Пять лет назад архитектор казахстанского авторитаризма Нурсултан Назарбаев погрозил своим оппонентам:
 
«Казахстанцы не хотят украинских событий в Казахстане, я это знаю. Пусть все слышат. А кто это хочет сюда принести – мы примем самые жестокие меры, чтобы знали. И не говорили, что я не предупреждал».
 
Вот только что понимать под «украинскими событиями»?
 
Если это аннексия Крыма и попытка сепаратистов «увести» Донбасс с последующими военными действиями при активном вмешательстве России, то, конечно, кто же такого захочет! Но если это свержение проворовавшегося президента Януковича, разгонявшего мирно митингующих против этого граждан, то тут не все так однозначно. Думаю, что как раз большинство казахстанцев за то, чтобы с политиками, разворовывающими нашу страну, поступили так же, как и с теми, кто довел Украину до ручки.
 
Сдается мне, что Елбасы имел в виду именно внутренних оппонентов власти, недовольных тем, каким он сделал Казахстан. Об этом говорят жесткие меры, которые власти применяют против недовольных, выходящих на публичные протесты. Сегодня основная задача правоохранительной системы — это подавление протестности и ограничение инакомыслия. Мы воочию видим это на улицах и площадях казахстанских городов, где полицейские лихо «винтят» всех недовольных результатами 30-летнего правления Елбасы.
 
Это я к тому, чтобы не было иллюзий, что с приходом Токаева началась новая эра «слышащего государства».
 
Государство у нас осталось прежним, и власть в нем работает строго по заветам Елбасы, который прямым текстом предупреждал своих оппонентов, что никаких перемен в формате «а ля Украина» не предвидится, и власть будет жестко «мочить» всех, кто попробует мыслить иначе. Назарбаев постулировал эту концепцию елбасизма, а нынешние его последователи реализуют ее в жизнь. Строго в соответствие курсу преемственности, которую и обещал г-н Токаев, садясь в президентское кресло. К нему какие претензии?
 
А вот к тем, кто идеологически и информационно обеспечивает продвижение обмана о готовящейся политической модернизации системы, о «слышащем государстве» и прочих обещаниях Токаева, претензии есть. Плохо работаете, ребята! Не убедительно. Не умно и не креативно. Дубово, я бы сказал.
 
Примером может служить судьба НСОД – не получилось у него вернуть доверия общества к власти. А по мне так наоборот – только добавил.
 
Такая же печальная судьба у другой переговорной площадки между властью и НПО – КСО (Консультативно-совещательный орган), который существует вот уже восьмой год. Представляете, восемь лет разговоров о важности и необходимости реформ в области прав и свобод граждан, а на выходе – ничего из того, что хоть как нибудь бы принципиально меняло ситуацию.
 
А ведь были и другие инициативы построения диалога государства и общества. Увы, каждый раз – нулевой результат.
 
Весь этот опыт отлично доказывает, что уговорить людей во власти на уступки в части прав и свобод — абсолютно пустое дело. Они НИКОГДА на это не пойдут, потому что понимают, что права и свободы граждан – это конец их монополии на власть. А это потеря власти со всеми вытекающими из этого неприятностями в виде передела собственности, люстрации и уголовных преследований.
 
В этом плане попытки объяснения ограничений прав человека и жестких мер против политических оппонентов – чистой воды апологетика авторитаризма. Все, кто оправдывают ограничения демократии, должны понимать, что этим они работают на режим со всеми вытекающими из этого последствиями ответственности за это. Этакое идеологическое пособничество.
 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4  +  1  =