Недавно на своей странице в Facebook бывший вице-президент национальной компании «Казатомпром» Рустем Турсунбаев рассказал о своей встрече с профессором Мартой Олкотт (Martha Brill Olcott) — специалисткой по Казахстану.

Встреча состоялась при весьма специфических обстоятельствах. Олкотт выступала в качестве эксперта в деле о депортации Турсунбаева из Канады. Она пыталась убедить канадские власти в том, что в Казахстане правоохранительные органы давно и с нетерпением ожидают экс-вице-президента и что они смогут «разобраться» в его деле по справедливости.

Однако Турсунбаев остался в Канаде, а вот профессору пришлось спешно ретироваться в США. И теперь Турсунбаев пытается вернуть Олкотт в Канаду, чтобы допросить ее и доказать, что ее показаниям нельзя верить.

Нам эта история (мы расскажем ее ниже) показалась крайне показательной с точки зрения изучения modus operandi — методов и приемов, используемых Акордой для борьбы с оппонентами, скрывающимися за границей. Тем более что имя Марты Олкотт нам хорошо известно. В свое время «Республика» подробно писала о ее взаимоотношениях с представителями казахстанских госведомств.  

Рустем Турсунбаев — бывший вице-президент компании «Казатомпром». Уехал в Канаду в июле 2009 года —  незадолго до того, как в Казахстане был задержан, а потом арестован президент «Казатомпрома» Мухтар Джакишев. Власти Казахстана обвинили его и других топ-менеджеров «Казатомпрома» в превышении полномочий и причинении убытков государству. Однако правозащитники назвали это дело политически мотивированным. Турсунбаев был арестован в Канаде в феврале 2012 года. Казахстан требовал его депортации, но Турсунбаева отправили под домашний арест, а через несколько лет освободили, выплатив компенсацию за понесенные им расходы в рамках иммиграционного дела.

Депортация как ноу-хау

По мнению самого Рустема Турсунбаева, которым он поделился с нами, казахстанские власти решили добиваться его депортации из Канады, так как не рискнули затевать настоящий процесс по его экстрадиции в Казахстан. В последнем случае, говорит Турсунбаев, речь идет о полноценных судебных слушаниях, в ходе которых дается оценка правоохранительной системе Казахстана. Это сложная, дорогостоящая и длительная процедура.

Конечно, выплата больших гонораров западным адвокатам никогда не останавливала (скорее, наоборот, привлекала к таким делам) казахстанский Минюст. Но политические риски очередного унижения были слишком высоки. А с учетом прошлого негативного опыта Казахстана их можно считать запредельными. Достаточно вспомнить эпопею с Рахатом Алиевым, ради которого Акорде пришлось пуститься во все тяжкие и даже прибегнуть к мерам чрезвычайного характера.

На фото слева направо: Мухтар Джакишев, Билл Клинтон и Рустем Турсунбаев.

Депортация, в отличие от экстрадиции, не требует доказательства совершения преступления в Казахстане. Как пояснил нам Турсунбаев, она вообще не является по своей сути судебной процедурой. Решение о высылке принимает совет, члены которого назначаются правительством. Все, что требуется от совета, это оценить честность аргументов, приведенных гражданином или гражданкой, которые просят не высылать их на Родину.

Принимая такое решение, члены совета опираются не на собственные знания (мало кто в Канаде обладает достаточными знаниями о Казахстане), а на мнения независимых и квалифицированных экспертов. Но число экспертов в мире, профессионально занимающихся Казахстаном и представляющих авторитетные научные школы, очень ограничено.

Монополия знания о Казахстане

Марта Олкотт

И вот здесь на авансцене появляется Марта Олкотт. Специалист по Казахстану с превосходным образованием и замечательным резюме. С 1995 года профессор Олкотт работает в Фонде Карнеги. Она профессионально занималась Казахстаном, когда тот еще был республикой в составе СССР, а в мире очень мало людей, знавших о существовании это республики.

Обложка книги Марты Олкотт

Характерно, что в своей монографии, опубликованной в 1987 году Гуверовским институтом войны, мира и революций — научным центром при Стэнфордском университете (Калифорния, США), имевшей название «The Kazakhs», Олкотт пришлось объяснять во введении, что настоящие казахи — это люди тюркского происхождения, а вовсе не те «солдаты удачи», которые охраняли российской границы империи со времен Екатерины Второй.

Эта книга была прорывом в мире, где в изданиях, подготовленных Пентагоном для студентов военных учебных заведений и рассказывающих об опыте захвата Империей территорий государств Средней Азии, территория Казахстана сравнивалась с американскими землями, населенными индейцами, через которые российские войска продвигались для захвата центров «настоящей» цивилизации на Юге.

