Не знаю, как вы, но меня в последнее время не покидает стойкое ощущение надвигающейся беды. И не в пандемии тут дело. Я о другом. О том, что не имеет столь выраженного эффекта, но действует не менее разрушительно. Пандемия, кстати, сыграла многим на руку. Особенно правительству: на нее стало удобным списывать все свои «косяки».
 
Итак, я про другое.
 
Мне думается, что мы прозевали свою революцию. Она состоялась, но мы ее не заметили. Я говорю о революции сознания.
 
Объясню.
 
Когда находишься внутри ситуации, ее сложно воспринимать целиком. Это как с Мопассаном. Он ненавидел Эйфелеву башню, но регулярно обедал на ее первом уровне. На вопрос, зачем он это делает, если башня ему не по нраву, отвечал: «Это единственное место во всем огромном Париже, откуда ее не видать».
 
Так вот. Попробуйте абстрагироваться. Представьте себе на минутку, что вы живете не здесь, а, скажем, в том же Париже. Или хотя бы в его пригороде. Оттуда виднее. Вот и задайте себе из предместий Парижа вопрос – что это мы тут такое построили?
 
Новую страну? Новое государство? Со всеми ее составляющими? То есть оно полноценное и реально независимое? Вы считаете его развитым, современным, перспективным? Вы на него рассчитываете? Надеетесь? Вы им гордитесь?
 
Я без иронии. Я просто задаю вопросы и хочу, чтобы вы честно на них ответили. Хотя бы для себя.
 
Но для начала давайте признаем, что наше государство скверно выполняет основные свои функции. Оно плохо учит, плохо лечит, плохо защищает, плохо планирует, да и вообще плохо работает. Что характерно: пугать, наказывать, лицемерить, врать и запрещать оно научилось. С этим у него все в порядке. А вот контактировать с собственным народом, объяснять ему, втолковывать, вдохновлять и, главное, вызывать у него доверие, у него не получается. Никак. Нет общей цели. Поэтому оно его сторонится, избегает, не считается и в каком-то смысле даже побаивается. А иначе, зачем ему – государству – такая охрана?
 
Далее.
 
У нас нет ни одного яркого политика. Такого, которого бы адекватно воспринимали простые люди. Те, что мелькают каждый день в соцсетях или по телевизору, похожи на опереточных персонажей из дешевого мыла. Куда-то они все исчезли – яркие…
 
К слову, у нас нет ни одного качественного телеканала. Те, что есть, тупо отрабатывают номер и годами жуют одну и ту же жвачку. Ярких тележурналистов – по пальцам. Как и пишущих. Они тоже куда-то подевались.
 
Что касается соцсетей, то наше – отечественное их наполнение – состоит главным образом из двух параллельных миров. С одной стороны – это помойка. С другой – ярмарка тщеславия. Довольно часто эти миры пересекаются и легко дополняют друг друга. Интернет предоставил невиданную свободу. Которую, к несчастью, многие неправильно поняли. Теперь всяк может взять и, мягко говоря, «пукнуть в вечность». По любому поводу. А что такое сеть? Я уже где-то говорил – это микрофон без очереди. Не нужно просить разрешения высказаться. Не надо ждать, когда тебе предоставят слово. Выкрикнул хлесткую фразу, матюкнулся и в кусты. И никто тебе не указ.
 
Мне кажется, если бы Абай жил в наше время и завел бы себе страничку в фейсбуке, его бы заклевали отечественные национал-патриоты. Наши, так называемые, профессиональные любители родины. Съели бы с потрохами за все, что он «наговорил» про своих.
 
Но вернемся, с чего я начал. Я о революции.
 
У меня полное ощущение того, что нам подменили население. Оно как-то странно и стремительно переформатировалось. Говоря проще, деградировало. Это уже не тот народ, который я знал и помню. Мне иногда даже кажется, что нам незаметно сделали лоботомию. В результате у нас полностью изменилось восприятие мира. Мышление. Сознание.
 
Вроде бы Геббельс говорил: «Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней»? У Геббельса получилось. У наших тоже. Но нашим даже СМИ не особенно понадобились.
 
Что я хочу сказать? Давайте на примерах, чтоб было яснее.
 
