Собственники крупнейшего в Казахстане частного энергетического холдинга ЦАТЭК больше десяти лет не получают дивидендов. Потому что получаемые прибыли слишком малы. Однако это не мешает им занимать верхние строчки рейтинга Forbes и вести роскошную жизнь. Как?

Под шумок карантинных ограничений и запретов на массовые собрания АО «Павлодарэнерго» уже второй раз за месяц пыталось провести общественные слушания по тарифу на электроэнергию. Монополист срочно просит поднять его на 16%. Общественники обратились с жалобой в полицию и слушания отменили. Но очевидно, что монополист торопится утвердить новый тариф.

За павлодарских энергетиков можно не переживать. Практика показывает, что все их тарифные хотелки традиционно сбываются, и никаких особых проблем с регулирующим антимонопольным госорганом не возникает. Так что общественные слушания по новому тарифу рано или поздно состоятся.

Все аргументы энергетиков заранее известны – как обычно, они будут жаловаться на убытки, низкие зарплаты персонала, текучку кадров и катастрофический физический износ основных средств (станций, оборудования, тепловых и электрических сетей). Одним словом, никакой интриги. Куда интереснее взглянуть на павлодарскую монополию через кошельки ее собственников.

Как мы знаем, АО «Павлодарэнерго» — вертикально-интегрированный региональный холдинг, включающий в себя генерацию, транспортировку и сбыт электрической и тепловой энергии. В свою очередь само «Павлодарэнерго» – основа благополучия и фактически главный донор АО «Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания».

В этот головной холдинг (ЦАТЭК) также входят АО «СевКазэнерго» (схожая региональная энергомонополия, действующая в Северо-Казахстанской области), АО «Акмолинская распределительная электросетевая компания», ТОО «Астанаэнергосбыт», АО «Каустик», «Инвестционный дом Астана-инвест». На сайте ЦАТЭК сообщается, что компания появилась летом 1997 года и тогда же приобрела на тендере Комитета госимущества ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 в Павлодаре. С чего, собственно, и началось становление и успешное развитие холдинга.

Но на самом деле все было несколько иначе. Изначально было ТОО «CCL Oil Refinery», принадлежащее офшорной фирме. Организованное летом 1997 года с уставным капиталом всего в полмиллиона тенге, это товарищество через тендер Комитета по госимуществу сказочным образом приобрело не только электростанции, но и Павлодарский НПЗ. Потом нефтеперерабатывающий завод у «заморского инвестора» забрали, а вот станции остались.

Через год ТОО преобразуется в ЗАО (с 2004 года АО) «Центрально-азиатская топливно-энергетическая компания» с уставным фондом уже 300 млн тенге. Холдинг долгое время имел свой банк (Эксимбанк), пенсионный фонд и даже авиакомпанию. Помимо этого, вокруг ЦАТЭК крутится куча разнообразных аффилированных ТОО и АО. 

У всего этого беспокойного хозяйства изначально было три владельца: Еркын Амирханов (1967 г.р.), Сергей Кан (1968 г.р.) и Александр Клебанов (1963 г.р.). Главным в этой тройке акционеров принято считать г-на Клебанова. Получается, что павлодарские электростанции и НПЗ эти господа приобрели будучи весьма молодыми людьми, одному из которых не было и тридцати лет.

Вопрос, каким образом столь дерзкие и юные ребята оказались собственниками стратегически важных активов, намеренно оставлю за скобками повествования. Кому интересно, могут заглянуть в книгу Рахата Алиева «Крестный тесть» — там на сей счет есть кое-какая информация. А благодаря ежегодным финансовым отчетам ЦАТЭК и публикациям казахстанского Forbes можно проследить, как за последние десять лет (за время действия так называемых инвестиционных тарифов) выросли ключевые показатели компании и личное благосостояние ее владельцев. Очень, знаете ли, увлекательные цифры.   

Если верить выложенным на сайте холдинга отчетам, основные средства ЦАТЭК (электростанции, оборудование, распределительные и тепловые сети, сооружения и пр.) постоянно росли в цене. В 2009 году они оценивались в 57 млрд тенге, а спустя десять лет (по итогам 2018 года) стоимость основных средств составила 273 млрд тенге – рост в 5 раз за десять лет.

Чистая прибыль холдинга в 2009 году составила 172 млн тенге, а в 2010 году, когда потребителей перевели на так называемые инвестиционные (повышенные) тарифы, она взлетела до 1,825 млрд тенге.  В 2017 году прибыль холдинга составила 9,3 млрд тенге, из которых 7,6 млрд тенге пришлось на АО «Павлодарэнерго».

Предположу, что прибыль существенно занижена, и она могла быть значительно больше. Потому что доходы от производства и реализации тепловой и электрической энергии в 2009 году составили 44 млрд тенге, в 2017 году – 137 млрд, а в 2018 году они выросли до 150 млрд.

Однако холдинг постоянно фиксирует огромную себестоимость производства, которая вкупе с административными и финансовыми расходами съедает доход. В 2018 году, например, расходы и обязательства оказались выше доходов, и холдинг ушел в минус, показав убытки на 6 с лишним млрд тенге.

