На минувшей неделе в стране появилось новое правительство – его состав утвердил президент своим указом 18 января. Правда, новых лиц в нем всего два. В их числе Асет Иргалиев, возглавивший министерство национальной экономики. Первое, что бросается в глаза – возраст нового министра. Руководить экономикой страны поставили неприлично молодого человека, всю жизнь просидевшего в офисе. Даже удивительно, как президент и премьер-министр не боятся назначать таких молодых людей на столь ответственную должность. Предположу, что смелость подобных назначений заключается в том, что  новому министру просто нечем руководить — реальная экономика давно в других руках.

На сайте министерства национальной экономики сообщается, что главная цель ведомства заключается в том, чтобы руководить стратегическим планированием, налоговой, инвестиционной, таможенной и бюджетной политикой, заниматься реализацией государственных инвестпроектов, развитием отраслей экономики, а также управлять государственными активами. Задачи серьезные.

Но при этом фигура нового министра выглядит довольно легкомысленно из-за молодости. Асету Иргалиеву всего 33 года.

У правительственного чиновника типичная биография болашаковского попрыгунчика – в 23 года после учебы в европейском вузе оказался на теплом месте в международном финансовом учреждении. И не где-нибудь, а в лондонской штаб-квартире ЕБРР. Через пару лет Иргалиев оказался в Институте экономического развития, дочерней структуре министерства нацэкономики, в 29 лет стал советником премьер-министра, в 31 год — замруководителя канцелярии премьер-министра. В 32 года перешел в министерство нацэкономики, став сначала первым вице-министром, а с 18 января — министром.

Парню, напомню, всего 33 года.

Прежние министры, правда, тоже были людьми молодыми, но не настолько. В частности, предшественник Иргалиева — Руслан Даленов возглавил Миннацэкономики в 44 года (он 1975 года рождения), Тимур Сулейменов – в 38 лет (1978 года рождения), Ерболат Досаев – в 42 года (1970 г.р.).

В 2016 году правда был еще 36-летний Куандык Бишимбаев, но его фигура изначально выглядела курьезным недоразумением. Министром он проработал всего несколько месяцев и слетел с должности из-за взяток в особо крупном размере (в 2018 году его приговорили к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества и пожизненным запретом на занятие руководящих должностей на госслужбе в госорганизациях).

И вот теперь во главе министерства стал молодой человек 1987 года рождения.

В голову в связи с этим лезут самые разные и не всегда хорошие мысли. Либо с национальной экономикой все настолько хорошо, что руководители страны не боятся назначить во главе профильного министерства молодого болашаковца, который после университетской скамьи протирал штаны исключительно в офисах и реального производства даже не нюхал. Либо с экономикой, наоборот, все настолько плохо, что ей уже ничем не навредить. И поэтому руководство страны назначает на такие должности невзрачных гуттаперчевых мальчиков, чтобы потом можно было публично пороть их и обвинять во всех смертных грехах.

О том, что творится у нас в экономике, в принципе, исчерпывающе сообщил 12 января на последнем заседании старого кабмина прежний министр национальной экономики Руслан Даленов. По итогам 2020 года ВВП Казахстана в тенге составил около 69 трлн тенге против 67,7 трлн годом ранее. С учетом годовой инфляции в 7,5% этот рост превращается в отрицательный, и в целом, по данным МНЭ, экономика страны сократилась на 2,6%. В общем, плохо.

А в долларовом эквиваленте ситуация еще хуже. Потому что тогда снижение ВВП составляет более 8% (с 181 млрд долларов в 2019 году до 165 млрд долларов в 2020-м). Возможно, именно по этой причине Руслан Даленов не попал в новый кабинет министров. Надо же было ради приличий кого-то наказать за экономический обвал. Что и сделали. 

На другой день после назначения Асета Иргалиева произошло еще одно событие, имеющее отношение к экономике. Во вторник 19 января  Касым-Жомарт Токаев принял у себя председателя правления АО «ФНБ «Самрук- Казына» Ахметжана Есимова. Как сообщает официальный сайт Акорды, топ-менеджер госхолдинга доложил главе государства об итогах 2020 года.