Представим, что вам среди ночи кто-то звонит. Вы спросонья хватаете телефон, и кто-то из знакомых вам сообщает, что вашего ближайшего друга «замели менты». В Медеуское УВД. Какой будет ваша первая мысль?
«Кто у меня есть в Медеуском УВД?». При этом вас не очень будет интересовать, за что его «замели»? Вас будет занимать только одно – как это дело «развести»?
 
Или.
 
Цветочный магазин обещает к открытию разыграть машину. Бесплатно! Ваша первая мысль: «Надо бы обязательно туда сходить, вдруг обломится счастье». И вы идете туда и натыкаетесь на толпу таких же любителей сыра в мышеловке.
 
Или.
 
Назначили к вам на работу нового начальника. Первый вопрос, который зададут друг другу коллеги – «Чей он человек?». То есть, кто за ним стоит? Какая у него «крыша»?
 
Закончил ребенок школу – и сразу же головные боли: «Куда его поступать, где у меня завязки и во сколько это обойдется? Хорошо бы его куда-нибудь подальше от этого ужаса, лучше бы за границу, вот только где взять денег на «заграницу»?»
 
И так везде и во всем. И в малом, и большом.
 
У нас две столицы и ни одна из них не пригодна для спокойной жизни. Алма-Ата перегружена настолько, что час пик может тут наступить в любой момент, стоит выпасть снегу или полить дождю. Алматинский воздух, если смотреть с Кок-Тобе, висит над городом, напоминая радиационное облако после ядерного взрыва и, похоже, эту проблему уже не решить. Во всяком случае, никто не берется, и мы дышим непонятно чем, но ясно, что не воздухом.
 
Астана – что-то невообразимое. Этот город нагоняет такую тоску и депрессию, что способен высосать всю энергию за час. Фантазии здешних градостроителей сродни фантазиям Герберта Уэллса – создателя «Войны миров». Город посреди нигде. Он внезапен и нелеп как пальма в кадке. Как смокинг в бане.
 
Деревня окончательно умерла. Малые города и райцентры разрушены. Я проехал страну несколько раз из конца в конец и у меня теперь ощущение, что побывал в местах боевых сражений. Всюду следы былого величия: руины ферм, клубов, домов культуры, больниц, заводов, фабрик… Радуешься, если вдруг наткнешься на свежую школу или на участок приличной дороги.
 
И всюду – новые мечети…
 
А что – мечети? Они как светлячки в ночной степи. Для того, чтобы светить, им нужна темнота. А ее у нас нынче с избытком. Темноты, я имею в виду.
 
Нам говорят, что государство таким образом взяло курс на духовное возрождение. Но нужно понимать, что религиозность – это еще не духовность. Многие ошибаются, принимая одно за другое. А вы представьте себе, что будет здесь через очередные тридцать лет…
 
И так можно продолжать бесконечно. Нерешенных проблем, которые превращаются со временем в нерешаемые, с каждым разом становится все больше, и неизвестно, к чему это в конечном счете приведет.
 
Одним словом, реальность у меня никак не монтируется с «их» докладами. «Они» рассказывают про один Казахстан. А я вижу совсем другой.
 
С чем я связываю столь постыдный упадок, достигший государственных масштабов?
 
Мне думается, одна из главных причин в том, что у нас не осталось элиты. Политической, научной, творческой, деловой. Какой угодно. То, что взгромоздилось на ее место, элитой не является ни по сути, ни по качеству, ни по смыслам. Произошла, как говорят в футболе, неравноценная замена. Вынужденная и случайная.
 
Почему я так говорю? Потому что мне повезло: я видел настоящую элиту. Это были другие люди. Последние из них уходят нынче один за другим, а их славные имена постепенно вымываются из людской памяти.
 
А без элиты общество слепо. Оно не только слепо, оно еще глухо и немо. Слепо, потому что не обладает тем зрением, каким обладала элита, глухо, поскольку не имеет того слуха, и немо, потому что неспособно сформулировать то, что оно чувствует, чего хочет и в чем нуждается. За все эти вещи отвечала элита. И она как важнейший общественный класс занималась своим делом, рискуя, между прочим, первой. Первой шла на плаху, первой угонялась на каторгу, запиралась в тюрьмы. Но, случалось, добивалась власти, и тогда в стране наступало благоденствие.
 
