Один из столпов современной цивилизации это вопрос о доверии к окружающим.  Распространённое представление о том, что рыночное общество представляет собой простую цепочку двусторонних обменов материально заинтересованных индивидуумов — не более чем миф. Весь опыт мировой истории говорит о том, что развитие строится на доверии. Однако его границы должны все время расширяться. Для того чтобы охватывать все большее количество людей.

Доверие на уровне родственников и ближайшего окружения достигается обычно достаточно простыми способами. Но расширение круга — задача сложная. Ее решение обычно и означает превращение родоплеменной структуры в нацию, в рамках которой формируется гражданское общество.

О том, что именно доверительные отношения играют решающую роль в создании институтов системы рыночных обменов, подробно писал Фрэнсис Фукуяма в своей книге «Доверие. Социальные добродетели и путь к процветанию». Публикация этой книги в 1996 году совпала с периодом, когда на территории стран бывшего Советского Союза все старые социальные связи оказались разрушены, а социальные обязательства ликвидированы. В теории их заменили бизнес-контакты. Но в реальности на первый план вышли связи родовые и мафиозные. На них-то и была построена новая властная вертикаль.

Между тем, есть все основания считать, что именно безграничная вера людей в людей играет важнейшую роль в становлении всей современной цивилизации, а не только ее экзотической советской формы.

О том, каков уровень доверия общества в Казахстане к разным элементам властной вертикали, мы уже писали. Сейчас нас интересует «горизонтальный» аспект этой темы. Как относятся граждане Казахстана к окружающим людям? Доверяют ли они им? Как меняется уровень этого доверия по мере увеличения социальной дистанции — от родственников до первых встречных (в прямом смысле этого слова).

Ответить на эти вопросы можно на основе опросов граждан Казахстана. Проведены они были (увы) не социологическими службами страны, а в рамках World Values Survey* — международной программы социологических исследований. Эти исследования проводятся в разных странах для выявления различий в ценностной системе разных цивилизаций и социальных групп.

* Всемирный обзор ценностей (англ. World Values Survey, WVS) — исследовательский проект, объединяющий социологов по всему миру, которые изучают ценности и их воздействие на социальную и культурную жизнь. WVS провёл социологические исследования уже в 97 странах, которые охватили в общей сложности 90% населения. Всего с 1981 по 2017 годы проведено уже 7 раундов исследований общественного мнения. 

Мы используем эти данные для выявления характеристик ценностной матрицы населения Казахстана в сравнении с другими государствами. Как соседними по территории и историческому наследию, так и далекими от этих критериев.

Ответы варьируются по шкале, на вершине которой находится «полностью доверяю», а на низшей точке — «не верю вообще». Учитывается и группа «не определившихся», что также важно с учетом вполне очевидных тем. Согласитесь, что вариант ответа «не знаю» на вопрос «можно ли верить вашей семье » звучит впечатляюще. Особенно для Казахстана.

Свои

Семье в Казахстане доверяют 88,5%. Этот показатель чуть выше общемирового (84,4%), но ниже, чем в Азербайджане. Там уровень полного доверия к семье превышает 90%.

Самый низкий показатель в нашей выборке у Литвы, где семье доверяет только 67,8%. Но это скорее исключение. Обычный уровень доверия к семье колеблется в развитых странах на отметке 85%. Интересно другое: 2,7% от общего числа опрошенных в Казахстане не доверяют семье. А «вообще не верят» 0,8 %. По этому «антрейтингу» семьи Казахстан опережает все страны нашей выборки за исключением Турции. У нее этот показатель составляет 3%.

Вероятно, высокое значение объясняется долей людей, для которых семья не актив, а определенные обязательства.

В том числе, речь может идти и о религиозных активистах. (Этим можно объяснить близость казахстанского показателя к турецкому).

Фактор личного знакомства в системе выстраивания доверительных отношений играет в Казахстане относительно невысокую роль. Здесь полностью доверяют людям из числа личных знакомых 14,5%. В среднем по миру этот показатель составляет 20,7%. В Германии он превышает 26%. В Эстонии превышает 34%. Если построить общий показатель доверия (просуммировав «полностью доверяю» с «в целом доверяю»), отставание от Германии увеличится, превысив 20%. В итоге по этим двум категориям Казахстан снова оказывается в компании с Турцией. Недоверие к лично знакомым людям в обеих странах на отметке 28% и выше.

