Этой (вынесенной в заголовок) фразой характеризуют ситуацию с реконструкцией алматинской ТЭЦ-2 гражданские активисты. Они заявляют, что преимущество реконструкции — относительная дешевизна проекта по сравнению со строительством новой станции – тает на глазах.

Горькая ирония: не успел глава государства высказаться по поводу алматинской ТЭЦ-2, заметив, что нельзя допустить удорожания и затягивания реализации проекта по ее реконструкции, как произошло и то, и другое.

«Теперь самое главное – не допустить его удорожания и затягивания, как это у нас часто бывает с такими масштабными проектами. Поэтому я требую, чтобы все работы уложились в текущую запланированную стоимость. Намеченные сроки перевода считаю затянутыми. Жители города не могут ждать, требуется ускорить реализацию проекта», — так дословно сказал Касым-Жомарт Токаев в ходе совещания по дальнейшему развитию Алматы 17 марта.

А 7 апреля во время отчетной встречи с населением (на предмет реализации дорожной карты по решению экологических проблем Алматы) управляющий директор по развитию и трансформации АО «Алматинские электрические станции» Серик Калиев проинформировал общественность, что 5 апреля было получено отрицательное заключение по госэкспертизе технико-экономического обоснования (ТЭО) проекта реконструкции станции.

Новое рассмотрение может растянуться до конца мая текущего года.

Также он подтвердил информацию, что стоимость проекта перевода ТЭЦ-2 на газ возросла с 98 миллиардов тенге до 131 миллиарда тенге, и объяснил это уточнением по составу оборудования и другими причинами.

«Тырят деньги по карманам»

Модератор гражданской инициативы «Чистый воздух Алматы» Асет Наурызбаев, отслеживающий перипетии с реконструкцией ТЭЦ, заявляет, что первоначально на работы вообще планировали потратить всего 25 миллиардов тенге, но в результате лени разработчиков стоимость проекта выросла до 98,4 миллиардов.

Скрин с видео /ГИПЕРБОРЕЙ

Асет Наурызбаев — экономист, профессиональный энергетик. В конце 90-х руководил   KEGOC — национальной компанией, которая первой из казахстанских нацкомпаний прошла международный аудит.

Сам Асет Наурызбаев выступает за строительство новой станции, которая будет работать на газе. Ее стоимость он оценивает в 193,5 млрд  тенге в действующих ценах. Реконструкцию же называет воровством денег. Мы попросили Асета Наурызбаева рассказать, на чем основаны его опасения.

— Асет, расскажите, пожалуйста, как первоначальные 25 млрд тенге превратились в 98 млрд?

— Первоначальная идея перевода ТЭЦ-2 на газ была проста: станцию практически не трогать, заменить углеподачу на подачу газа, заменить горелки, которые сжигают топливо, и на этом все. Это было предложено в 2018 году, и тогда эти работы стоили 25 млрд тенге. И это – дешевизна – было единственным аргументом, почему надо сохранить станцию, которой уже 40 лет. Далее АО «Самрук-Энерго» (владелец станции) должен был добиться разработки документации, которая позволяет использовать здание с заглублением.

А ведь изначально говорилось, что ТЭЦ-2 вообще невозможно перевести на газ. Поскольку оборудование на ней в силу повышения сейсмичности изначально было установлено на глубине 12 метров, что могло вызвать скопление газа и привести к аварийной ситуации.

— Но ТЭЦ это же не обычное здание. Почему вообще возникла эта идея, что газ в заглубленных помещениях нельзя применять? Эта история пришла из обычных жилых домов: если в подвале газ, то он может там накапливаться, потому что там никто не ходит и не контролирует. На станции таких мест нет: есть проветривание, есть датчики, есть автоматическая остановка подачи газа. Станция предполагает, что где-то могут быть утечки с самого начала, поэтому она защищается от этого. И поэтому нормативная база для обыкновенных жилых зданий  не применима к станции.

