На фоне захватывающих выборов президента в США новость о начале нового электорального цикла в Казахстане прошла тихо, буднично и вряд ли кого-то взволновала. По традиции одновременно с мажилисом будут переизбирать и местные маслихаты. Потому что так удобнее и дешевле. Уверен, в условиях пандемии и продолжающегося экономического кризиса можно было бы выборы и вовсе отменить. А вместе с ними и сами представительные органы. Как не оправдавшие доверия и совершенно ненужные в казахстанских реалиях. И деньги бы сэкономили, и народу мозги не пудрили.

В начале января будущего года в Казахстане состоятся выборы в представительные органы власти всех уровней. Как уверила всех казахстанцев Центральная избирательная комиссия, выборы будут проходить с соблюдением всех карантинных мер и для всех членов избиркомов будут предоставлены средства индивидуальной защиты. Поэтому предстоящие выборы будут несколько дороже прежних – на их организацию и проведение из республиканского бюджета потратят 15,3 миллиардов тенге.

Уверен, многие избиратели задаются вопросами:

Зачем эти огромные расходы?

Зачем еще одни выборы?

Зачем содержать и снабжать средствами индивидуальной защиты огромную массу (почти десять тысяч) избиркомов, которые традиционно фиксируют «всенародную любовь и поддержку» одной единственной партии? 

С каждой избирательной кампанией все больше убеждаюсь в том, что ни парламент, ни маслихаты в том виде, в каком они существуют, нашей стране не нужны. Во-первых, нет публичной политики и все решения принимаются закулисно. А во-вторых, потому что реальных выборов в стране нет, и так называемых народных избранников всех уровней выбирают не избиратели, а некие закрытые коллегии выборщиков. Судьба представительных органов власти каждого нового созыва решается узким кругом лиц, в который входят соответствующие акимы, нуротановские боссы, спецслужбы и администрация президента. Именно они реальные участники происходящих в стране политических процессов.

Конституция, правда, уверяет, что вся власть в стране принадлежит гражданам и что государство у нас правовое, то бишь с независимыми ветвями власти (законодательная, исполнительная и судебная). Но, как я понимаю, никто внимания на нее уже не обращает. Мало ли что написать могут. На заборах тоже пишут и что – всему верить?

Не удивительно, что мажилис и маслихаты давно перестали быть местом для дискуссий. Если на заре казахстанского парламентаризма в 90-е годы плюрализм мнений еще давал о себе знать (притом, что он был не достижением отечественной демократии, а пережитком горбачевской перестройки), то с началом нулевых всякое инакомыслие на официальном уровне было искоренено. Последние осколки демократической оппозиции грубым волевым решением выдавили за пределы парламентского поля (не вписывавшимся в официальную идеологию партиям просто отказали в регистрации), отдельно нейтрализовав самых несговорчивых оппонентов — кого убили, кого посадили, а кого-то вынудили эмигрировать.

В итоге в стране осталась лишь одна правильная партия – «Нур Отан», которая и представляет народ во всех представительных органах, начиная с районных маслихатов, заканчивая парламентом. На каждых выборах она традиционно собирает немыслимый для демократической страны урожай голосов (более 80%). А играющие роль разрешенной оппозиции партии «Ак жол» и КНПК фактически превратились в ее правый и левый филиалы.

Каждый раз перед выборами отечественные СМИ любят проводить опрос о том, какими запомнились казахстанцам представительные органы уходящего созыва.  Каждый раз на этот вопрос лично я для себя отвечаю просто и лаконично – никакими. Для меня депутаты парламента и маслихатов это карикатурные персонажи, эдакие молчуны и ждуны. Я как-то уже давно перестал следить за «титанической» работой народных избранников, поскольку ее смысл и реальный масштаб их «достижений» видны и понятны только им самим.

Как, например, оценить инициативу мажилисмена Мираса Шекенова, объявившего библиотеки ненужным в цифровой век анахронизмом и предложившего их оптимизировать? Грамотный с виду человек на полном серьезе предлагает буквально закрыть все библиотеки, оставив лишь одну. Я так понимаю, мажилисмен имел в виду Библиотеку Первого президента, в которой располагается офис Канцелярии Елбасы. Трудно сказать, что это — просто глупость или демагогия. Скорее, и то, и другое.

Венцом законотворческой деятельности парламента шестого созыва, на мой взгляд, стало рекордное по скорости изменение Конституции. В марте прошлого года, согласившись с предложением Касым-Жомарта Токаева о переименовании Астаны в Нур-Султан, парламентарии  за десять минут провели поправки в Основной закон. То, что временно исполняющий обязанности главы государства (коим был на тот момент Токаев), не имел права их инициировать, депутатским  сообществом было мужественно проигнорировано.

Что же касается местных павлодарских депутатов, то самым ярким событием с их участием стал новогодний бал в декабре прошлого года, где депутат гормаслихата Гнел Акопян на аукционе купил янтарный портрет акима области Булата Бакауова за 31 миллион тенге. И вовсе не потому, что принадлежащая депутату фирма традиционно получает крупные бюджетные подряды, а исключительно из любви к искусству.

Опять же, можно напомнить, что ни по одному социально значимому вопросу ни областной, ни городской маслихаты ни разу не высказались. Никто из депутатов ни разу не пришел на публичные слушания по росту тарифа – эта проблема их традиционно не волнует. Никто не пришел на общественные слушания крупных природопользователей и не выступил против бездумного наращивания промышленной нагрузки на экологию. Никто не выступил против продажи школьных стадионов и городских скверов под коммерческую застройку. Никто не защитил владельцев сносимых садоводческих участков. Наконец, никто не высказался по проекту строительства в Павлодаре завода по производству кальцинированной соды, а до того – по проекту строительства в пойме гребного канала с трассами для биатлона и дуатлона.

Народные избранники упорно молчали, в то время как общество негодовало и громко возмущалось. С такими равнодушными депутатами павлодарцы расстанутся без всяких сожалений.

Спросите любого прохожего на улице, знает ли он своего депутата. Городского ли, областного ли. Девять из десяти лишь разведут руками и пожмут плечами.

Имен павлодарских мажилисменов, кстати, тоже никто не вспомнит. Это самый лучший показатель депутатской «работы».

Наконец последнее. Сейчас многие депутаты уходящего созыва начнут напоминать о себе, мозолить всем глаза, чтобы переизбраться на новый срок. Начнут бить себя в грудь и уверять, что они почувствовали в себе силы и горят желанием принести народу еще больше пользы. Спасибо, конечно, но куда уж больше. Поскольку народ выбирать никого не будет, избирательная кампания изначально лишена какого бы то ни было смысла – в очередной раз нам предлагают поменять шило на мыло.

А раз так, то было бы правильнее выборы отменить, маслихаты и мажилис распустить. И деньги бы сэкономили, и народ не дразнили.

В каком-то смысле о ненужности выборов говорит и сама дата их проведения – 10 января. Все понимают, что никакой серьезной предвыборной борьбы, дебатов, столкновений политических мнений в казахстанских условиях просто не может быть. Поэтому бесцветность и серость избирательной кампании скрасят новогодними праздниками. От людей не ждут активности и массовой явки. От людей требуется одно – смириться с очередным триумфом «Нур Отана».

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Абсолютно верно! Так , я думаю, считают подавляющее число казахстанцев. Тратить народные деньги на показуху и декорации не надо! Хотя кто народ спрашивает!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  84  =  85