Олкотт, наоборот, подчеркивала уникальную идентичность казахского этноса и относила его происхождение к середине XY века. С ее точки зрения, казахи стали ключевым элементом в созданной Россией системе безопасности в регионе, представляющей собой баланс интересов центра и отдельных регионов Центральной Азии.

Публикация книги почти совпала с крахом СССР (в одной из глав даже появилось упоминание о декабрьских событиях 1986 года в Алма-Ате). Неудивительно, что она сделала Олкотт популярной не только среди специалистов по странам СССР, но и среди нового руководства самого Казахстана. К моменту появления на карте мира независимого государства Республики Казахстан Марта Олкотт де-факто обладала монополией на знание истории и политического устройства Казахстана в том формате, который был востребован западной публикой. И уже очень скоро эта популярность оказалась очень полезной — как для самой Олкотт, так и для властей Казахстана.

Тихий омут арбитража

Дело в том, что в начале 90-х Республика Казахстан появилась не только на политической карте мира, но и на инвестиционных радарах тех инвесторов и корпораций, которые были заинтересованы в получении доступа к сырьевым ресурсам. Правительство молодой республики заключало соглашения с иностранными инвесторами, не слишком вдаваясь в детали и последствия взятых на себя обязательств, результатом чего стала нескончаемая череда судебных споров и арбитражных разбирательств. Последние и стали тем самым местом, где Марта Олкотт смогла капитализировать и монетизировать свой научный авторитет.

Арбитражные разбирательства интересны тем, что они проходят в закрытом порядке и не освещаются в масс-медиа. Соответственно, есть все основания считать, что никто никогда не сможет узнать о том, что говорила эксперт в процессе разбирательств. Естественно, что такие возможности не могли пройти мимо внимания казахстанских властей. В Акорде очень быстро поняли, что такая ситуация создает огромные возможности для того, чтобы управлять лояльными экспертами, обеспечивая им доступ на подобные разбирательства.

Тем более что особенность казахстанского правосудия за рубежом, как известно, заключается в том, что все обвинения «врагов народа» маскируются под спор хозяйствующих субъектов. Это позволяет перевести политическое дело в экономическое, а еще лучше — просто в арбитражное разбирательство.

К слову, о том, что Марта Олкотт сотрудничает с властями Казахстана, первым рассказал Рахат Алиев, который оказался вовлечен в арбитражные процессы, которые вели его родственники и партнеры — братья Хурани. По его мнению, эти контакты были установлены Олкотт через болгарина Александра Мирчева*, который сыграл огромную роль в строительстве демократического фасада для Акорды. Или, на худой конец, просвещенной технократической деспотии по модели Сингапура. Судя по всему, Олкотт удавалось подыгрывать в реализации этой стратегии, несмотря на пророчества Рахата Алиева о том, что авторитет исследователя будет уничтожен.

*Д-р Александр Мирчев — гражданин США, президент компании «Крулл корп.» (США), которая «специализируется на предоставлении глобальных стратегических решений с акцентом на новые экономические тенденции, вопросы экономической безопасности и вызовы, возникающие в политической сфере» (подробнее с его официальной биографией можно познакомиться на сайте его компании).

 

С 2007 года — старший экономический советник премьер-министра Республики Казахстан. С 2007 года по октябрь 2008 года — председатель совета директоров — независимый директор АО «Фонд устойчивого развития „Қазына“. Постановлением Правительства РК № 962 от 17 октября 2008 года избран в состав Совета директоров АО „Самрук-Қазына“. Исключен из него Постановлением Правительства РК № 144 от 27 марта 2018 года.

 

С именем Александра Мирчева связывают  получивший широкую известность в узких кругах суперконфиденциальный документ под названием «CуперХан», в котором были прописаны направления развития культа личности Нурсултана Назарбаева.

Скандал и бегство

В деле Рустема Турсунбаева все складывалось по известному плану. Профессор съездила в Казахстан, после чего уверенно доложила о том, в Казахстане дело расследуется по закону, а пыток не применяют. Но затем рутинный ход событий был нарушен. Турсунбаев предъявил канадскому суду материалы электронной переписки  между Мартой Олкотт и бывшим помощником нынешнего министра юстиции РК Марата Бекетаева, в тот момент первым заместителем председателя правления АО «БТА Банк» Нурланом Нургабыловым.

Речь, напомним, идет о выложенной в открытый доступ (на сайте kazaword.wordpress.com) переписке казахстанских чиновников и менеджеров квазигосударственных компаний между собой и  с сотрудниками всевозможных зарубежных компаний — подрядчиков. В результате этой переписки на свет выплыли многие тайные связи, контракты и контакты, в том числе коррупционные и преступные.

