В предыдущей статье я рассказывал о порядке прохождения призывником военкомата и подготовке его к отправке в часть. Сегодня расскажу о первом дне в воинской части и распределении в подразделение.

Сразу же разъясняю, что если вы обычный смертный и у вас нет знакомых, родственников, друзей в армии, которые могли бы повлиять на распределение, то всё происходит случайным образом. Не будут смотреть на предрасположенность к каким-либо родам войск или должности — назначение зависит от внешнего облика.

Поезд

О поездке в поезде рассказывать почти нечего, потому что от Алматы до станции Отар всего 2-2,5 часа, и за это время я не успел почувствовать, понять, что отправляюсь служить.

Фото: Беназир Кулмырза

Я ехал в вагоне с отцом. Военные были обеспокоены и взволнованы шквалом критики в интернете, поэтому в их интересах было показать моим родителям, что со мной всё будет хорошо. Моему отцу разрешили ехать со мной до воинской части. Отправились с нами и мои военкоматчики.

Всю дорогу я просто разговаривал с отцом.

Но доставка призывников к месту службы на поезде — интересная часть процесса, на котором стоит остановится. У меня поездка была не такой, как у всех, поэтому буду ссылаться на рассказы о ней моих сослуживцев.

«Покупатели» – это военнослужащие различных воинских частей. Ими могут быть командиры или сержанты рот, фельдшеры, психологи и так далее. Так как они «купили» солдата, то им приходится отвечать за него на протяжении всей службы. Поэтому срочник будет видеть их весь год, а если попал в учебку, то полгода. И каждый раз при виде покупателя солдат будет ощущать себя так, как будто увидел родственника, а покупатель спрашивать у него «как дела?».

Но бывают среди них недобросовестные люди. Например. Допустим, призывника отправляют служить в Отар из Петропавловска. Ехать далеко, а есть приходится только армейские сухпайки с разными консервами и кашей. Естественно, это не самое вкусное, поэтому призывник открывает родительский пакет или пытается что-нибудь купить на станциях. Сможет ли призывник это сделать, зависит от добросовестности покупателя. Если попался плохой, то всем призывникам придется или раскошелиться и собрать деньги для него, или расстаться со своими продуктами. В стоимость данной услуги входит еще возможность покурить и «побухать».

Покупатели по дороге вряд ли будут бить подопечных, потому что при остановке поезда в городах призывников проверяет военная полиция — проводит телесный осмотр в поисках синяков, ран и того подобного.

Еще такой момент: военная полиция обычно проверяет в крупных городах, поэтому если вся команда едет куда-то далеко, то из-за большого расстояния между городами в Казахстане у покупателей есть возможность пить спиртное по дороге — главное для них, успеть выветрить запах алкоголя до проверки.

Қош келдіңіздер, сарбаздар!

Не успел я опомниться, как мы приехали в Отар. Выгрузив вещмешки (военкомат сразу укомплектовывает солдата одеждой и погонами), мы пошли в сторону военных КамАЗов и автобусов, где нас приветствовал сержант части. Погрузили вещи, погрузились сами и поехали в часть.

Войсковая часть 30212 находится не в самом Отаре, а рядом — в поселке городского типа Гвардейский, который представляет из себя большой гарнизон, окруженный забором и охраняемый постами военных. В этом городке находятся и другие воинские части.

Когда я отслужил полгода, то видел, как молодых солдат встречали с оркестром. Встречали ли нас так — не помню. Вполне возможно, что не заметил из-за обилия впечатлений, ведь все вокруг было новым и необычным для меня.

Нас завели в большой зал с проектором, доской и прочими атрибутами актового зала. Потом пришли заместитель командира части по воспитательной и идеологической работе, сержант части и позже сам командир части.

Они рассказывали о службе, об истории воинской части и ее устройстве, отвечали на вопросы солдат.

Так мы узнали, что войсковая часть 30212 была сформирована еще во время Великой Отечественной войны, прошла ее, была награждена званием «Гвардейская», «Уманьская», и орденом Суворова второй степени. Дошла до Вены, была расквартирована в Венгрии, потом в Самарканде и в 70-х годах расположилась в Отаре.

Было странно осознать, что теперь являюсь частью наследия Советского Союза. И одновременно было горько от того, что советское здание, в котором мы находились, было облицовано дешевой китайской желтой плиткой уже во время нашей независимости. К сожалению, это касается не только здания.

Из разговора с руководителями части мы узнали, что находимся в учебном центре Сухопутных войск. Он является самой большой частью по количеству солдат. Здесь обучают артиллеристов, танкистов и мотострелков (пехоту). Будем обучаться полгода, а дальше нас распределят по Казахстану в разные воинские части.

От этих разговоров было хорошее ощущение. Потому что в отличие от угрюмых военкоматчиков, «настоящие» военные нам показались более приветливыми. И это было действительно так, ведь им же с нами работать полгода.

Военкоматчики познакомили моего отца с офицерами и сержантами части, сами поговорили с ними, и вместе с отцом поехали обратно в Алматы.

Распределение

Нас отвели поужинать. В этой части огромная столовая, рассчитанная на тысячу человек. Она производит впечатление монументальной внушительности.

Затем мы опять вернулись в здание, где проходила беседа. Оно называется «тренажерный корпус». В холле нас ждали старшины.

Старшина — важный человек, о его роли я буду не раз упоминать в последующих статьях. Но важен он не только в смысле должности, но и в культурном значении.

Именно старшины выбирают новобранцев для подразделения. И, как я упоминал выше, это происходит случайным образом. Они задают вопросы каждому, узнают об образовании, наличии спортивных разрядов и т.п. характеристиках. Некоторым говорят, что у них преданное лицо и распределяют к себе.

Я попал в артиллерию, мне и еще одному алматинцу сказали запомнить название подразделения «вторая батарея». Кстати, здесь служил сын Каната Бозумбаева в 2016 году. Вокруг этого события был скандал, говорили, что его отправили служить из-за обвинения в изнасиловании…

Распределение прошло очень быстро, ведь всё определяется на глаз.

Тест и завершение всех процедур

Дальше мы пошли на тестирование. Нас завели в кабинет с партами, раздали листки и засекли время. Помимо психологического тестирования, в тесты входили арифметические задания и на логику. Время уже было позднее, помню, как в листке написал, что выполняю тест в изнуренном состоянии. 

Я не знаю, куда отправляют и зачем проводят эти тесты, но вряд ли они предназначены для распределения по должностям и подразделениям. Надеюсь, кто-нибудь мне расскажет, для чего они.

Сдав тест, я вышел в коридор, где ждали сержанты, которые заступали дежурными в ротах/батареях в этот день. Во вторую батарею выбрали только двух алматинцев. Дежурный по батарее сопроводил нас до казармы. По дороге он расспрашивал о причине попадания в армию и подбодрил, сказав, что армия не такая уж сложная и всё будет хорошо. Позже я узнал, что это был сержант моего взвода.

В казарме я лёг на кровать и сразу уснул, не успев из-за усталости обдумать происходящие события.

На следующий день, нас, алматинцев, повели опять в тренажерный зал. Там мы по очереди заходили к психологам на беседу. Они выясняли у нас разные подробности нашей жизни, помню, спрашивали про вероисповедание и о готовности служить в армии.

Так завершилась процедура принятия меня в воинскую часть. Дальше начался курс молодого бойца, знакомство с непосредственным начальством, первые контакты с ним. Об этом — в следующей статье.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  28  =  35