К выборам 2021 года у правящей партии «Нур Отан» сложились если не идеальные, то самые благоприятные условия. Президент Касым-Жомарт Токаев демонстрирует (по меньшей мере) лояльность. Опасные, да и совсем не опасные, электоральные конкуренты нейтрализованы.
 
У ближайших географических соседей-интересантов внутренних проблем выше крыши, у «мирового жандарма» — смена караула. Пандемия коронавируса ограничивает международный контроль за выборами, а отечественные наблюдатели поставлены в еще более жесткие условия.
 
Ко всему прочему, сама дата 10 января работает идеально: и «сушит», и «замораживает» активность избирателей.
 
Одним словом, все козыри — в рукаве, результаты выборов можно обеспечить какие угодно, не оглядываясь на то, как лягут карты.
 
Главный критерий, которым руководствуется Библиотека в раскладке своего пасьянса, это контроль над формированием и текущей работой исполнительной власти, правительства. Но доминирование будет не полным и не прочным, если Нурсултан Назарбаев не обеспечит себе возможность преодолеть президентское вето. Это для елбасы важный инструмент доминирования над Акордой.
 
Согласно действующей Конституции, «Нур Отан» вправе принимать законы, без оглядки на президента, имея три четверти голосов. Для принятия изменений в Конституцию, опять-таки без подписи президента, необходимо не менее 4/5 каждой из палат.
 
Нижняя палата – Мажилис – состоит из 107 депутатов. Для законотворческого контроля Назарбаеву требуется 81 мандат, а для конституционного 86. Ассамблея Народов Казахстана (АНК), собрание которой назначено на 11 января, должна определить имена 9 депутатов. Все они прямая креатура руководителя Ассамблеи Назарбаева. Мажлисмены от АНК должны соответствовать некоторым этническим критериям, но, полагаю, в любой диаспоре найдется лояльный к елбасы, а еще лучше зависимый от него кандидат.
 
Таким образом, при идеальном раскладе, в дополнение к 9 депутатам от АНК Назарбаев должен иметь в Мажилисе не менее 77 из 98 избираемых депутатов. При этом надежнее всего, если это будут депутаты именно от его партии, которых елбасы может лично контролировать, а при необходимости и поменять.
 
В этом раскладе остальным четырем партиям должно перепасть не более 21-го места. С учетом семипроцентного барьера три партии в Мажилис проходят только теоретически, поэтому к пиру победителей, помимо «Нур Отана», может быть допущено не более двух партий.
 
Сколько их будет, одна или две, мы пока не знаем. И теоретически, и практически возможна ситуация, когда 7% барьер в Мажилис преодолеет только партия «Нур Отан». Кстати, официальные «социологические» «опросы» прогнозируют именно такой исход: ближайшие конкуренты правящей партии имеют не более 6% поддержки. В этот раз, в отличие от Мажилиса 2007 года розлива, «Нур Отан» не останется в унылом одиночестве. Согласно новым поправкам в закон присутствие хоть какой-то оппозиции в Мажилисе обязательно. Даже при игре в «поддавки» нужен партнер. В любом случае семь мандатов получит вторая по итогам голосования партия.
 
Тут уместно задать другой вопрос: заинтересован ли Назарбаев в безоговорочной, тотальной победе? Вряд ли. И дело конечно не только в «беларуском синдроме». Казахстанское общество в текущем состоянии вряд ли взорвется от бесцеремонной демонстрации силы.
 
Проблема в другом. Монополия «Нур Отана» вызовет слишком негативную реакцию в мире, прежде всего на Западе. Стоит ли, ради незнамо чего, раздражать главных экономических партнеров, отсекать себя и своих близких от европейских и американских соблазнов?
 
На самом деле, некое разнообразие депутатского корпуса выгодно и самому елбасы. С его позиции расклад 1+2 более устойчив и удобен, чем 1+1, уже тем, что дает возможность для маневра на двух краях партийного спектра. Вспомним, и в предыдущей каденции лидерство «Нур Отана», его «центризм» выгодно оттенялись присутствием парламентской оппозиции. Справа — «Ак жол», слева — народные коммунисты. Ни те, ни другие никак и никому не мешали, а если возникала нужда, то подыгрывали на флангах.
 
Если предположить, что «Нур Отан» по-прежнему намерен занимать место парламентского центра, то сегодня на роль условно правой оппозиции претендуют «Ак жол» и «Адал», а на роль левой – НПК и «Ауыл». Если свежеиспеченные адаловцы не продемонстрируют чудеса искусства лоббирования, то, скорее всего, Назарбаев оставит в парламенте партию «Ак жол». За ней стоят надежные и близкие олигархи, которых не стоит обижать недоверием.
 
Слева ситуация сложнее. Назарбаев после своего ухода из КПСС  приложил немало усилий для нейтрализации казахстанской компартии. Недавний «ребрендинг» КНПК, ее отказ от коммунистической идеологии, был, по-видимому, финальным аккордом в этом затянувшемся реквиеме. Политтехнологи Библиотеки справедливо рассчитывают, что ядерный совково-коммунистический электорат, разочаровавшись в предательстве ренегатов из НПК, проголосует за «Нур Отан». Другого выбора у такого рода избирателей попросту нет.
 
Вместе с тем, для политических менеджеров весьма выгодно иметь в новом составе депутатов, способных озвучивать не ностальгически-советские, а национально-патриотические запросы и требования. В этом плане, и название партии «Ауыл», и бэкграунд ее кандидатов представляются наиболее подходящими для озвучивания деликатных тем: аула, культуры, языка, территориальной суверенности.
 
Таким образом, наиболее вероятным исходом выборов нового 2021 года будет декларация ЦИК об уверенной победе партии «Нур Отан». Она получит не менее 77 депутатских мест. Скорее всего, в Мажилис будут допущены еще две партии. Вероятно, «Ак жол» и «Ауыл».
 
Подчеркну, что этот прогноз основан на анализе базовых интересов Библиотеки. Он не учитывает уйму субъективных обстоятельств, влияющих на окончательный расклад.
 
Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here