Казахстанские власти продолжают героически сражаться с инфляцией. Правительство утвердило Дорожную карту по стабилизации цен на социально значимые продукты. Авторы документа надеются сдержать продовольственные цены с помощью привычных мер государственного регулирования. Внутренний рынок ждут фиксированные цены, товарные интервенции и рост льготных субсидий. Но будет ли толк?

Продовольствие за первые два месяца успело подорожать на 2,6%. Если так дело пойдет дальше, то к концу года инфляция продовольственных цен превысит 13%, что на 2% больше аналогичного уровня 2020 года.

Таким образом, мы рискуем получить стремительное падение уровня жизни. И тогда на громких обещаниях партии «Нур Отан» поднять доходы граждан к 2025 году на 27% (по сравнению с 2019 годом) можно будет досрочно поставить жирный крест. Потому что накопленная инфляция в разы перекроет обещанный рост благосостояния.

Чтобы не допустить столь неприятного развития событий, правительство разработало Дорожную карту по стабилизации цен на продовольствие. Документ, включающий в себя 44 мероприятия, рассмотрели недавно в кабмине. 

Стабилизировать внутренний рынок власти собираются традиционными способами. Установят предельные цены на социально значимые продукты, повяжут производителей и продавцов меморандумами, усилят антимонопольный контроль и борьбу с ценовым сговором. Ну и, самое главное,  увеличат бюджетную поддержку аграрной отрасли. Которая давно и прочно сидит на всякого рода субсидиях, льготах и преференциях.

Используя кнут и пряник, чиновники планируют обуздать инфляцию и стимулировать сельхозпроизводство. Но сумеют ли они это сделать?

Подобные меры в последние годы в нашей стране не отличаются эффективностью. Что хорошо видно на примере Павлодарской области. Когда смотришь на зашкаливающие ценники в магазинах и на рынках, впечатление такое, будто в нашей области большой дефицит продуктов. Мясо, масло, молоко потому так дороги, что их производят в недостаточном количестве.

Но, судя по отчетам чиновников, производство продуктов растет. И бюджетная поддержка аграрной отрасли — тоже. За последние пять лет размеры господдержки сельхозпроизводителей в Павлодарской области выросли в три раза, а совокупный объем бюджетных инвестиций с 2016 года превысил 60 млрд тенге.

Финансирование агропромышленного комплекса через различные схемы субсидирования применяется уже давно. Государство возмещает затраты фермеров по многим направлениям — таким, как развитие племенного животноводства, приобретение минеральных удобрений, гербицидов, ГСМ, сельхозтехники, технологического оборудования, поливной воды. Кроме того, субсидии выделяются крестьянам на возмещение затрат по выплате НДС, процентных ставок по кредитам и лизинговым договорам. Речь идет о весьма крупных суммах.

В 2016 году расходы бюджета на развитие сельского хозяйства в Павлодарской области составили 7,3 млрд тенге, из них 7 млрд – субсидии сельхозпроизводителям. В 2020 году на развитие аграрной отрасли  уже потратили 20 млрд тенге, из которых 18,5 млрд – субсидии. В этом году на поддержку фермеров направят уже 25 млрд тенге.

То есть финансирование сельского хозяйства выросло в разы, а между тем в основных экономических показателях отрасль нисколько не изменилась. Если мы сравним статистические данные по итогам 2016 и 2020 годов, то увидим, что площадь посевных выросла незначительно — с 1,23 млн га до 1,48 млн га, поголовье КРС увеличилось с 380 до 446 тысяч голов, производство мяса в живом весе (в том числе птицы) — с 85 до 102 тысяч тонн, молока — с 363 до 400 тысяч тонн. Сбор зерновых составил 680 и 822 тысячи тонн при схожей урожайности (рост за счет увеличения площади посевных).

В итоге рост экономических показателей сельхозотрасли — от силы 15%  при росте бюджетного инвестирования почти на 300%. 

Еще раз подчеркну: в развитие аграрной отрасли с 2016 по 2020 год включительно вложено почти 65 млрд тенге. Эти деньги направлялись на поддержку животноводства, возмещение крестьянам инвестиционных затрат, приобретение ГСМ, проведение весенне-полевых работ, закуп элитных семян, гербицидов и удобрений, финансирование процентных ставок по льготным кредитам и лизингу, переработку молока и т.д. и т.п.

