Выступая 15 января на открытии первой сессии парламента нового, седьмого созыва, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев снова повел речь о реформах. Не скупясь на посулы, он пообещал массу самых разнообразных преобразований: социальных, экономических, политических. Однако грандиозность нарисованных президентом перспектив не должна никого обманывать. Как показывает исторический опыт, звучащая с властных трибун либеральная и модернизационная риторика не приводит к переменам. Слово «реформы» в нашей стране давно выхолощено и лишено содержательного смысла. В Казахстане разговоры о реформах — ритуал и не более.

Обращаясь на прошлой неделе к депутатам вновь избранного парламента, глава государства Касым-Жомарт Токаев анонсировал программу широкой модернизации всех сфер жизни казахстанского общества. Главным приоритетом, как всегда, объявлены рост качества жизни и повышение благосостояния.

«В год тридцатилетия независимости будут проведены комплексные реформы. Необходимо сосредоточить наши усилия на построении эффективного государства и справедливого общества. Главный приоритет — улучшение качества жизни и повышение благосостояния граждан. Народ ждет полноценной отдачи и конкретных результатов от социально-экономических программ», — заявил с парламентской трибуны Касым-Жомарт Токаев.

В числе прочего казахстанцам пообещали дальнейшее развитие правового государства, децентрализацию административной системы, оптимизацию квазигосударственного сектора, цифровизацию всех управленческих процессов.

«Государственный аппарат станет максимально компактным, открытым и эффективным, а процесс принятия решений — гибким и прозрачным», — пообещал глава государства. 

Другим важным приоритетом должна стать «эффективная социальная политика», в связи с чем президент предложил продолжить реформы в сфере образования, здравоохранения, социального и пенсионного обеспечения.

Много было сказано и о политической модернизации. Глава государства пообещал казахстанцам дальнейшее развитие местного самоуправления и постепенный переход к выборности акимов (мол, вслед за сельскими акимами можно подумать и о выборности глав районов). А еще он предложил снизить обязательный для политических партий порог прохождения в парламент с 7% до 5% (для более разнообразного политического представительства) и предоставить избирателям право голосовать «против всех».

Итак, если верить Касым-Жомарту Токаеву, страну ждет очередной цикл масштабных реформ. Между тем, судя по вялой реакции прессы и соцсетей, никаких серьезных перемен общество не ждет. Какие реформы, о чем вы?

Исторический парадокс Казахстана состоит в том, что громкая либеральная и реформаторская риторика звучала всегда, но использовалась она, как правило, для манипулирования общественным мнением и декорации авторитарных перекосов и извращений. Еще на рубеже веков, когда в обществе случился первый серьезный идеологический раскол по поводу путей развития страны и когда молодые политики (Жандосов, Аблязов, Жакиянов и другие) бросили вызов Назарбаеву, его окружение сделало важный для себя вывод — чтобы не проиграть оппозиции и не потерять власть, надо перехватить инициативу и самим оседлать модернизационную повестку.

С тех пор вот уже двадцать лет нынешний режим постоянно инициирует самые разные преобразования. Реформируют неустанно и с большим азартом все, что только возможно: социальную сферу, здравоохранение, образование, экономику, культуру, человеческое сознание, административную и избирательную системы.

Беспокойные руки Акорды дотянулись даже до алфавита. Осуществленный почти сто лет назад переход на кириллическую графику признан ошибочным, и теперь госязык переходит на новый, более правильный, латинский алфавит.

И что в итоге? Почувствовали ли казахстанцы в своей жизни результаты этих глобальных преобразований? Ответ, как мне кажется, очевиден.

Нынешняя печальная ситуация с политическими правами и свободами тоже стала следствием проводимых властью с начала 2000-х годов «демократических преобразований». Под громкие разговоры об укреплении суверенной демократии Казахстан скатился в обычный авторитаризм, что зафиксировано международными правозащитными организациями.

По уровню свободы слова мы на 157-м месте в мире, по уровню развития демократии — на 136-м. В мировых рейтингах наша страна стоит в одном ряду с Афганистаном, Венесуэлой и Зимбабве. Еще, конечно, не Северная Корея и Туркменистан, но уже почти рядом.

