На днях президент Казахстана РК Касым-Жомарт Токаев подписал поправки в закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», против которых выступало адвокатское сообщество.  

Напомним, что первые протестные выступления адвокатов прозвучали в феврале текущего года. На пресс-конференции в Нур-Султане адвокаты заявили, что их хотят обложить дополнительной данью в пользу Республиканской коллегии адвокатов (РКА) и АО «Национальные информационные технологии» (АО «НИТ»).

«Касательно предложения собирать по 1 МРП с каждого адвоката для содержания РКА, а также обязать всех адвокатов пользоваться электронной системой АО «НИТ» на платной основе со сбором абонентской платы 3,6 тысяч тенге в месяц с каждого адвоката, юриста, пользующегося этой системой, я произвел некоторые подсчеты, и цифры у меня получились следующие.

На данный момент с адвокатов на содержание РКА уходит 41 млн тенге в год. После того как предлагаемый закон будет введен, сумма взносов вырастает на 453%. То есть, в год с адвокатов будет собираться 188 млн тенге на содержание РКА», — сказал на одном из брифингов адвокат Сергей Ватаев.

После этого были брифинги в Алматы, открытые обращения к депутатам парламента и президенту. Противостояние между адвокатами и «слышащим» государством дошло до того, что юристы даже собирались выйти в марте текущего года на митинг, но вмешались связанные с эпидемией covid-19 ограничительные мероприятия.

Пока измененные нормы гуляли по палатам парламента, юристы обратились к президенту с требованием отправить в отставку министра юстиции РК Марата Бекетаева: именно с его подачи, считали они, родились поправки в закон, ущемляющие их право на независимость как самоопределяющегося профессионального сообщества.

А юридические консультанты (юристы без статуса адвоката, но имеющие право представлять интересы граждан в суде по гражданским делам), которые создали региональные палаты, протестовали против объединения их в республиканскую ассоциацию с обязательной уплатой членских взносов, потому что это, по их мнению, в конечном итоге приведет к удорожанию их услуг для граждан.

Шума было столько, что президент направил спорные поправки в Конституционный совет для проверки их на соответствие Конституции РК. В начале июня КС дал положительное заключение. В итоге 10 июня  2021 года  Касым-Жомарт Токаев эти поправки подписал.

Мы попросили членов юридического сообщества дать оценку законодательным новшествам. Забегая вперед, замечу, что их мнения разошлись.

Так законы не принимают

Адвокат Айман Умарова оценила поправки крайне негативно. По ее мнению, они не лучшим образом будут влиять на независимость адвокатуры. Более того, она предположила, что при их принятии имелась коррупционная составляющая.

«Относительно 1 МРП в качестве членских взносов в Республиканскую коллегию адвокатов, которые адвокаты должны будут платить. Авторы поправок аргументируют тем, что эти взносы будут платить территориальные коллегии. Но дело в том, что им платят адвокаты, так что эти взносы лягут на нас.

 

РКА является самофинансируемой и самоуправляемой организацией, то есть, независимой, но тем не менее государство позволило себе вмешаться в ее деятельность. Якобы, «делают хорошо». Но если нам это нужно, мы сами должны решать, как это сделать.

 

Далее из поправок следует, что адвокаты и юристы, которые осуществляют гарантированную государством юридическую помощь (ГГЮП), должны будут регистрироваться в новой электронной системе АО «НИТ» и платить за ее использование. Но она для этой части адвокатов должна быть бесплатной.

 

Я склонна усматривать здесь коррупционную составляющую, потому что закон предписывает безальтернативное пользование какой-то определенной системой.

 

Например, правоохранительные органы могут вести документооборот в бумажном варианте, а для адвокатов, оказывающих ГГЮП, устанавливается только электронный формат на платной основе: 1 МРП за администрирование плюс 3,6 тысяч тенге за обслуживание.

 

Парламент, который принял этот закон, должен регулировать общественно важные отношения. А что общественно важного в определении, сколько адвокат будет платить взносов внутри своего сообщества? Так что я допускаю тут наличие чьего-то интереса», — сказала она в комментарии KZ.media.

Когда шло обсуждение поправок в Конституционном совете, куда поправки были направлены президентом, адвокат Умарова выступала не только по этим двум, а по девяти позициям, которые вызвали у нее сомнения в части применения.

«Но как поступил КС? В постановлении говорится: «признавая конституционность закона, обращает внимание на недостаточную четкость изложения и несогласованность отдельных его положений со смежными нормами, которые могут создавать условия для их неоднозначного понимания и ненадлежащего применения».

 

Так законы не принимают! Они должны быть четкие, однозначные, не допускающие разного толкования. А тут, получается, допускаются коллизии, различное понимание и т.п. Но если юристы не будут понимать, как применять нормы такого закона, то что говорить о простых гражданах? С таким постановлением КС я не согласна, так как считаю, что оно нарушает Конституцию», — сказала Айман Умарова.

Она напомнила и о том, что в сообщении властей от 10 июня говорится, что «глава государства поручил правительству совместно с депутатским корпусом в рамках текущей законопроектной деятельности рассмотреть рекомендации КС по законодательному уточнению отдельных норм закона».

