Оппозиционный журналист и политик Жанболат Мамай завил, что не признает решение суда Ауэзовского района города Алматы, согласно которому он должен удалить свой фильм «Бауыржан Байбек: коррумпированная бизнес-империя сына одноклассника Назарбаева», в котором рассказывается о якобы имевших место коррупционных преступлениях Байбека на посту акима Алматы.

Суд посчитал сведения, озвученные в фильме, несоответствующими действительности и порочащими его честь, и иск Байбека своим решение от 15 июня удовлетворил. Сам Жанболат Мамай называет решение суда «лишь бумажкой с печатью».

«Мы изначально говорили, когда процесс только начался, что мы не верим нашему суду. И что будет принято решение не в нашу пользу. Так и произошло. Мы рассказали, показали, доказали в суде все коррупционные деяния Бауыржана Байбека (…). Но суд не принял во внимание эти факты.

Победа (Байбека – авт.) в суде — это всего лишь бумажка с печатью, на самом деле это наша победа, мы показали народу, как Байбек погряз в коррупции. Поэтому я не признаю решение суда, и выполнять его не собираюсь», — сказал Мамай на пресс-конференции по окончании судебного процесса.

Напомним, что два фильма (на казахском и русском языках) под общим названием «Бауыржан Байбек: коррумпированная бизнес-империя сына одноклассника Назарбаева» Жанболат Мамай разместил на своем YouTube-канале «Демократиялы Қазақстан/ Демократический Казахстан» в апреле текущего года.

Автор фильма обвинил Байбека в построении большой бизнес-империи в годы пребывания на госслужбе через аффилированных бизнесменов и членов семьи, получении многомиллионных взяток, в передаче земельных участков киностудии «Казахфильм», выставочного комплекса «Атакент» и на территории Иле-Алатауского национального парка в частные руки, создании «угольной мафии» и затягивании перевода Алматинской ТЭЦ-2 на газоснабжение.

Также Мамай отметил, что в бытность Байбека акимом Алматы имели место факты нарушения прав человека.

Чиновник назвал все, что изложено в фильме, домыслами, и обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, призвав в качестве ответчика Жанболата Мамая и его коллегу и супругу Ингу Иманбай.

НАПОМНИМ, что

подобный случай уже был в истории СМИ Казахстана. В 2010 году зять первого президента Тимур Кулибаев подал в суд иск о клевете против независимых изданий “Голос Республики”, “Взгляд” и “Курсив” за то, что они опубликовали письма Мухтара Аблязова, в которых он обвинил Тимура Кулибаева в коррупции. И 1 февраля в обеспечение иска суд в Алматы вынес определение наложить арест на тиражи этих газет. Но на этом не остановился. Суд также запретил всем СМИ публиковать и распространять любую информацию, «порочащую честь и достоинство Кулибаева». Это решение жестко раскритиковали на Западе, в ОБСЕ, и суд в итоге вынужден был оставить иск Кулибаева без рассмотрения и отменить решение об аресте тиражей.

Надо сказать, что на суде сам истец ни разу, в отличие от ответчиков, не появился, предоставив защищать его интересы юристу Айжан Ташеновой.

Именно она и озвучила позицию партийного функционера:

«Мы просим признать сведения, которые мы изложили в иске, не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство, деловую репутацию Байбека. Просим суд обязать ответчика опровергнуть это видео и удалить полностью указанные видеоматериалы».

За день до предварительного слушания дела в суде, состоявшемся 4 июня, Мамай на своей страничке в соцсетях сообщил, что передал в суд более двух тысяч страниц документов с доказательствами коррупционных махинаций Байбека на посту акима Алматы. Суд обещал принять их во внимание. А представитель истца заявила, что 90% этих документов не имеют отношения к предмету иска.

Представитель Мамая в суде адвокат Галым Нурпеисов не взялся комментировать решение суда, отметив только то, что команде ответчика не дали реализовать право на защиту в полном объеме.

