Все знают шутки про таксистов и их познания в сфере управления государством. Понятное дело, они основывались на том, что таксисты находятся в постоянном контакте с различными людьми различных социальных прослоек, поэтому в течение дня они успевают собрать столько информации, что позволяют им увидеть картину мира в его панорамном решении.

Такой концепт таксиста поддерживался и развивался в мировой литературе и, конечно же, в мировом кинематографе — от московского таксиста Егорова (Аркадий Райкин) до незабываемого «Таксиста» Роберта де Ниро. Эти образы точно соответствуют стереотипному образу таксиста, как некоего мудреца, который вынужден им быть в силу жизненных обстоятельств.

Есть в кино и более сложные образы, например серия «Такси» Люка Бессона, которая отражает мысль об эффективности государственно-частного партнерства, в котором смекалистый таксист может быть круче незадачливого полицейского. Так сказать, идея симбиоза закона и мастерства. Такую же примерно идею исповедует один из самых гениальных фильмов Спилберга «Поймай меня, если сможешь», когда гениальный бандит в итоге начинает приносить пользу государству. В данном случае это прекрасный симбиоз.

Образ таксиста представляет собой древнейший и вполне законченный облик странствующего суфия, содержание жизни которого — это Путь, а люди, встречающиеся на Пути — это школа мудрости и познания смысла этого самого пути. По этим же суфийско-дервишеским лекалам позднее к таксистам были добавлены дальнобойщики. Однако Путь таксиста часто представляет собой не удаляющуюся дорогу, а некое кольцо, которое постоянно возвращает дервиша к уже пройденным макамам.

«Таксисты не представляют собой репрезентативной подборки» — этот социологический постулат продолжает оставаться незыблемым, чтобы на мнениях таксистов продолжать строить общее понимание общественно-политической ситуации в стране. Лишь немного его сумели пошатнуть Убер и Яндекс такси, в которых в качестве водителей вы можете встретить кого угодно — от бывших полковников милиции до бывших красных директоров совхозов. Особенно много стало ученых, поскольку «гнезда, в которых водятся ученые, в Казахстане в-основном разорены хулиганами». 

В чем же основная специфика взглядов на мир, которые формируются в устах наших дорогих таксистов? И почему они не репрезентабельны с точки зрения социологической науки?

Прежде всего и самое главное — это фрагментарность мышления. Часто и много вы слышите филигранно тонкое попадание такстиста-дервиша в доминирующие настроения масс. Часто слышите убийственно грамотную и системную критику «высокой» политики. Часто слышите понимание жизни «в важных мелочах», как это присуще умудренным представителям так называемого «простого народа». Но общая, целостная картина происходящего почти никогда не выстраивается.

Часто из-за того, что продвинутым мыслям сопутствуют махровые архаизмы поведения, излишние уят-концепты или броские идеи, потрясающие своим диапазоном от восхваления СССР до того, что расизм, должен быть возведен в ранг государственной идеологии.

Именно цельность мировоззрения, цельность подходов, а не очень меткое попадание в отдельные нюансы жизни отличает политиков высокого ранга (по жизни, а не по должности) от фрагментарного видения странствующего дервиша за баранкой. Цельная идея, видение мира и нации в целом — это то, что движет народы вперёд, а не заставляет утопать в мелких спорах с водителями транспорта и с соседом по лестничной площадке.

Да, конечно, редко-редко, но вы можете встретить таксиста, у которого видение мира словно собрано в единый и логичный свод ценностей, в котором все расставлено по полочкам и, самое главное, по времени. Такая цельность ошеломляет.

А у политиков же ошеломляет именно отсутствие этой цельности, фрагментарность общей картины, системные метания при общей складности текста. Ошеломление порождает раздражение, которое возникает от причудливого сочетания точного попадания в истинное положение вещей с откровенной кампанейщиной, основанной на системных слухах, бытующих в рядах отечественной бюрократии. Эти слухи они называют «подготовленными и разработанными вопросами», причем на самом деле истинная политическая цена их такая же, как у слуха на неавторизованном телеграм-канале. На уровне приблизительности миропонимания.

Фрагментарность, простительная и интересная у дервишей-такисистов, не простительна у политиков. Информированность таксиста, пусть даже тотальная информированность «слышащего работника сервиса», не равнозначна цельному взгляду на управление государством. Но некоторые выступления политиков умудряются копировать фрагментарность картины мира у таксистов. А в этом случае это плохой симбиоз.

Наверное, вы догадались, что этот пост предваряет изучение послания Токаева.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code