Показатели заболеваемости свидетельствуют о том, что эпидемия коронавируса в Казахстане достигла своего естественного плато. Естественного в том смысле, что по числу инфицированных мы уже обогнали Китай, значительная часть казахстанцев, в том или ином виде, болезнью переболели, некоторые, увы, от нее погибли. Скорее всего, вирус теперь уже не будет распространяться столь широко и катастрофично по тем же объективным причинам.

На этом фоне правительство Аскара Мамина может перевести дух. Отныне оно без привычных манипуляций со статистикой вправе объявить о долгожданной победе над пандемией. На такой мажорной ноте отставка маминского кабинета, которую так явственно провоцировал Касым-Жомарт Токаев в последние полгода, станет неуместной.

Надо заметить, что занимаясь перманентным третированием (впрочем, вполне заслуженным) своего правительства, но вместе с тем не принимая кардинального решения об его отставке, глава государства начал изрядно портить уже свой собственный имидж. Об этом очень едко и метко написал мэтр нашей журналистики Вадим Борейко, инвентаризировав все «последние китайские предупреждения», щедро посылаемые Токаевым в адрес исполнительной ветви власти.

Видимо, осознав это обстоятельство, на последнем совещании президент был весьма сдержан по части критики. И, хотя предложение правительства о смягчении карантинных мер отклонил, но никаких разносов министрам, как это у него уже было вошло в привычку, из его уст в этот раз не прозвучало.

На мой взгляд, нынешнее пацифистское настроение Токаева имеет две фундаментальные причины. Во-первых, его визави Нурсултан Назарбаев так и не объявил о своем окончательном уходе с политической сцены. Елбасы сохраняет контроль над правящей партией «Нур Отан» и может выстроить серьезные препятствия воплощению токаевских амбиций.

Вторая причина еще важнее. У Токаева так и не сформировалась своя собственная команда, способная профессионально решать социально-экономические проблемы страны в нынешних, экстремальных по всем меркам, условиях. Отсюда следует, что некому воплощать анонсированный главой государства «новый экономический курс», который «приведет к экономическому буму».  

Отправив в отставку правительство, сформированное его предшественником, и добившись назначения своего ставленника, Токаев должен будет взять на себя полную ответственность за положение дел в стране.

И тут возникает ряд ключевых вопросов: Есть ли у него политическая воля пойти на такой шаг? Сможет ли он привлечь во власть настоящих профессионалов и сделать их единомышленниками? Поверят ли новые кадры, призванные продвигать реформаторские идеи и замыслы, в его лидерские способности? И главное: способен ли Токаев оградить свою команду от неминуемых нападок «старой гвардии»?

Полуторагодичный опыт токаевского президентства не позволяет дать положительные ответы на эти вопросы.

Конечно, в теории существует одна действительно эффективная опция: нанять неких «чикагских мальчиков» для проведения реформ в условиях авторитарной системы управления. Но наш авторитаризм сегодня… несколько раздвоился. Несмотря на наличие обширных президентских полномочий, нельзя сказать, что Токаев единолично управляет государством. Да и, будем откровенны, по части харизмы и авторитета Токаева трудно сравнить с Пиночетом 70-80-х или даже с Назарбаевым образца 90-х годов прошлого столетия.

Исходя из всех этих предпосылок, новый кабинет министров (если дело дойдет до его замены) будет сформирован в результате компромисса между Акордой и Библиотекой. А по сему грядущее правительство вряд ли окажется по настоящему реформаторским, поскольку главной его задачей будет не «экономический бум», не решение насущных проблем, а перманентное балансирование между двумя центрами власти. То есть востребованы будут специалисты по бюрократической эквилибристике, а не кризис-менеджеры или экономические гуру.

Такое состояние грозит продлиться до тех пор, пока нынешнее двоевластие не перейдет в более устойчивую политическую форму: либо вернется к привычному единовластному авторитаризму, либо модернизируется в сторону парламентской системы власти. В конце концов, чтобы действовать решительно, брать на себя ответственность и риски, новая команда должна опираться или на авторитарного и авторитетного президента, или на большинство в полномочном и обличенном доверием общества представительном органе.

Согласитесь, что симбиоз – сочетание сильного президента и полномочного парламента – с практической точки зрения невозможен. Неоднократно декларируемая Токаевым формула «Сильный президент — влиятельный Парламент — подотчетное Правительство» на деле ни что иное, как оксюморон. К тому же из его риторической «триады» не вполне ясно перед кем, в конечном счете, должно быть подотчетно правительство: перед президентом или перед законодательными палатами.

Однако на сегодняшний день, через пятьсот дней правления второго президента, дуалистическая система управления продолжает оставаться нашей причудливой политической особенностью.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code