«Право на защиту было ущемлено: нам не разрешили реализовать все имеющиеся законодательные возможности для выстраивания линии защиты. Что мы рассматривали? Мы не рассматривали личную жизнь истца, мы рассматривали деятельность Бауыржана Байбека в период с 2015 по 2019 год. Соответственно, вся информация о его деятельности была предоставлена ответчиком в полном объеме.

Почему суд принял такое решение? Комментировать я не буду, но в любом случае мы с ним не согласны.

Вообще, меня удивила скорость рассмотрения данного дела. Мы в суде указали на эту позицию – что все дела, которые связаны с политическим аспектом, проходят в ускоренном режиме (рассмотрение началось 14 июня и закончилось утром 15 июня вынесением решения —  авт.) Предполагаем, что это было сделано для того, чтобы быстро закрыть эту тему в информационном поле», — сказал защитник на брифинге по окончании судебного процесса.

Юрист Ерлан Калиев, также представлявший интересы ответчика, считает, что Жанболат Мамай «наглядно показал коррупционные схемы, с помощью которых человек, ни дня не проработавший в коммерческих структурах, не бывший предпринимателем, тем не менее, весьма богато живет».

И заострил внимание на одном из фактов.

«Необходимости изъятия земельного участка киностудии «Казахфильм» для госнужд не было, это была банальная коррупционная схема, направленная на то, чтобы в последующем передать этот земельный участок в элитном районе в частные руки, и понятно, что не за бесплатно», — считает Калиев.

Юрист уверен, что правоту или неправоту доводов Мамая должны были проверить компетентные органы.

«Что произошло? Мой доверитель публично провел расследование и опубликовал данные, что возможно участие Байбека в хищении огромных государственных средств. Кто должен был на это отреагировать? Антикоррупционное ведомство. И если бы эти факты в ходе расследования антикора не подтвердились, то Байбек на основании этого заключения имел бы полное право обратиться в суд за защитой чести и достоинства», — полагает Калиев.

Говоря же о ситуации в стране правозащитник отметил, что законы в Казахстане работают избирательно:

«Я могу привести сотни примеров, да и официально подтверждено, что в РК свыше 300 граждан подвергаются арестам и уголовным преследования по ст. 405 УК РК («Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма») только на том основании, что в своих личных аккаунтах в соцсетях они написали, что собираются на митинг, либо критиковали власть.

Если ты критикуешь власть, то правоохранительные органы сразу реагируют. И в то же время, когда совершаются коррупционные преступления, наносящие колоссальный вред стране, для государства достаточно, чтобы истец заявил: «Я этого не делал, требую наказать ответчика». И суд идет на поводу. У меня сложилось представление, что в суде председательствовала не назначенная судья, а все шло с подачи представителя Байбека». 

Беззаконием назвала суд и Инга Иманбай.  

Она уверена, что «решение у судьи Саттаровой, рассматривавшей дело, было готово заранее, потому что та готова была зачитать его сразу после прений 14 июня, даже не удаляясь в комнату для совещания».

«Все мы хотим жить в цивилизованном развитом государстве, но мы все знаем, что без свободы слова не будет никакого развития. Решение суда по иску Байбека в очередной раз доказало, как власти душат свободу слова. Ведь наше расследование — это попытка преодолеть цензуру, бороться с коррупцией, и мы будем продолжать делать такие расследования, потому что уверены: дни власти, которая борется против свободы слова, сочтены», — добавила журналист.

Решение суда ответчик должен исполнить в течение 10 дней со дня вступления его в законную силу. Но, как отмечено выше, Мамай и Иманбай намерены оспорить его в вышестоящей судебной инстанции, и, если будет нужно, то вплоть до Верховного суда. Если же и там решение будет не в пользу ответчика, Мамай намерен обратиться в Комитет ООН по правам человека.

«Мы будем добиваться внесения Байбека и подобных ему чиновников в санкционный список, потому что считаем, что он, как коррупционер, нарушает права человека», — подчеркнул Мамай.


Как показывает практика, 90% заявлений, поступающих от казахстанцев в Комитет ООН по правам человека, решаются в пользу граждан. Но, увы, эти решения носят рекомендательный характер. А те, что принимают наши суды и которые имеют силу, чаще выносятся в пользу таких, как Байбек.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here