Чаще других не склонны доверять в Казахстане и соседям. На этот раз Казахстан оказался с Турцией в разных группах. А Турция оказалась близко к Германии. Соседом Казахстана (по этому показателю) оказалась Россия. 

Чужие

Иноверцам в Казахстане не склонны доверять более половины от числа опрошенных. Еще более 5% дипломатично ответили на этот вопрос «не знаю». Опасаясь, видимо, прослыть нетерпимыми в глазах интервьюеров-социологов.

В этой категории самый высокий уровень недоверия у граждан Китая. Там, судя по политике по отношению к мусульманам и буддистам, фактор «иноверия» считается чем-то вроде девиации. Которую необходимо исправлять. Примерно так в Советском Союзе боролись с религией в принципе.

Вполне закономерно (с точки зрения развития политической ситуации) находятся в одном кластере религиозного недоверия Азербайджан и Армения. Кыргызстан также демонстрирует почти фундаменталистский подход в оценках отношения к иноверцам. Закономерен и запредельно низкий показатель недоверия к людям иного вероисповедания в Германии. В XYII веке здесь бушевали самые мрачные из известных религиозные войны, которые разрывали страну в клочья. Но все это осталось просто главой в учебнике истории.

На территории государств, вышедших из недр Советского Союза, вектор развития был диаметрально противоположным. Поэтому вряд ли кто-то мог представить себе в те времена такие высокие оценки недоверия к иноверцам. 

Примерно в такой же плоскости находится оценка к людям другой национальности. Верх нетерпимости демонстрирует КНР. Там людям другой национальности так или иначе склонны не доверять более 80% опрошенных. В связи с этим понятно, почему покупка в Казахстане местных предприятий приводит к «китаизации» управленческого звена. Знаменитая цитата  «Ничего личного, только бизнес» приобретает в этом смысле совершенно новое звучание.

Заметим, что, в отличие от религии, враждебное отношение к другим нациям привело к войнам в Германии не в XYII, а в XX веке. Но сейчас склонны доверять людям другой национальности более 56%. Правда несколько смущает большая цифра «не знающих». В Казахстане показатели доверия по национальным признакам, конечно, отстают от германских. И совсем немного превышают российские и средние по миру. Сказывается долгая история «национальной фабрики» СССР, созданная усилиями советской репрессивной политической системы.

В Казахстане в меньшей степени склонны доверять людям, которых видят в первый раз. Чуть меньше, чем в России. И заметно меньше по сравнению с Германией и Эстонией. Там около трети населения склонны верить «первым встречным».

С учетом негативной коннотации самой этой речевой конструкции можно вполне уверенно говорить о том, что уровень такого доверия  это следствие не просто экономического развития (в «быстром» КНР этот показатель ниже, чем в Казахстане), а институтов современного общества.

В этом смысле можно вспомнить Россию и Германию начала ХХ века. Они демонстрировали фантастические темпы развития, но очень быстро превратились в фабрики соцненависти по отношению к разным категориям своих граждан.

Интересно, что без упоминания конкретных категорий принадлежности к другой социальной группе китайские респонденты превращаются в образец социальной толерантности. Две трети из числа опрошенных здесь считают, что «большинству людей можно доверять». Это существенно выше, чем в Германии. И почти в три (!) раза выше, чем в Казахстане и в России.

Не очень ясно, насколько реальным ответом может считаться такая версия. Как известно, все мы гуманисты. В общем виде. Но в каждом конкретном случае этот гуманизм пропадает, уступая место «своим», определенным так по крови или принципам вероисповедания.

Китай в этом смысле плохой пример для подражания. На протяжении тысячелетий цивилизация в этой стране формировалась за счет включения в нее разных этносов и племен. Они уже перемалывались в огромную единую нацию. Сейчас число граждан КНР составляет около 20% от общего числа жителей всей планеты. А это означает, что они могут позволить себе существование собственной «экосистсемы», где можно верить только своим.

У Казахстана такой возможности нет, поэтому нет выбора — надо учиться верить большинству людей. И делать это нужно не в теории, а на практике. Но пока признаков роста этого доверия нет. Скорее, наоборот, существует риск погружения в круг доверия исключительно родным и близким.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3  +  6  =