Мы предлагали: давайте разработаем соответствующую документацию для ТЭЦ, как это делается во всем мире. Может быть, вы видели, в Париже есть АЗС, расположенные в тени домов, просто там разработаны определенные меры безопасности. Такие разработки можно было сделать и для станции, тем более, во всем мире этот уже делается. В конечном итоге, например, можно было скачать документацию с подходящего сайта Еврокомиссии. 

Этого за два года не было сделано.

И что тогда делает проектный институт («КазНИПИЭнергопром» — авт.), работающий над проектом реконструкции? Раз расчетов подобных нет, надо просто поднять котлы на уровень нулевой отметки. Вот эта совершенно дебильная идея стоит почти 100 млрд тенге. Кто-то просто поленился поработать над документацией, а нам предлагают заплатить 75 млрд тенге из наших карманов, которые мы в течение долгих лет будем возвращать «Самрук-Энерго».

— Что мы получим взамен?

— Новые котлы. Но турбина и генератор на ТЭЦ-2 останутся старые, а это добрая половина станции. В итоге станция будет обновлена на 40%, а на 60% останется старая – вот такое чудовище будет у нас работать.

Теперь же выясняется, что реконструкция будет строить не 98 млрд тенге, а 130 миллиардов тенге (порядка 300 миллионов  долларов).

— Но это же все равно меньше, чем строительство новой станции?

— Давайте считать. Так называемый бенчмарк на мировом рынке газовых станций составляет 800 долларов за киловатт производимой энергии (то есть стоимость строительства станции исходя из объемов производства —  авт.). 500 мегаватт (500 тысяч киловатт) нашей ТЭЦ-2 умножаем на 800 долларов — получится 400 миллионов долларов. Это стоимость строительства новой станции. При этом, конечно, там тепловые котлы нужно будет реконструировать, и это еще примерно 50 млн долларов.

То есть мы за 300 миллионов долларов реконструируем меньше половины старой станции, тогда как за 450 миллионов  долларов можем поставить совершенно новую, образца 2021 года. Цена вопроса – 150 миллионов долларов.

Но реконструкция утверждена правительством. Я не понимаю, что это за правительство, которое таким образом подходит к таким крупным проектам? Мое мнение – оно некомпетентно.

— Защищая проект реконструкции, проектировщики говорят, что гарантия на новые котлы, которые планируется установить, будет 40 лет. А как в этих условиях будут чувствовать себя старые турбины, которые менять не собираются?

— Могу предположить, что через пять лет «Самрук-Энерго» придет с запросом: дайте нам денег на новые турбины. Их замена обойдется в 250 миллионов долларов. Плюс все иное вспомогательное оборудование станции тоже износится, его замена – еще порядка 100 миллионов долларов.

Полный непрофессионализм…

— Но если экономия так призрачна, почему в «Самрук-Энерго» и в правительстве так цепляются именно за реконструкцию?

— Потому что она нацелена на установку котлов российского — барнаульского – производства, и эта «схема» нашей стороне понятна.

Если устанавливать новую турбину, с предложениями придут такие мировые гиганты, как Siemens, General Electric, которые договариваться «по-нашему» не умеют. А с россиянами договориться – запросто, они с полуслова понимают. В этом – главная причина, почему нам навязывают эту «кривую» схему.

А «кривая» она еще и потому, что занимаются ей непрофессионалы. То, что на этапе госэкспертизы «завернули» ТЭО, показывает, что работа института «КазНИПИЭнергопром», его разрабатывавшего, – ниже плинтуса. Это позор, полная дисквалификация.

Доработка продлена до мая, а за это время еще несколько тысяч молодых алматинцев получат бронхиальную астму и другие осложнения хронических болезней дыхательных путей.

Я вообще обращался к президенту профинансировать строительство новой станции в Алматы из средств Национального фонда, это не такая уж большая для фонда сумма (по итогам 2020 года активы Национального фонда РК составили 58,7 млрд долларов – авт.).

Национальный фонд – это фонд будущих поколений, а чистая станция – это именно в клад в здоровье будущих поколений. Из него уже потрачено более 10 млрд долларов на поддержку частных банков. Но от падения или работы банка не зависит здоровье наших детей.