Несмотря на тяжелый кризис, вызванный пандемией и карантинными ограничениями, фонд «Самрук-Казына» закончил год с неплохими показателями: входящие в холдинг компании успешно расплатились с кредитами, сохранили стабильные рейтинги, сэкономили десятки миллиардов тенге на закупках. В целом активы ФНБ подорожали на 800 млрд тенге.

Понятно, что рост этот во многом дутый и получен благодаря манипуляции с курсовой разницей валют: в начале года доллар стоил 382 тенге, в конце – 420, отсюда и рост стоимости госхолдинга в тенговом эквиваленте. Скажу более, по большому счету девальвация в Казахстане вот уже пять лет является единственным источником любого экономического роста.

Но даже при таком раскладе достижения холдинга впечатляют и диссонируют с общей экономической ситуацией. Потому что вся страна ушла в глубокий минус, а госхолдинг, наоборот, идет в рост.

Чтобы разобраться в этом феномене, надо понимать, что такое Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына». А это самые жирные и высоколиквидные куски национальной экономики, собранные в один гигантский холдинг. Тут и «КазМунайГаз», и «Казтрансойл», и «Казахстан темир жолы», и «Казпочта», и «Казатомпром», и «Эйр Астана», и «Самрук-Энерго», и «KEGOK» и многие другие известные национальные компании, на которых трудятся в общей сложности более 300 тысяч человек.

По итогам 2019 года, стоимость входящих в холдинг госкомпаний составила 26,4 трлн тенге, или 71 с лишним млрд долларов (это 40% всего ВВП страны, который в том году составил 67 трлн тенге или 181 млрд долларов). Консолидированная выручка всех предприятий фонда составила 10,6 трлн тенге – ровно столько же составила расходная часть бюджета Казахстана. 

то есть ФНБ «Самрук Казына» — это становой хребет национальной экономики, ее самая лучшая и доходная часть с годовой прибылью, сопоставимой с бюджетом всей страны.    

При таких обстоятельствах Министерство национальной экономики превращается в чистую декорацию, в министерство фантазий и прожектерства, которое ничем реально не управляет и от которого ничего не зависит.

Согласитесь, что совсем нестрашно отдавать в руки болашаковцев профильное министерство, когда ключевые отрасли экономики выведены в отдельный государственный холдинг с самостоятельным управлением, отвечающим непосредственно перед президентом.

Ахметжан Есимов вместе с главой Национального банка – вот главные капитаны национальной экономики.

Так что можно не переживать по поводу назначения юных министров. Пущай они там у себя играют, не страшно. Все равно ничего не сломают. 

И последнее, что хотелось бы отметить. Казахстан уже давно и настойчиво занимается диверсификацией экономики и борется с пресловутой сырьевой зависимостью. Реализует масштабные и дорогостоящие госпрограммы, продвигает импортозамещение, строит сотни заводов. В стране стартовала уже третья индустриальная пятилетка. И что в итоге?  А ничего.

Экономика страны по-прежнему держится на двух столпах.

Первый — это природные ресурсы (нефть, газ, уголь и прочие полезные ископаемые), добычей и вывозом которых занимаются как отечественные, так и иностранные компании.

Второй – государство со своими внушительными бюджетными закупками (за первые семь месяцев 2020 года их объем составил почти 5 трлн тенге) и гигантскими государственными холдингами (ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек» и «КазАгро»).

Нигде более в национальной экономике ни денег, ни перспектив нет.

Если бы Илон Маск в 90-е годы переехал из ЮАР не в Северную Америку, а в Казахстан, то ему бы здесь ничего не светило. Парень с мечтами о новых технологиях и космосе сгинул бы без следа. У нас развилка экономических возможностей очень простая – либо добывай и продавай нефть (как вариант: уран, уголь, металлы), либо осваивай (или пили – кому как нравится) бюджеты госорганов и нацкомпаний. Третьего не дано.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  1  =  10