За два года правления президента РК Касым-Жомарта Токаева список политических заключенных и граждан, преследуемых по политическим мотивам, расширялся семь раз. И это все, что нужно знать о «слышащем государстве», в котором, если верить главе государства, не должно быть разделения общества «по политическим взглядам и установкам».

О том, что такого разделения быть не должно, президент Касым-Жомарт Токаев говорил еще в инаугурационной речи:

«Защита интересов каждого гражданина страны — моя главная цель. Я не допущу разделения их по политическим взглядам и установкам. Конструктивные предложения и инициативы, поступившие от различных политических и общественных деятелей, я обязательно буду учитывать в своей работе».

А недавно, в День памяти жертв политических репрессий, президент подчеркнул, что «память о жертвах политических репрессий будет жить в веках». «Усвоив уроки истории, мы сделаем все, чтобы подобные трагедии никогда не повторились», — сказал Токаев.

Увы, но его слова разошлись с делами.

Кто на новенького?

По статистике, которую ведет неправительственный альянс «Тiрек»*, за два года президентства Токаева списки политических заключенных и «преследуемых без заключения» пополнились на 15 и 180 человек соответственно. И сегодня в списке политзаключенных Казахстана значится уже 21 человек, а «преследуемых без заключения» — 248.

Экспертный совет по установлению статуса политзаключенных за эти же два года собирался семь раз – и каждый раз пополнял списки. Последнее пополнение было зарегистрировано 19 мая 2021 года – в список политзаключенных были включены Нурбол Онерхан и Жанибек Жунусов.


Нурбол Онерхан был задержан 22 августа 2020 года в качестве подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 405 УК РК (участие в деятельности общественного или религиозного объединения или иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма).

 

До суда он содержался под домашним арестом, а суд 2 ноября 2020 года назначили ему наказание в один год ограничения свободы. До этого Нурбол несколько раз привлекался к административной ответственности за участие в протестных акциях, в декабре 2019 года его уволили из школы, где он работал учителем истории и обществознания, за его гражданскую активность (призывы к участию в мирных протестах, критика властей).


Жанибек Жунусов был помещен в ИВС 10 марта 2021 года. Основание – подозрение в преступлении по той же ч.2 ст. 405 УК РК. В настоящее время его дело слушается в Сарыаркинском районном суде № 2 Нур-Султана.

 

По версии следствия, подсудимый пропагандировал идеи движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) и поддерживал движение «Көше партиясы» (оба движения решением казахстанского суда признаны экстремистскими).

 

Ранее Жунусов привлекался к ответственности и провел несколько суток под адмарестом за участие в несанкционированных митингах, воспрепятствование законной деятельности полиции и критические публикации в соцсетях.

*Проект альянс «Тiрек» существует с 2012 года и занимается вопросами обеспечения прав и информационной поддержкой политических заключенных в Казахстане, с 2018 года — мониторингом и поддержкой гражданских активистов, преследуемых без лишения свободы.

Кто они – политические?

Когда представители власти в Казахстане заявляют, что у нас нет политзаключенных, формально они правы: в Уголовном кодексе Казахстана нет статей о политических преступлениях. Но решения судов в отношении отдельных активистов, открыто выражающих политические взгляды и требующих соблюдения прав человека, носят откровенно политический характер.

К статьям УК РК, которые условно можно считать политическими, относят помимо упомянутой ст. 405, также ст. 174 (разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни), ст. 182 (создание, руководство экстремистской группой или участие в ее деятельности), ст. 400 (нарушение порядка организации и проведения мирных собраний), еще ряд статей, связанных с пропагандой терроризма, распространением ложной информации и т.д.

То есть часто судят за выражение мнения, критику власти, деятельность общественную или политическую и позицию, отличную от официальной.

Чтобы было понятнее, за что конкретно привлекают казахстанцев, преследуемых по политическим мотивам, напомним несколько случаев, произошедших уже в правление Касым-Жомарта Токаева.


Альнур Ильяшев — гражданский активист из Алматы — был задержан 17 апреля 2020 года из-за постов в социальных сетях, в которых он утверждал, что власти Казахстана, в том числе правящая партия «Нур Отан», коррумпированы и, среди прочего, неспособны эффективно бороться с Covid-19.

В ходе судебного разбирательства свидетели обвинения, а также привлеченные эксперты, утверждали, что посты Альнура Ильяшева, якобы, содержащие заведомо ложную информацию, во время действия режима ЧП вызвали тревогу в обществе.

В итоге суд постановил признать его виновным в совершении преступления, предусмотренного п. 2 ч. 4 ст. 274 УК РК и приговорить к ограничению свободы сроком на три года, а также запретить заниматься публичной деятельностью, создавать политические партии и состоять в них сроком на пять лет.

Узнайте больше по этой теме в нашей статье: «Дворники от оппозиции. Как активистов отлучают от профессии»

Гражданская активистка Асия Тулесова получила широкую известность после акции «От правды не убежишь!», развернув баннер с лозунгом «От правды не убежишь», «#У меня есть выбор», «#Adilsailayshin» во время алматинского благотворительного марафона в апреле 2019 года.