А поскольку у нашей власти в определенный момент оказались «ушлые пацаны» с мышлением уголовников, то мы получили то, что получили. Это они навязали нам новые понятия и новый формат мышления. Это они совершили революцию: все разрушили, своровали, растащили и попрятали. Мы это понимаем, видим и ничего поделать не можем. Мы знаем всех этих воров и бандитов поименно, но…
 
Есть множество «но». О них вы тоже прекрасно все осведомлены.
 
В нормальном мире люди живут и мыслят иначе. Они задаются другими вопросами и решают другие вопросы. А именно: какую пользу я могу принести людям? Что я могу сделать, чтобы стать лучше? Как сделать жизнь вокруг ярче и чище? Люди мыслят, как люди. Как человеки.
 
А мы мыслим, как мелкие уголовники. Как шпана лагерная. Потому что ворье и сволота навязали нам свои правила поведения. Пришлось приспособиться. В результате у нас сегодня нет ни одной продуктивной идеи. Вернее, они звучат время от времени, но ни одна из них не доводится до конца. Некому их доводить. Жизнь наша скучна и однообразна. Я бы даже сказал, что она по большей части бессмысленна. Каких-то новых идей – объединяющих – нет и не ожидается. В основном толкутся навязшие в зубах разговоры о языке, о патриотизме, о латинице, о переименовании улиц и городов, о цифровизации, модернизации и прочей ерунде, имеющей отвлеченный смысл.
 
Никто не говорит о том, что нужна тотальная перезагрузка. Что нужно полностью менять курс. Что нужны новые управленцы. Свежие лица. Что нужно определиться в конце концов с руководством: кто у руля – Библиотека или Ак Орда? Последние выборы показали – Библиотека. А коли так, то зачем вся эта чехарда с выборами и прочими театральными постановками? И, главное, зачем во всем этом участвовать? Вам нравится роль массовки?
 
Мне думается, пора включаться. А именно: не нужно во всем этом участвовать. Неучастие тоже позиция. Молчание тоже голос. Нам нужна бескровная революция. В чем она выражается?
 
Видите ли, государство установило для своих подданных планку жизни на унизительно низком уровне. Я сейчас не о продуктовой корзине. У нормального человека должно быть несколько корзин: образовательная, культурная, интеллектуальная и т.д. Государство хочет, чтобы мы были и оставались быдлом, так ему легче управлять. А вы не поддавайтесь. Станьте умнее, грамотнее, требовательнее. Некоторые давно переросли планку, установленную государством, и устроили себе жизнь, полную маленьких радостей. А это: общение с теплыми людьми, чтение интересных книг, слушание замечательной музыки, посещение стоящих мероприятий и «полный игнор» того, что спускается сверху. Сосредоточьтесь на себе. Любите себя, раз уж государство вас не любит.
 
На выборы – не ходите. Это не выборы. Это так, скверная постановка с заранее известным результатом.
 
Создайте свою партию неучастия и станьте ее лидером.
 
Взятки не давайте. И не берите.
 
Водку не пейте.
 
Завязывайте курить. Займитесь своим здоровьем.
 
Думайте о детях. О внуках. Им тут жить. Проводите с ними больше времени. Подсовывайте полезные книжки. Попробуйте оторвать их от телефонов. Хотя бы на время. Хотя бы на час – для разговора. Учите их не просто потреблять информацию, а задумываться над тем, что она означает.
 
И почаще задавайтесь вопросами. Хотя бы из самоуважения – куда мы идем? С кем мы идем? Для чего мы идем? И идем ли мы вообще? В реальности мы топчемся на месте и давно уже скачем на мертвых лошадях. Из-за этого у меня полное ощущение, что мы все копаем и копаем и уже не замечаем, что находимся глубоко внизу. Но, оказывается, можно копать яму, находясь на самом ее дне…
 
Не нужно в этом участвовать. Жизнь одна. Лучше поесть. Лучше поспать. Лучше почитать книжку. Или сходить с сыном на прогулку. Или съездить к старикам, проведать. Другими словами, я предлагаю создать свое светлое государство внутри этого темного и жить дальше. Так тоже можно.
 
Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

67  +    =  73