В себестоимости «сидят» расходы на ремонтные работы, закуп оборудования и топлива, различные сопутствующие сервисные услуги. А поскольку вокруг ЦАТЭК и его владельцев крутится большое количество аффилированных структур, занятых сервисным обслуживанием холдинга, можно предположить, что в этом и заключается причина высокой себестоимости производства компании. Таким нехитрым способом прибыль банально перекачивается в сторонние организации, оставляя холдинг на скудном пайке. И каждый год для принадлежащих ЦАТЭК компаний увеличивают тарифы, оправдывая это стремительно растущими расходами.

Примечательно, что Сергей Кан, комментируя прозвучавшие осенью 2018 года обвинения Нурсултана Назарбаева в том, что казахстанские энергокомпании разворовывают тарифы, заявил, что ЦАТЭК абсолютно прозрачная структура, а ее акционеры с 2008 года ни разу не получали дивидендов. Вы будете смеяться, но это действительно так.   

На сайте Казахстанской фондовой биржи выложены не только финансовые документы ЦАТЭК, но и протоколы собраний акционеров. Судя по ним, владельцы холдинга ежегодно заслушивают консолидированную финансовую отчетность, признают работу совета директоров компании удовлетворительной и дружно отказываются от начисления себе дивидендов. По причине недостаточной прибыли. Так что г-н Кан сказал правду.

И тем удивительнее представляется природа происхождения личного состояния владельцев холдинга. Потому что прибыль у ЦАТЭК скудна, дивидендов нет, а состояние у акционеров – есть. И, как уверяет нас издание Forbes Kazakhstan, оно стремительно растет.

Так, в мае 2012 года издание опубликовало свой первый рейтинг 50 наиболее состоятельных бизнесменов Казахстана, и в него вошла вся тройка акционеров с совокупным состоянием в 560 млн долларов. По 181 млн было у Сергея Кана и Еркына Амирханова и 198 млн — у Александра Клебанова.

В 2018 году из-за уголовного скандала Клебанов и Кан разошлись с Амирхановым (тот вымогал взятку у компании-подрядчика), разделив его акции ЦАТЭК. В итоге их доли в холдинге и личные состояния возросли. По данным Forbes, в 2019 году Сергей Как обладал состоянием в 330 млн долларов.

А его партнер Александр Клебанов имел 390 млн.

Итого два собственника ЦАТЭК в сумме имели 720 млн долларов. И при этом стоит отметить, что в рейтинге 2019 года в списке миллионеров появился сын последнего – Яков Клебанов с состоянием в 90 млн долларов.

Для полноты картины отмечу интересную публикацию интернет-издания Zakon.kz. В ноябре 2019 года оно рассказало о том, как Еркын Амирханов будучи акционером холдинга выводил из него десятки миллионов долларов на свои офшорные счета, а также на счета бывшего президента АО ЦАТЭК Гульнары Артамбаевой и своей жены Лауры Жаксылыковой.

В частности, используя оперативное управление ЦАТЭК, Амирханов заключал договоры с принадлежащими своей супруге и младшему брату Ержану фирмами, приобретал у них для холдинга и его структур мебель, оргтехнику, разные услуги. И все это  по завышенным ценам. Кроме того, Лаура Жаксылыкова пять лет числилась в рядах работников компаний, входящих в холдинг ЦАТЭК, получала огромные зарплаты, хотя на самом деле ни дня в них не работала.

За счет этих же компаний холдинга (а значит, за счет тарифных платежей, которые оплачивали сотни тысяч потребителей тепловой и электрической энергии в Павлодарской и Северо-Казахстанской областях) содержался и многочисленный домашний персонал Лауры Сериковны, оплачивались ее авиаперелеты.

В общем, денег из холдинга выведено немерено – миллиарды тенге. Статья про теперь уже бывшего акционера ЦАТЭК находится в открытом доступе (здесь), ее содержание никем не оспорено, и она прекрасно показывает, почему у холдинга такие скромные прибыли и огромная себестоимость производства.

То, что нечистого на руку олигарха вывели из состава акционеров компании, вовсе не означает, что оставшиеся собственники безупречны. Сомнительная деятельность их партнера и роскошная жизнь его родных вряд ли была для господ Клебанова и Кана тайной.

Как мне кажется, г-ну Амирханову просто не повезло – он неосторожно вляпался в некрасивую криминальную историю (издержки производства, бывает), и партнеры его банально слили. При этом они оперативно подстраховались, забрав себе его долю в холдинге, а взамен повесили на него убыточный «Эксимбанк» и многомиллиардные убытки. Предполагаю, что в схеме управления холдинга ничего принципиально не изменилось.

И когда представители АО «Павлодарэнерго» спешно пытаются протащить повышение отпускного тарифа на электроэнергию, мы должны помнить, что за те двадцать лет, что мы платим монополисту за его услуги, собственники холдинга ЦАТЭК сказочно обогатились, войдя в топ-50 самых богатых и влиятельных бизнесменов Казахстана.

Мы за свои деньги через пресловутые инвестиционные тарифы оплачивали (и, наверное, продолжаем оплачивать) роскошный образ жизни акционеров ЦАТЭК, их жен, детей, родственников. И вот уже их подросшие отпрыски тоже стали миллионерами. Чудеса в нашей прекрасной стране случаются, но не со всеми.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code