Тогда Асия заявила, что таким образом хотела привлечь внимание к проведению выборов в Казахстане, и отделалась 15 сутками административного ареста.

Но во время митинга в Алматы 6 июня 2020 года она якобы сбила фуражку с головы полицейского и ее обвинили в применении насилия и оскорблении представителя власти. В качестве потерпевших в суд явились шестеро (!!!) потерпевших полицейских.

Суд признал Тулесову виновной по ч.1 ст.380 УК РК (применение насилия в отношении представителя власти) и ч.2. ст. 378 УК РК (публичное оскорбление представителя власти) и приговорил к полутора годам ограничения свободы. Спустя некоторое время после освобождения Тулесова заявила, что намерена создать новую политическую партию.


25 февраля 2020 года в стенах следственного изолятора Нур-Султана умер гражданский активист Дулат Агадил. Будучи подследственным по делу о неуважении к суду, он якобы уклонялся от следственных действий и поэтому было принято решение о смене ему меры пресечения на арест.

Вечером 24 февраля он был задержан, а 25 февраля скончался от сердечной недостаточности. Данную версию опровергали соратники и друзья активиста, отмечая, что он никогда не жаловался на здоровье.

Дулат Агадил активно участвовал в выступлениях многодетных матерей, выходил на акции протесты с требованиями освободить политзаключенных, прекратить пытки, соблюдать право на свободу мирных собраний и обеспечить справедливые выборы в Казахстане.


Бизнесмен Барлык Мендыгазиев попал в поле зрения правоохранителей после того, как покинул Казахстан (в данный момент проживает в США), основал правозащитный Фонд «Freedom Kazakhstan» и помогает оплачивать штрафы и услуги адвокатов активистам, преследуемым по политическим мотивам, а также оказывает гуманитарную помощь семьям политзаключенных.

Барлык Мендыгазиев

На родине против него в ноябре 2020 года были возбуждены уголовные дела по ст.262 УК РК (создание организованной группы или преступной организации, а равно руководство ею или структурным подразделением преступной организации), ст.245 УК РК (уклонение от уплаты налога и (или) других обязательных платежей в бюджет) и ст.258 УК РК (финансирование экстремистской или террористической деятельности), сам он объявлен в международный розыск.

Также власти Казахстана преследуют его родных братьев Бекижана и Калыка Мендыгазиевых, работников компании «KSS», основанной Мендыгазиевым.


Кайрат Клышев, получивший прозвище «Барабанщик революции» за то, что 13 июня 2020 года во время так называемого Субботажа в Алматы прошел по улице Панфилова с барабаном в руках, скандируя: «Активисты – не экстремисты!».  

Сегодня он находится под следствием по ст.405 УК РК и содержится под стражей с августа 2020 года. До этого несколько раз подвергался административным арестам за участие в несанкционированных акциях.


Ербол Есхожин содержится под стражей и подозревается в участии в движении «Көше партиясы» с 22 декабря 2020 года. В свое время Ербола Есхожина оштрафовали на 222 тысяч тенге за слова «щенки Назарбаева», произнесенные им 2 февраля 2020 года во время акции у посольства США в поддержку политических заключенных. Сам он пояснил, что слова были сказаны в кругу его друзей и не были адресованы к конкретным сотрудникам полиции.  

Есхожин за участие в акциях протеста шесть раз подвергался адмарестам.


Мы вспомнили тех, чьи имена на слуху. А с полным перечнем и историями политзаключенных и привлекаемых к ответственности за политические выступления вы можете ознакомиться на страницах сайта альянса «Тiрек», где их гораздо больше, чем вместил наш текст.

И, увы, количество политзаключенных в годы правления Токаева, позиционирующего себя реформатором и в некоторой части даже либералом, растет. Ведь суды над гражданскими активистами во всех регионах страны идут чуть ли не ежедневно.

Информация в тему

 

Обычно под «политическим заключенным» понимают лицо, находящееся в тюрьме из-за политической оппозиционной деятельности или критики власти своей страны. Парламентская ассамблея совета Европы (ПАСЕ) стала первой крупной межправительственной организацией, которая разработала конкретные критерии для определения «политические заключенные».

 

Согласно Резолюции ПАСЕ от 3 октября 2012 года, человека следует считать «политическим заключенным» в случаях:

 

— если лишение свободы было произведено в нарушение одной из основных гарантий, закрепленных в Европейской конвенции о защите прав человека, в частности, свободы мысли, совести и религии, свободы слова и информации, свободы собраний и ассоциаций;

 

— если лишение свободы было произведено по чисто политическим причинам;

 

— если продолжительность содержания под стражей или его условия явно непропорциональны правонарушению;

 

— если лицо содержится под стражей в дискриминационных условиях по сравнению с другими лицами;

 

— если лишение свободы это результат судебного разбирательства, которое было явно несправедливым, и это связано с политическими мотивами властей.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

60  +    =  67