— Тем не менее, в октябре прошлого года правительство выбрало из ряда проектов по газификации региона именно реконструкцию котлоагрегатов на имеющейся ТЭЦ-2. У экоактивистов остались какие-либо рычаги, чтобы ситуацию изменить?

— Только митинги. Нужно возмущаться непрофессионализмом чиновников из правительства. Нам в лицо плюют, на наших глазах тырят деньги по карманам.

И это наш выбор: молчать и продолжать дышать плохим воздухом или возмущаться. 

Без гарантий 

По мнению экоактивиста Павла Плотицына (В сети Facebook публикуется как Павел Александров), выбранный правительством проект реконструкции ТЭЦ-2 действительно имеет высокие коррупционные риски.

Фото airforcentralasia.life

Павел Плотицын — инженер, автор проекта Airkaz.org. Пользователи соцсетей знают его как Павла Александрова. Живет в городе Алматы.  Является автором прибора, который  дает возможность видеть информацию о качестве воздуха в конкретной точке. Данные передаются на сервер. В режиме реального времени их можно увидеть на сайте Airkaz.org.

«Большинство производителей оборудования не могут участвовать в тендере, потому что они не знакомы со станцией, и проводить реконструкцию чужого оборудования серьезные компании не берутся. Весь конкурс пишется под держателей чертежей имеющихся на сегодня котлов — барнаульский завод, и мы лишаемся преимущества выбора оптимального решения среди множества конкурентных поставщиков», — сказал он в комментарии нашему изданию.

Вслед за Асетом Наурызбаевым он выступает за строительство в Алматы новой станции, которая будет работать на газе, обращая внимание и на то, что здесь есть выигрыш по времени:

«Новую станцию можно поставить в течение двух лет. Тогда как реконструкция первоначально рассчитывалась до 2029 года, а ныне говорится о 2025 годе. Однако никто же гарантии не дает, и спросить в 2025 году за эти обещания будет не с кого. Как и за то, что объявленное удорожание проекта будет последним. Проект еще не начал реализовываться, а уже подорожал на 30 млрд тенге. Сами же знаете, как у нас бывает: не успели, есть объективные сложности, финансирование остановилось, курс доллара изменился, необходимо согласование и т.д. И то ценовое преимущество, которое нам преподнесли, в результате дальнейших согласований может просто испариться. В результате может оказаться, что реконструкция будет стоить тех же денег, что и новая газовая станция».

…Напомним, что первое поручение перевести алматинскую ТЭЦ-2 на газ давал еще первый президент Нурсултан Назарбаев. Это был 2017 год, и глава государства требовал закончить работы до 2020 года. Перевод объяснялся не столько экономическими, сколько экологическими соображениями: по разным оценкам, выбросы ТЭЦ-2 в атмосферу мегаполиса составляют 30% от общего количества выбрасываемых вредных веществ.

На дворе у нас 2021 год, а у владельцев – АО «Самрук-Энерго» — нет даже утвержденного проекта ТЭО. И насколько будет удачным его доработка и защита в течение апреля-мая – большой вопрос.

К слову, в соответствии с проектом реконструкции алматинской ТЭЦ-2 (а он выбирался из четырех оптимальных), выбросы в атмосферу снизятся с 38,3 тысяч тонн в год до 6,8 тысяч тонн в год.

СПРАВКА

 

Строительство Алматинской ТЭЦ-2 имени А.Жакутова было начато в 1974 году с проектной мощностью первой очереди 240 тысяч кВт. В целях повышения уровня сейсмической безопасности станция была заглублена на 12 метров.

 

Вторая очередь строительства была в 1985-1989 годы. В результате сегодня электрическая мощность станции составляет 510 МВт, тепловая — 1411 Гкал/ч.

 

После реформирования с 15 февраля 2007 года ТЭЦ-2 начала функционировать в составе АО «Алматинские электрические станции». «АлЭС» на 100% принадлежит холдингу «Самрук-Энерго», а единственным акционером АО «Самрук-Энерго» является АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына». Последний в свою очередь контролируется правительством РК.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here