЧП, многие не в меру оптимистичные комментаторы отмечали со ссылкой на ВОЗ, что по обеспеченности койко-местами в стационарах Казахстан выглядит не хуже европейских стран. При этом они, то ли по незнанию, то ли намеренно, умалчивали о том, что по уровню финансирования здравоохранения мы сильно отстаем от стран Организации экономического сотрудничества и развития (на которую в своих долгосрочных планах равняется президент и правительство).

Государственные и частные расходы на здравоохранение в Казахстане держатся на уровне 3% ВВП, что в три раза меньше усредненного показателя стран-участниц ОЭСР. Еще более драматичным выглядит сравнение подушевых расходов на здравоохранение. С 2013 по 2017 год они в Казахстане в долларом исчислении снизились с 368 до 280 долларов, тогда как в странах ОЭСР они превышали 3,5 тысячи долларов. В 2020 году с учетом дальнейшей девальвации тенге разрыв по этому показателю обязательно увеличится.

Что касается материального положения постоянно реформируемой отрасли, то на сайте Комитета по статистке министерства национальной экономики есть на этот счет исчерпывающие сведения:

  • в 1991 году в Казахстане при 16 млн населения насчитывалось 1805 больничных организаций с числом коек 230,4 тысячи (в том числе 46,1 тысяча койко-мест детских).
  • в 2018 году, имея уже 18 млн населения, после многочисленных реформ и оптимизаций у нас осталось 788 больниц и 98,4 тысячи койко-мест (в том числе 18,3 тысячи детских).

Чтобы понять всю бедственность положения казахстанского здравоохранения, в котором осталось 98 тысяч койко-мест на всю страну, надо взглянут на статистику заболеваемости коронавирусом. Число зарегистрированных заболевших коронавирусной инфекцией на этой неделе превысило 51 тысячу и в сутки по всей в стране выявляют почти полторы тысячи новых ковид-положительных. То есть половина всех мест в стационарах уже занята заболевшими КВИ. А ведь есть еще гипертоники, сердечники, диабетики. 

И последнее. На вопрос о том, куда ушли 13,5 миллиарда долларов весьма подробно ответил  внештатный советник президента по экономике Олжас Худайбергенов. Отвечая на критику казахстанцев и их подозрения в воровстве, он заявил – нет, ничего не украли.

По его словам, расходы на выплату 42500 тенге потерявшим доходы гражданам составили 386 миллиардов тенге, еще 244 млрд тенге пошли на увеличение пенсий и пособий. Дополнительные расходы на медицину составили всего 125 миллиардов тенге (министр здравоохранения Цой назвал еще меньшую сумму – 115 млрд тенге).

Остальные средства пошли на финансирование государственной программы «Дорожная карта занятости», в рамках которой предусмотрены проекты, связанные со строительством и инфраструктурой, на льготное кредитование бизнеса и на возмещение выпавших из бюджета доходов. Всего на эти три направления ушло в общей сложности 3,7 трлн тенге.

То есть деньги пошли на поддержку частных компаний, на благоустройство и реконструкцию столичных объектов, на бордюры, тротуарную плитку и прочие очень «нужные» потребности, И, наконец, на поддержку самого бюджета, Чтобы было на что салюты устраивать.

Возможно, все эти затраты принесут пользу в долгосрочной перспективе – с условием, что их не разворуют. Но в условиях роста заболеваемости и парализованной медицинской отрасли, в которой не хватает ничего, надо было первым делом обеспечить потребности здравоохранения.

Хотя, кому я это пытаюсь объяснить. Народ и власть в Казахстане давно живут в параллельных мирах. В одном — пустые аптеки, беспрерывно воющие сирены карет скорой помощи, переполненные больницы без лекарств и оборудования. В другом – модернизируют общественное сознание, отмечают грандиозным салютом День Астаны, воздвигают памятники первому президенту и утверждают смету в 90 млрд тенге на реконструкцию столичного проспекта Кабанбай батыра.

Прав Досым Сатпаев, Казахстан — страна абсурда. 

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code