Из этой переписки следовало, что Марта Олкотт не только собирала материалы о деле для презентации их на заседании суда, но также информировала о его ходе и раскладе сил представителей властей Казахстана. А потом, как утверждает Турсунбаев, именно через Олкотт они пытались представить канадскому суду сфабрикованные материалы.

В письме от 16.10.2013, скан которого мы даем ниже, Нурлан Нургабылов пишет Марте Олкотт:

«Уважаемая Марта,

Надеюсь, у вас все в порядке и я не приношу вам затруднений.

Я пишу, чтобы проинформировать вас, что я поговорил с заместителем генерального прокурора насчёт свидетельских показаний, о которых идёт речь, и он предпринял соответствующие шаги в данном направлении. И тем не менее дело в том, что господин E (И?) пришёл самолично и сообщил, что подобный документ может быть истолкован превратно.

Он имеет ввиду, что заявления, сделанные им в тот момент, обусловлены требованиями закона что не имеет смысла выделять наше дело среди других, так как это может вызвать много вопросов.

Хочу спросить вас, что вы об этом думаете и настолько ли действительно необходимо иметь этот документ.

Еще раз прошу извинить меня за беспокойство. Надеюсь на ваше понимание.

Если у вас возникнут вопросы, вот номер моего мобильного телефона: +7 701 8887187.

Искренне ваш, Нурлан».

Марта Олкотт ему отвечает:

«Нурлан,

Мне понятна ваша обеспокоенность.

Я все объясню все канадцам, обсужу дело с ними и напишу вам.

Я планирую поговорить с ними завтра утром по aмериканскому времени.

Всего наилучшего, М.».

После обнародования материалов переписки Марта Олкотт внезапно прервала показания и покинула зал заседаний, а потом и Канаду. В итоге, как рассказал Турсунбаев, канадский Минюст сдался, поменял команду юристов и освободил экс-вице-президента «Казатомпрома». Теперь Турсунбаев сам пытается вернуть профессора Олкотт в Канаду и допросить ее уже в новых условиях и с новых позиций. Но пока не получается.


О чем писала «Республика»

В завершение рассказанной выше истории позволим себе проиллюстрировать аффилиированность госпожи Олкотт с казахстанскими властями на других примерах. Как уже отмечалось выше, об этом в своем время писал информационно-аналитический портал «Республика» (закрытый в 2016 году).

Так, Марта Олкотт «засветилась» как эксперт в  деле молдавских инвесторов Стати. (Мы не станем пересказывать историю того, как Стати вложил немалые деньги, как свои, так и привлеченные с рынка, в нефтегазовый проект в Казахстане, а затем, когда ситуация поменялась, был выброшен из страны и потерял свои инвестиции. История эта громкая и давняя — про нее много публикаций есть в том числе и на KZ.MEDIA).

В «Республике» было опубликовано письмо Марата Бекетаева (нынешнего министра юстиции РК, а тогда ответственного секретаря госведомства) Нурлану Нургабылову от 19 июля 2012 года, в котором тот переслал ему письмо Патриции Насименто (Patricia Nacimiento) из «Norton Rose LLP». В самой переписке нет ничего интересного, а вот счет на услуги юридической компании — подрядчика на общую сумму 661620,5 долларов, весьма и весьма информативен.

Счет адресован министерствам нефти и газа и юстиции Казахстана в лице соответственно ответственных секретарей Сафинова и Бекетаева за услуги по делу «Anatolie Stati, Gabriel Stati, Ascom Group S.A. and Terra RAF Trans Traiding ltd. vs. Republic of Kazakhstan». В нем раскрыты суммы, которые Казахстан выплатил экспертам на судебном процессе. Среди этих экспертов есть и специалист по «политической ситуации» профессор Марта Олкотт — ей выплатили аж 90 тысяч долларов.

Контактировала Марта Олкотт и напрямую с Маратом Бекетаевым. В качестве подтверждения «Республика» публиковала переписку между ними на предмет очной встречи в Париже в январе 2013 года.

Впрочем, Олкотт и Бекетаев встречались не только за рубежом. Госпожа профессор частенько посещала Казахстан. Например, в записке Марты Олкотт от 21 июля 2013 года говорится о том, что она прибыла в казахстанскую столицу и хотела бы встретиться в этот же день вечером.

И еще раз Марта Олкотт засветилась в переписке в феврале 2014 года и снова по делу Стати. На судебном процессе в Стокгольме она опять была задействована как эксперт на стороне Казахстана. Но судя по письмам, в тот раз услуги госпожи профессора были оценены дешевле, чем ранее,  — всего в 4000 долларов.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  72  =  81