В социальных сетях продолжает активно обсуждаться «возвращение Дариги в большую политику». Катализатором информационной волны послужил список кандидатов в Мажилис от правящей партии Нуротан, в котором фигурирует имя старшей дочери Нурсултана Назарбаева.
 
Событие это, само по себе, еще не означает того, что Дарига Назарбаева обязательно станет депутатом. Есть в числе претендентов на мандаты люди статусные, включенные туда для солидности, но не желающие отказываться от своей текущей должности. Есть там и те, кого включили на всякий случай, как говорят на родине моих предков: «щоб було».
 
Напомню, что и пять лет назад старшая дочь елбасы так же ходила в кандидатах, но мажилисвумен так и не стала.
 
Появление Дариги Нурсултановны в нуротановских проскрипциях сильно размывает почву под разговорами о том, что она попала к папе в немилость, за что, якобы, и была лишена поста руководителя Сената. Причины патриаршего гнева никогда, впрочем, внятно не назывались и это симптоматично. Опала оказался слишком уж скоротечной, с начала мая едва минуло полгода. Это наводит на мысль, что слухи имеют искусственную природу. Кому-то очень хочется закамуфлировать явный конфликт между нашими дуумвирами.
 
Напомню, что незадолго до отставки, спикер Сената Назарбаева подала запрос в Конституционный Совет, и он был принят к рассмотрению. Однако, после неожиданного лишения ее депутатских полномочий, запрос был тайно отозван новым руководителем Мауленом Ашимбаевым. Есть достаточно юридических оснований предполагать, что глава Сената поставила под сомнение конституционность ряда «чрезвычайных» указов президента Касым-Жомарта Токаева, за что и поплатилась.
 
Дарига заняла свой прежний пост сразу после приведения к присяге второго президента. Отсюда вполне логично предположить существование предварительных договоренностей между первым президентом и его преемником. 2 мая 2020 года транзитное соглашение оказалось нарушенным. Токаев нашел уязвимое место, «ахиллесову пяту» в том, что председатель верхней палаты была президентским назначенцем. Будь она избрана от региона, такого казуса не случилось бы. Нурсултан Назарбаев приложил немало усилий и времени для выстраивания политической биографии своей старшей дочери. Ее отставка сильно ослабила властные ресурсы Библиотеки, если не сказать поставила оную перед угрозой скорого стратегического поражения.
 
На фоне этой интриги выдвижение в Мажилис уже нельзя рассматривать как предвыборную рутину. Большинство наблюдателей предполагают, что Дарига не будет рядовым депутатом, но при этом, считают место вице-спикера пределом ее теперешних амбиций. Такие рассуждения базируются на все той же легенде об отцовской немилости: елбасы простил, приблизил, но ничего важного пока, конечно же, не доверит.
 
Нужно иметь ввиду, фигура Дариги весьма токсичная, особенно на фоне последних семейных скандалов и негативных публикаций в западной прессе. Она раздражает не только оппозиционно настроенную публику, но и большую часть политической элиты. Однако Назарбаев-отец пошел на эти издержки, поскольку речь идет о реванше. В логике конфликта, если Дарига стала жертвой коварства противоборствующей стороны, то и возвращение в большую политику должно произойти на самую высокую позицию. Иначе реванш нельзя будет считать вполне успешным.
 
Место председателя Мажилиса, хотя и третье по табели о рангах, но по политической влиятельности никак не уступает креслу спикера Сената. От нижней палаты зависит не только состав правительства, но и его эффективная работа, а также весь процесс законодательной деятельности. При этом спикер Мажилиса единственный (!) высший руководитель государства, независимый ни в какой степени от воли президента. Сместить ее одним росчерком пера Токаев уже не сможет. Для замены председателя нижней палаты необходимо заполучить голоса большинства депутатов, которые ныне сильно связаны партийной дисциплиной.
 
Возвращение Дариги Назарбаевой в правящий конклав поменяет весь кадровый расклад на вершине пирамиды власти. Прежде всего, это означает уход нынешнего инкумбента Нурлана Нигматулина.
 
Наблюдатели-старожилы могут припомнить, что сразу после выборов в далеком 2004 году, спикер Мажилиса, возглавлявший партийный список партии Отан Жармахан Туякбай публично заявил о фальсификациях, покинул ряды правящей партии и перешел в стан оппозиции. «Казус Туякбая», тем более в период турбулентности, заставляет весьма щепетильно подходить к вопросам перемещения столь тяжеловесных фигур.
 
Между тем, Нигматулин опытный аппаратчик, прекрасно ориентирующийся в понятиях и традициях, по которым живет основанное елбасы государство. А Нурсултан Назарбаев, как известно, имел привычку менять руководителя нижней палаты в каждом новом созыве. К тому же у патриарха за последний год мог накопиться ряд претензий к нынешнему председателю. Нигматулин, например, в смутные апрельские дни не поддержал запрос в Конституционный Совет, что видимо и вынудило саму Даригу Нурсултановну броситься на амбразуру. Таких поступков елбасы не прощает.
 
Президент Токаев наверняка понимает, с какой целью елбасы включил свою дочь в партийный список. Не в меньшей степени он отдает себе отчет о политических последствиях, которые несет лично ему продолжение парламентского доминирования партии Нуротан. Конечно, как действующий глава государства он пока еще обладает огромными полномочиями, включая право роспуска Мажилиса, отставки правительства, назначения руководителей силовых структур. Но после парламентских выборов политические часы начнут для него обратный отсчет. Через год-два Токаев рискует стать «хромой уткой». Чтобы выдвинуться на второй срок потребуется пройти внутрипартийный «праймериз», ибо в ином случае предстоит сойтись с претендентом от Нуротан в открытой борьбе, с неясным для себя исходом.
 
Вместе с тем, для его визави, после парламентской кампании, наступит полоса условной стабильности. Токаев не рискнул своевременно перерезать политическую пуповину: создать собственную партию или вернуть (хотя бы частично) мажоритарную систему, а затем опереться на поддержку независимых от Библиотеки депутатов. Теперь Нуротан, еще на пять лет будет править бал.
 
В такой ситуации действующему главе государства пора подумать о смене тактики, и возможно, стратегии. Идеальным для Токаева решением всех его проблем стал бы скоротечный уход Назарбаева по причинам биологического характера. Тогда бы вся власть над партией чиновников и олигархов естественным образом перешла бы в его руки. Точнее, ее со всеми церемониями передали бы второму президенту сами хранители Библиотеки. Но такой поворот истории, чаще всего, зависит от воли Всевышнего.
 
Теоретически, Токаев может сделать попытку совершить внутрипартийный переворот, благо в руководстве Нуротан достаточно много должностных лиц, в той или иной степени зависимых от президента. Но набор доступных инструментов для партийного заговора весьма ограничен. Разве только перенять чужой опыт и выступить в социальных сетях с обращением к своим симпатизантам, призывая их вступать в ряды Нуротан.
 
Исходя из вышеизложенного Токаеву, скорее всего, придется смириться с ролью младшего партнера: не слишком перечить кадровым решениям елбасы, подороже менять на дивиденды и бонусы свою подпись и… уповать на счастливый случай. По речам второго президента на предвыборном съезде правящей партии можно сделать вывод, что именно такую линию он для себя и определил.
 
Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2  +  4  =