«Получается, закон принят с каким-то отлагательным условием, подписан условно, как я написала на своей страничке в Facebook. Это для меня странно, я этого не понимаю и потому не приемлю», — уточнила Умарова свою позицию.

 

«Получается, что комитет по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса и министерство юстиции не справились со своей работой. Но при этом председателя вышеозначенного комитета Каната Мусина 10 июня назначают судьей Верховного суда, а министр юстиции Марат Бекетаев, которого я считаю непрофессионалом, продолжает занимать кресло главы Минюста. А мы все будем наблюдать, как правительство начнет реализовывать рекомендации КС по уточнению норм нового закона», — резюмировала правозащитник.

С коллегой согласна и адвокат Гульнара Жуаспаева. По ее мнению, навязывание, кому и сколько платить, это вмешательство во внутренние дела саморегулируемой организации, покушение на ее независимость, что противоречит международным нормам об адвокатуре.

«Как мне кажется, данный законопроект был пролоббирован кучкой бывших судей и прокуроров, чтобы, находясь на пенсии, они могли работать в РКА и получать хорошие деньги за счет практикующих адвокатов и юристов. Нам надо продолжать бороться за свои права, поэтому считаю, что идея митинга, который мы хотели провести до принятия закона, остается актуальной», — сказала Гульнара Жуаспаева.

Проблема не в деньгах, а качестве юридических услуг

Адвокат Жангельды Сулейманов, напротив, поддерживает появление и принятие поправок организационного характера, потому что, по его словам, в жизни нет независимости, все от чего-то или кого-то зависят.

«Независимость может породить анархию и безнаказанность. Мы зависим от законов, кодексов этики, заключаемых договоров. И когда противники этих поправок говорят о покушении на независимость, они путают понятие «независимость» с понятием «регулирование», которое нам необходимо.

Причины необходимости регулирования: низкая квалификация, а порой недобросовестность и даже мошенничество со стороны юристов. А регулятор как раз защищает не только адвокатов и юридических консультантов, но и граждан — от того, о чем я сказал выше.

Многие полагают, что саморегулирование полностью исключает регулирование со стороны государства. Но саморегулирование, о котором говорят коллеги, не есть анархия», — полагает он.

Адвокат Джохар Утебеков и вовсе считает полемику вокруг поправок уходом от реальных проблем адвокатуры.

«Меня огорчает полемика вокруг этого закона. Мне не нравится, что идет грызня за деньги. Я этого не приветствую и участвовать в этом не хочу, потому что негатив вызывают обе стороны. Почему? Просто это не самые насущные проблемы ни для адвокатуры, ни для населения», — считает он.

По его мнению, самая актуальная проблема для обычных людей – это качество оказываемой гарантированной государством юридической помощи.

«Если условно у вас завтра будут какие-то проблемы с законом, то будет ли вас качественно защищать госадвокат, если нет средств нанять частного? Сейчас это качество ниже плинтуса, никакой критики не выдерживает. Это касается не только уголовных дел, но и гражданских и административных. Поправки же никак не задевают ГГЮП, и меня это сильно огорчает. И долг адвокатуры – заняться этой проблемой, а не грызться из-за денег», — сказал Утебеков.

Ломают через колено

С его мнением перекликается и оценка закона, которую дал нам директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис. Он считает, что наступление на адвокатуру началось не сегодня, а с принятия действующего закона об адвокатской деятельности, по отношению к которому ряд замечаний высказывали ведущие международные юридические организации.

Сейчас же, по его мнению, в имеющийся закон добавили еще немного «перчика», касающегося юридических консультантов — новой категории, призванной соорганизовать не состоящих в адвокатских коллегиях юристов, которые практикуют представление интересов граждан в судах.

«Первая проблема юридического сообщества, которую я разделяю, заключается в том, что адвокатура, включая юридических консультантов, должна быть сформирована структурно по лучшим международным образцам.

 

 Вторая проблема, на что ссылается Минюст, — качество юридической помощи, особенно когда речь идет о ГГЮП.  Здесь нужно развиваться.

 

Но у этого, как и у многого в нашей стране, есть большое «но». Чтобы адвокатура занимала надлежащее место в правовой системе государства, нужно несколько принципиальных условий, набор которых известен: демократическое управление, настоящее разделений властей, независимое правосудие, руководимая только законом и строго следующая процедурам правоохранительная система.

 

А если мы в имеющихся условиях (справедливого правосудия нет, прокуратура однозначно довлеет над уголовным процессом, у адвоката никакого равенства сторон по сравнению с прокурором нет), начинаем с адвокатуры, пытаясь в ней что-то улучшить, то это, в лучшем случае ничего не дает, а в худшем является посягательством на независимость адвокатуры.

 

Конечно, адвокатура – это не совсем общественное объединение в традиционном смысле, это специальная профессиональная ассоциация, но она саморегулируемая и должна сама решать вопросы своего устройства и того, кому и сколько она должна платить. Требования государства должны ограничиваться качеством юридической помощи», — считает правозащитник.

И самое главное, считает Евгений Жовтис, такие законы должны приниматься с учетом мнения самой адвокатуры. В Казахстане же ломают через колено, тем самым демонстрируя адвокатуре, где она находится. Отсюда, по его мнению, и негативная реакция юридического сообщества.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here