Правительство обсуждает меры по реализации решений Высшего совета по реформам. Первым делом министры заговорили о необходимости разработки программных документов. Мол, надо срочно разработать план развития страны, план территориального развития, определить национальные приоритеты, утвердить отраслевые программы. Спрашивается, зачем небольшой стране с очень скромной экономикой столько новых стратегий и концепций? И еще непонятно – как быть со старыми?

Что-что, а планировать и разрабатывать стратегии в Казахстане умеют. Видимо, сказывается советское прошлое с его плановым народным хозяйством. Хлебом наших чиновников не корми, дай им только пофантазировать о наступлении всеобщего благоденствия (лет эдак через двадцать, а лучше – через тридцать) и распланировать жизнь на предстоящую пятилетку.

Президент Касым-Жомарт Токаев даже создал подчиненное непосредственно ему специальное Агентство по стратегическому планированию и реформам.  И именно его руководитель Кайрат Келимбетов вместе с министром национальной экономики Асетом Иргалиевым на заседании кабмина 2 февраля (оно было посвящено реализации решений Высшего совета по реформам) предложил  разработать и утвердить огромную массу программных документов.  

Мол, без всех этих стратегий, концепций и планов стране не выжить. Никак.

Все бы ничего, но вообще-то в Казахстане уже приняты многочисленные документы со схожими названиями и целями. Например, президент заявил о том, что основным документом, определяющим задачи на среднесрочную перспективу, должен стать Национальный план развития до 2025 года.

И премьер-министр Аскар Мамин тут же дает указание своим министрам подготовить соответствующий проект в самые короткие сроки.

А между тем у нас уже имеется аналогичный документ — Стратегический план развития до 2025 года.  Разработан он был в 2017 году по инициативе Нурсултана Назарбаева и утвержден его указом в феврале 2018 года.

Я не поленился — погуглил, почитал. Впечатлило. 

Документ разворачивает грандиозные перспективы перед страной и ее гражданами. Авторы стратегии, люди с богатой фантазией и смелым воображением, наобещали казахстанцам все — новые точки роста, новую инновационную экономику, технологические прорывы, диверсификацию и уход от сырьевой зависимости, рост конкурентоспособности, раскрытие потенциала регионов, бурные потоки инвестиций, расцвет частной инициативы, увеличение ВВП, качественное улучшение жизни граждан, рост благосостояния.

Одним словом, в промежутке 2018 – 2025 годов страна наша должна стать раем на Земле, а жизнь казахстанцев превратиться в сказку.

Из конкретного. Судя по иллюстративной инфографике, приложенной к Стратегическому плану, в стране к 2025 году запустят массу новых производств, в том числе автомобильный завод полного цикла (!) с производством всех необходимых компонентов, а также завод по производству дорожно-ремонтной, строительной и сельскохозяйственной спецтехники.

Ежегодный рост ВВП был запланирован на уровне 5%, не меньше.

И еще всех нас ждет реальный рост доходов к 2025 году на 42%. Подушевой размер ВВП, высчитанный по паритету покупательской способности, вырастет с 26 тысяч долларов (в 2017 году) до 46 тысяч долларов. Это, на минуточку, столько же, сколько имеют Великобритания и Франция. 

В общем, увлекательнейшее чтиво. А самое главное – жизнеутверждающее и духоподъемное. Эту стратегию в больницах вслух читать надо в терапевтических целях и для исцеления больных.

И что же вдруг случилось? Почему президент Токаев и премьер-министр Мамин заговорили о необходимости новой концепции развития страны? Чем им старая не угодила? Лично меня в ней все устраивает.  

А все, как мне кажется, просто – реальность, как всегда, не совпала с радужными ожиданиями казахстанских госчиновников. Судите сами.

