Кеттлинг — новое слово в казахстанском политическом словаре.

Кеттлинг (англ. kettling) — полицейская тактика блокирования и задержания массовых скоплений людей с помощью кордонов на городских улицах. Обычно кеттлинг используется правоохранительными органами во время народных протестов и массовых волнений. Его применение многократно критиковалось и осуждалось из-за чрезмерной неизбирательности и длительности, когда вместе с протестующими полицейские блокируют своими кордонами случайных прохожих и удерживают их внутри оцепления долгие часы.

И именно в кеттлинге обвиняют полицейских гражданские активисты, вышедшие на акцию в день парламентских выборов.

Напомним, 10 января 2021 года на площадь Республики в Алматы вышли инициаторы создания Демократической партии и активисты движения Oyan, Qazaqstan  с протестом против проведения выборов. Они требовали прекращения давления на независимых наблюдателей за выборами и регистрации всех политических партий. Только после этого, считают они, возможны выборы. Протестующие  были взяты в кольцо полицейскими и удерживались в кольце с 11.30 до 22 часов.  Они считают, что этими действиями были нарушены их права на личную свободу, свободу от пыток и свободу мирных собраний, гарантированные Конституцией РК, и теперь собираются добиваться привлечения сотрудников полиции к ответсвенности.

Об этом участники акции заявили на пресс-конференции, прошедшей в понедельник на площадке Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности.

«Если бы сотрудники полиции посчитали, что мы нарушаем законы РК, они должны были в законном порядке нас задержать и доставить в отделение, чего сделано не было. Мы считаем, что это были пытки, и будем требовать возбуждения уголовного дела и судебного расследования по ст. 414 (заведомо незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей) 146 (пытки) и 362 (превышение власти или должностных полномочий) УК РК», — прокомментировала свое решение активист Oyan, Qazaqstan Асем Жапишева.

Директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис, поддержав активистов, заметил, что кеттлинг может применяться, но очень ограниченно:

«По международным стандартам, для применения кеттлинга необходимы два ключевых условия. Первое – это насилие, которое осуществляют протестующие, второе – кратковременность. Главная задача кеттлинга – пресечь насилие: заблокировать группу, выявить конкретные лица, осуществляющих насилие, их изолировать, а в отношении мирно протестующих такую тактику не применять. Казахстанские силовики этим принципам не следуют, потому что применяют кеттлинг к абсолютно мирным гражданам».

 То, что происходило 10 января на площади Республики в Алматы, Жовтис называет незаконным задержанием:

«Еще в 2012 году было принято постановление Верховного Суда РК, касающегося понятия «фактическое задержание», а в 2014 году было включено в Уголовно-процессуальный кодекс РК. Так вот, фактическое задержание – это «ограничение свободы задержанного лица, включая свободу передвижения, принудительное удержание в определенном месте, понуждение пройти куда-либо или остаться на месте, которое ограничивает личную свободу человека, с момента точностью до минуты, когда такое ограничение стало реальным».

Если мы берем это определение, то действия полиции по всем признакам являются не чем иным, как фактическим задержанием. Несоблюдение при этом норм законодательства говорит, что данные действия попадают под санкции ст. 414 УК РК. Далее, все, что происходило на площади, являлось жестоким обращением, граничащем с пытками, поскольку люди находились длительное время на морозе, без возможности отправить естественные нужды, в состоянии задержанных в течение времени, значительно превышающем законные сроки.

Также есть основания говорить, что в данном случае полицейские злоупотребили своим служебным положением. То есть заявления активистов о возбуждении уголовных дело в отношении полицейских по трем статьям УК обоснованы».

Евгений Жовтис считает, что юридически все «козыри» — у потерпевших, но практика казахстанского правосудия приводит его к выводу, что если заявления активистами будут поданы, то на деле они столкнутся с рядом незаконных действий силовиков. Он не помнит, чтобы в Казахстане вообще возбуждались уголовные дела по сходим обстоятельствам:

«Я припоминаю, что были попытки. В ряде жестких задержаний в ходе мирных собраний были попытки написания заявлений, чтобы были возбуждены уголовные дела в отношении сотрудников полиции, но под теми или иными предлогами они не регистрировались, отклонялись, прекращались. К сожалению, в этом отношении мы можем сделать четкий вывод, что пока правоохранительная система, органы прокуратуры и суды (решения обжаловались в следственные суды) не работают по такого рода делам. Возбудить дело и довести его до конца практически невозможно».

В свою очередь правозащитник Ерлан Калиев, который намерен в этом деле представлять интересы инициаторов Демократической партии, говорит, что в его практике был единственный факт возбуждения уголовного дела по незаконному задержанию – в Шымкенте по заявлению гражданки Фаризы Оспан. Возбуждения уголовного дела удалось добиться через следственный суд города, однако на настоящий момент оно прекращено, и потерпевшая сейчас ждет рассмотрения своей жалобы вновь в следственном суде Шымкента. 

Между тем активисты в том случае, если не смогут добиться справедливости в рамках системы национального правосудия, готовы обратиться в Комитет ООН по правам человека.

Евгений Жовтис считает, что в данном случае у них есть все шансы добиться положительного решения в международной инстанции. К такому выводу он приходит на основе многолетней практики обращения в Комитеты ООН.

Так, за 10 лет в три комитета ООН (по правам человека, против пыток, и ликвидации дискриминации в отношении женщин) было направлено около 40 обращений из Казахстана, более чем по 30 были вынесены решения в пользу заявителей. Решения были стандартные: компенсировать ущерб, восстановить нарушенные права и устранить системные нарушения. За исключением двух случаев (по пыткам была выплачена материальная компенсация), во всех других случаях РК эти решения не выполнила. Отказ чаще всего мотивируют тем, что решения Комитетов носят рекомендательный характер.

«Международная практика показывает, что большинство стран предпочитает выполнять решения Комитетов по одной простой причине, что это имидж государства. Если государство не выполняет обязательства по правам человека, то какие гарантии, что оно будет выполнять их в области экономики, безопасности и прочего.

У нас этот опыт не работает, идут разговоры, что будет создана какая-то процедура, чем занимается Генеральная прокуратура, но пока с практической точки зрения обращение никаких результатов не дает.

Зачем туда обращаться? Когда человек получает подтверждение от международных органов, что то или иное его право было нарушено, он получает поддержку в моральном смысле: государство не право», — резюмировал Евгений Жовтис.


 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  63  =  69