Безрадостно оценивают состояние населения в странах Центральной Азии эксперты Всемирного банка (ВБ). По их мнению, жители этих государств, проживающие вне крупных агломераций, в результате кризиса, вызванного пандемией covid-19, автоматически попадают в группы риска, которые с большой долей вероятности пополнят армию «новых бедных». Причем в «богатых» странах увеличение количества бедняков будет более впечатляющим.

Такие выводы следуют из доклада старшего экономиста Всемирного Банка в Центральной Азии Уилла Зейтца, который он сделал в ходе онлайн-брифинга, посвященного проблемам преодоления бедности в странах ЦА.

«Несмотря на то, что в странах ЦА наблюдается рост по доходам и по ВВП на душу населения, тот доход, что получают домохозяйства, недостаточен для значительного наращивания среднего класса. Люди, которые живут вне крупных агломераций (таких, как Нур-Султан, Алматы, Ташкент и, в меньшей степени, Бишкек и Душанбе) в средний класс не попадают ни по каким дефинициям, они попадают в группу риска по бедности. Если говорить о пессимистических прогнозах, которые учитывают и концентрированный урон, который кризис наносит домохозяйствам, в странах с доходом ниже среднего (Кыргызстан, Таджикистан — $3,2 в день), то примерно появится 1,6 млн. бедных дополнительно. В странах с доходом выше среднего (Казахстан, Узбекистан — $5,5 в день) увеличение бедных будет еще более впечатляющим — до 2,6 млн», —  отметил Зейтц в своем выступлении.

Наиболее значимым каналом воздействия, по мнению экономиста, является потеря трудовых доходов. В качестве конкретного примера он привел обследования ВБ в Узбекистане, где после введения режима самоизоляции доля домохозяйств, в которых активно работал хотя бы один из членов домохозяйства, упала с 85% примерно до 43%.

Если говорить о Казахстане, то и здесь, по данным ВБ, просматриваются аналогичные проблемы.

«В Казахстане количество объявлений о вакансиях сократилось на 45% по сравнению с началом года, причем больше всего пострадали сфера услуг, торговля и отрасли, связанные с туризмом. За время пандемии количество объявлений о вакансиях в интернете резко сократилось и в других странах региона, и для того, чтобы наверстать потерянное время и компенсировать воздействия кризиса, количество таких объявлений должно быть намного больше, чем в начале 2020 года», — подчеркнул Зейтц.

При этом он отметил важность контроля за распространением коронавирусной инфекции, потому что любые карантинные мероприятия (и это показал опыт июля-августа, когда действовал режим локдауна), влекут за собой сокращение предложения на рынке труда.

«Поскольку в условиях продолжающейся пандемии перечень возможных вариантов ограничен, главная неотложная задача, которую необходимо решить для восстановления рынка труда, – это установление полного контроля над пандемией. Традиционные программы, направленные на увеличение доходов населения за счет обеспечения занятости, в условиях строгих карантинных ограничений не работают, а риск заражения очень значителен. В такое время большинство возможных вариантов — краткосрочные денежные трансферты, программы страхования, снижение размера комиссий и прямая поддержка в натуральной форме — представляют собой «латание дыр». Программы экстренного содействия занятости приемлемы лишь в ограниченном числе случаев при низком уровне риска передачи инфекции», — полагает эксперт.

Оптимальным инструментом восстановления рынка труда экономист назвал госинвестиции, для чего нужно определить беспроигрышные варианты секторов инвестирования. И если в период восстановления это, по его мнению, системы здравоохранения и образования, то в дальнейшем это может быть увеличение строительства жилья и иной инфраструктуры.

Отмечая, что только увеличение предложений на рынке труда не сможет преодолеть надвигающуюся бедность, Зейтц обратил внимание на такой инструмент, как субсидирование заработной платы, то есть поддержку тех, кто работает, но получает минимальный доход.

«Обычно такие субсидии направляются в наиболее пострадавшие сектора экономики, а бюджетные средства используются для частичного финансирования расходов по найму низкооплачиваемого персонала. Эти программы привлекательны тем, что стимулируют формальную занятость и могут быть построены таким образом, чтобы оказать помощь мелкому частному бизнесу», — считает он.

Вместе с этим эксперты ВБ обратили внимание на то, что преодоление бедности в странах ЦА может быть более продуктивным при налаживании межгосударственного сотрудничества. В частности, было отмечено, что возможности единого энергетического рынка позволяют превысить потребности стран более чем в три раза, в связи с чем есть возможность сбыта приграничным странам.

В свою очередь региональный директор ВБ по ЦА Лилия Бурунчук отметила важность взаимной свободной торговли продуктами питания, что параллельно может решить проблему продовольственной безопасности региона, а также разработку единой стратегии экспорта товаров государств Центральной Азии  в третьи страны.


СПРАВКА

В начале 2020 года ВБ уточнил прогнозы количества бедных в ЦА. С учетом черты бедности в $3,2 в день на человека, которая обычно используется для стран с доходами ниже среднего, в категории бедных на начало года находились около 4,5 млн человек. Если брать более высокое пороговое значение в $5,5 в день, которое ВБ использует для стран с доходами выше среднего, то в бедности жили почти 19,5 млн человек.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code