Так и тянет спросить отцов создателей «казахстанского чуда»: вас самих не коробит от того, что наша страна через тридцать лет со дня обретения независимости оказалась в одном ряду с откровенно людоедскими режимами? Или вы думаете, что после горбачевской свободы слова, перестройки и плюрализма казахстанцы мечтали именно о таком светлом будущем для себя и страны? Мне кажется, вы сильно ошибаетесь. 

Громко рассуждая и беспокоясь на словах о демократии, правящий режим действовал в совершенно ином направлении и эту самую демократию искоренял.

И смена президента ничего не изменила. Каждый раз обращаясь к парламенту новый глава государства обещает расширение демократических прав и свобод, обещает либерализацию драконовских законов, разрешить оппозиционные митинги, упростить регистрацию политических партий. Но за те два года, что Касым-Жомарт Токаев находится у власти, ситуация в стране лучше не стала. В парламенте и местных маслихатах доминирует все тот же «Нур Отан», новые партии в стране так и не появились, любое проявление инакомыслия по-прежнему под запретом, а несогласованные митинги жестко пресекаются.

И вот новым президентом озвучена новая программа реформ. Как правильно подметили многие казахстанские политологи, все эти обещания ничего не стоят. Во-первых, потому что они сами по себе несерьезны и размыты, а во-вторых, если бы власть реально собиралась что-то менять, то говорить об этом надо было до выборов, а уже после 10 января – обещанное следовало выполнять. Тогда бы в заявленных реформах имелся смысл.

А говорить только что избранному парламенту про расширение политического представительства, про оптимизацию госуправления, социальную справедливость, про самоуправление и возможную в будущем выборность акимов районов это все равно, что раздавать обещания с пятилетней отсрочкой исполнения. Потому что вплоть до 2026 года обо всем этом можно говорить исключительно на словах. Опять создадут какие-нибудь общенациональные согласовательные комиссии и организуют постоянно действующие совещания, на которых станут сутками обсуждать вопросы политической модернизации страны, утопив их в словоблудии.

Для примера – последняя реформаторская программа «План нации – путь к казахстанской мечте», озвученная Нурсултаном Назарбаевым в 2015 году. Та самая, в которой речь шла про 100 шагов и 5 институциональных реформ. Вот кто из читателей помнит, о чем в ней говорилось?

Где обещанная в ней новая инновационная экономика? Где новые горизонты и возможности? Где профессиональное, открытое и подотчетное гражданам государство? Где потоки иностранных инвестиций?

Где переданные в  конкурентную среду квазигосударственные структуры? Нам ведь конкретно обещали, что ФНБ «Самрук-Казына» и нацхолдинги «Байтерек» и «КазАгро» станут небольшими компактными компаниями.

Может, мы что-то не так поняли? Или же власть в очередной раз поупражнялась в демагогии и проехалась по ушам? 

Впрочем, действовать быстро и четко власть умеет.

Когда понадобилось выстроить суперпрезидентскую республику с жесткой вертикалью власти, то в Конституцию оперативно внесли очень конкретные и содержательные поправки – полномочия президента усилили, глупые ограничения (по возрасту и срокам) убрали.

Понадобилось усилить главу государства новыми, конституционными институтами – пожалуйста. Для него создали и Ассамблею народа Казахстана со своим парламентским представительством, и дублирующий правительство Совет безопасности, и даже придумали новую институциональную должность «елбасы» с полным правовым иммунитетом.

То есть на словах нам говорили про демократию и права человека, а на деле государственное строительство шло в обратно противоположном направлении. Такой вот парадокс.

Так что нынешние абстрактные обещания Касым-Жомарта Токаева расширить в непонятном будущем политическое представительство граждан в парламенте и ввести выборность районных акимов — это просто фигура речи. Настоящих реформ от нынешней власти ждать не стоит. Все, что она делает, — делается исключительно для себя и собственного усиления.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here