Авторы Стратегии пообещали рост ВВП в тенговом исчислении не менее 5%, а он, зараза такая, все никак не укладывается в заданные параметры. Сначала еле-еле вытягивал на 4%, а в 2020 году вообще ушел в минус и сократился на 2,6%. В этом году правительство ставит своей целью достичь роста хотя бы на 3%.

При этом надо понимать, что экономика, посчитанная в тенге, не дает объективной картины поскольку нацвалюта постоянно дешевеет. Если мы возьмем ВВП в долларах, то увидим, что в 2018 и 2019 году рост экономики был мизерный — 1%, а в 2020 году она сократилась на 8,7% (с $181 до $165 млрд).

То есть с ключевым параметром Стратегии, что называется сильно промахнулись. И про автозаводы полного цикла что-то никто не говорит. Наверное, потому, что в стране с малочисленным и бедным населением, с отсталой экономикой и слабым рынком они в принципе невозможны.

Даже статистический фокус с паритетом покупательской способности не помогает. Такой подход исходит из того, что одинаковый набор товаров и услуг в разных странах стоит по-разному и предполагает учитывать не номинальные показатели ВВП, а высчитанные по доступности товаров, продуктов и услуг. Такой подход позволяет правительствам бедных стран всячески раздуваться от самомнения и формально, на бумаге, сокращать отставание от ведущих стран.

Одно дело ВВП на душу населения, взятый в номинальном выражении, и совсем другое – рассчитанный по ППС. В первом случае Казахстан болтается в восьмом десятке мирового рейтинга с 8-9 тысячами долларов подушевого ВВП отставая, к примеру, от США в семь раз, где этот показатель на уровне 63-65 тысяч долларов. Во втором случае Казахстан сразу поднимается на двадцать пунктов вверх и показывает подушевой ВВП в 26-27 тысяч долларов, тогда как у США остаются все те же 63-65 тысяч долларов.

То есть, сменив методику подсчета, мы получаем возможность придать нашей экономике некоторой солидности и подобраться поближе к лидерам рейтинга.  

Возможно, я слишком привередлив, и кто-то скажет, что нет никакой разницы в том, каким образом наши госчиновники высчитывают экономические показатели. Главное – Стратегия обещает рост доходов и благосостояния до европейского уровня. Я не возражаю, давайте жить как в Англии и Франции. Но даже статистические фокусы и сравнение ВВП по паритету покупательской способности не особо уже помогают. Этот показатель упорно стоит с 2017 года на месте и казахстанцы не богатеют. Скорее – наоборот.

Почему так происходит? Наверное, потому, что правительство, когда обещало богатую и сытую жизнь в 2025 году, рассчитывало не на инновационную экономику (за 5-7 лет ее не построить), а на рост цен на энергоносители – ключевой экспортный товар Казахстана и главный драйвер ее экономического развития. Но не угадали. И вся эта Стратегия – набор фантазий и хотелок. 

Ну а раз не вышло со старой Стратегией, напишем новую и назовем ее более пафосно — Национальным планом развития.

А еще правительство намерено утвердить новый план территориального развития. Хотя еще в 2013 году президент Назарбаев утвердил Генеральную схему организации территории РК – концепцию социально-экономического развития страны с оптимальным расселением и размещением инфраструктурных объектов. Тоже духоподъемный документ с футуристическими пейзажами. Там, помимо всего прочего, прогнозируется превращение Казахстана в мировую космическую державу.

Есть ли основания для подобного оптимизма? А как же! В стране уже пятый год существует профильное министерство, призванное развивать аэрокосмическую отрасль. Видимо, авторы концепции здраво рассудили, что коли есть министерство, то космос обязательно приложится.

Вы скажете, что я шучу. Да нет, это не я — это чиновники. И не шутят, а мечтают. Почему бы и нет. Не вопрос. Перспективных планов у нас громадье. И будет еще больше. Потому что мечтать не вредно. 

 

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Обыкновенные казахские понты. Все 30 лет существования независимого Казахстана только понты и портами погоняю.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here