Финансовая помощь оказывалась и продолжает оказываться безвозмездно. Из года в год в списках получателей, как правило, мелькают одни и те же крестьянские хозяйства и сельхозпредприятия — их в общей сложности несколько сотен. Одни получают по 1-2 миллиона тенге, другие — по 10-15 млн. А есть и такие, кто получает десятки и даже сотни миллионов тенге. Цифры такие, что не укладываются в голове.

Я вовсе не хочу сейчас мести всех сельхозпроизводителей под одну гребенку и вполне допускаю, что многие получали свои субсидии на законных основаниях. Но, согласитесь, невозможно объяснить простому человеку, живущему на обычную скромную зарплату, почему продукты так дорого стоят.

Субсидии, по логике, выплачиваются для возмещения затрат фермеров и в конечном итоге должны снижать стоимость производимой ими продукции. Следовательно, мясо, молоко, масло, зерно, овощи, производимые получателями субсидий, должны реализовываться на рынке по более низкой цене. Но парадокс в том, что дешевых продуктов у нас нет.

За пять лет с момента девальвации тенге цены на продовольственном рынке выросли в два-три раза.

Чиновники, конечно же, сразу вспомнят про пресловутые социальные магазины и набившую оскомину сельхозярмарку, но объемы продукции, реализуемой на данных торговых площадках, ничтожно малы. По сути, все эти хваленые распродажи проводятся ради показухи, тогда как большая часть продуктов продается по стабильно высоким и часто необоснованным (спекулятивным) ценам. Если мы сравним европейские продуктовые цены с казахстанскими, то особых отличий практически не увидим. 

Получается, что в обмен на многомиллиардные бюджетные субсидии наши фермеры и сельхозпредприятия поставляют налогоплательщикам продукты по европейским ценам. И это при том, что за электричество, связь, тепло, воду, ГСМ европейские фермеры платят в разы больше казахстанских.

то есть эффективность нашего аграрного сектора крайне низкая.

И причина этого печального явления, на мой взгляд, только в одном — субсидии не стимулируют, а развращают наших сельхозпроизводителей. Поддерживать их надо не бесплатными подарками, а дешевыми и длинными кредитами, справедливыми понятными налогами, развитием конкуренции, а также жестким контролем за ценообразованием, чтобы пресекать спекулятивные соблазны.     

Кстати, когда в стране вводили свободный курс национальной валюты, то нам говорили, что эта мера поможет поднять отечественного производителя. Дескать, импортные товары и продукты резко подорожают и население кинется покупать свое, казахстанское. Мы все помним те знаменитые рассуждения Нурсултана Назарбаева, когда после резкого удорожания иностранной валюты он успокаивал народ и говорил, что доллары нам ни к чему. Мол, все, что нам нужно, можно купить за тенге. Призывал президент воздержаться и от заморских бананов и деликатесов, советовал налегать на свои продукты.

И вот прошло пять лет. Все это время мы своими деньгами поддерживали отечественного товаропроизводителя. И что мы получили в итоге?

Казахстанское яблоко проиграло в конкурентной борьбе эквадорскому банану. Местные огурцы стоят дороже заморских цитрусов. Отечественная гречка и подсолнечное масло продаются по одной цене с российскими. Своя колбаса и сливочное масло откровенно пугают ценой и качеством: знающие люди давно уже перешли на белорусские продукты – они намного дешевле и вкуснее.

И вот сейчас в Казахстане начинается новая кампания по поддержке сельхозпроизводителя. Боюсь даже представить, к чему она приведет.

На днях в социальных сетях увидел занимательный ролик о стабильности. Русскоязычный эмигрант, уехавший в Соединенные Штаты два с половиной года назад, с удивлением рассказывает, что за все то время, что он там живет, итальянский пармезан как стоил 4 доллара, так и стоит.  «В долларах ничего не меняется», — говорит герой сюжета.

 

Вот что такое настоящая стабильность – она в ценах на продукты и потребительские товары. Инфляция нулевая.  У нас же стабильность превратилась в расхожее пропагандистское клише. За нее (стабильность) борются, к ней призывают, ради ее укрепления принимают государственные программы и тратят огромные бюджеты, для ее сохранения разгоняют протестные митинги и запрещают оппозиционные движения. И при все этом мы имеем продовольственную инфляцию, измеряемую двузначными цифрами.

 

Стабильность у нас  если где и присутствует, то в парламенте да правительстве.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  28  =  34