27 декабря 2019 года президентом Казахстана был подписан Закон РК «О статусе педагога». В нем содержится норма об обязательном повышении квалификации педагогов не реже одного раза в пять лет. Сами же правила аттестации педагогов были утверждены в 2018 году, и тогда же появилась и новая градация: «педагог-модератор», «педагог-эксперт», «педагог-исследователь» и «педагог-мастер». Однако в июне текущего года министерство образования и науки (МОН) РК решило внести в правила присвоения категорий изменения.  

По мнению учительского сообщества, измененные правила сделают прохождение аттестации для основной массы педагогов невыполнимым.

За две недели, что соответствующий проект приказа министра находился на публичном обсуждении на портале «Открытые НПА», школьные учителя оставили комментариев на девять страниц. Комментарии все примерно такого плана:

«Зачем было принимать статус педагога, если продолжают эксперименты над учителями. Никак не защитили. И с такими требованиями к повышению квалификации будем в лучшем случае экспертами, а государство сэкономит на зарплате. Если всем этим (тем, что предписывается в проекте —  авт.) заниматься, то работать будет некогда».

Три года – не срок

Прокомментировать предлагаемые изменения мы попросили школьного учителя первой категории (еще по старым нормативам 2016 года) Алишера Исхакова.

По словам нашего собеседника, он намеревался подать документы на получение категории «учитель-исследователь», но если правила будут приняты, выше «педагога-эксперта» он не поднимется.

«Итак, что хочет от учителей министерство? Помимо собственно прохождения тестов, в которых 70 вопросов касаются знания преподаваемого предмета, а 30 – методики преподавания, учитель должен предоставить соответствующее портфолио со своими достижениями.

Например, министерство хочет, чтобы учителя занимались составлением авторских методик преподавания. Но это – не та методичка, разработать которую под силу любому педагогу.

Методика должна быть зарегистрирована в академии образования им. Алтынсарина и к тому же апробирована на территории Казахстана. Чтобы такую программу разработать – уйдет полгода, не менее, и это при том, что заниматься нужно будет только ей. А когда детей учить?» — недоумевает педагог.

Далее, МОН четко регламентировало перечень конкурсов и олимпиад, победа в которых будет учитываться при рассмотрении повышения категории учителя.

«У меня были участие и победы в дистанционных республиканских, международных образовательных проектах — тех, что в течение последнего года было доступны посредством интернета. Сегодня же мне говорят, что, во-первых, все олимпиады должны быть только очные с непосредственным участием и меня, и детей, во-вторых, их перечень сужен. И тех побед, что у меня есть, мне хватает только на педагога-эксперта», — говорит Исхаков.

Наряду с олимпиадами МОН предлагает учителям для подтверждения мастерства работать с учащимися над созданием исследовательских проектов. Формально участие бесплатное. Но только на первый взгляд. На самом деле успех проекта зависит от платежеспособности родителей учащегося.

«Есть опыт такого проекта у моего коллеги – учителя иностранных языков, который со своим учеником разработал экскурсию по городу на английском языке. Но, можно сказать, повезло, что у мотивированного к изучению языка ребенка оказались состоятельные родители. Они смогли оплатить фото-и видеосопровождение проекта, изготовление цветных распечаток и баннеров, необходимых для его защиты, поездки в областной центр и столицу для презентации проекта на областном и республиканском уровнях. В противном случае, если у родителей нет достаточных средств, и браться за подобные проекты не стоит», — утверждает наш эксперт.

Также для подтверждения своего педагогического мастерства с учителей будут требовать представление видеоуроков, но с нюансами, которых, по словам Исхакова, раньше не было:

«Фиксация 40-минутного урока на видео, причем без склеек и монтажа – такого в предыдущих правилах не было. Сейчас требуется и это, к тому же с рядом нюансов. На камеру смартфона урок снять нельзя, в правилах четко регламентируется, что это должно быть снято на видеокамеру, да еще и с определенным разрешением. Кто это будет делать? Где брать необходимую аппаратуру? МОН на эти вопросы ответов не дает.

Да, урок, в конце концов, можно отрепетировать. Но, во-первых, это будет никому не нужная (в практическом плане) показуха, во-вторых, когда заниматься репетициями? Во время уроков в ущерб освоения программы? Задерживать учащихся после занятий? Просить учителей «менее значимых» предметов – как-то физкультура, труды – делиться своими часами? Но кто это позволит?

И потом, далеко не каждый родитель согласится, чтобы его ребенка снимали, а затем видео с его участием куда-то выкладывали – необходимо спрашивать разрешение и получать согласие».

Ко всему прочему, учитель должен демонстрировать постоянный рост качества знаний учащихся на 4-5% ежегодно. Как это делать, тоже непонятно. Исхаков видит два выхода для соблюдения данного условия: либо изначально писать в отчетах «липу», либо в первой четверти «зарубить» всех учеников до троек, а далее «подымать» оценки и размещать в отчетах дутые цифры.

Ну и несправедливыми он считает требования для своих коллег предпенсионного и пенсионного возрастов. На сегодня учителей предпенсионного возраста освобождают от переаттестации раз в пять лет, сохраняя за ними ту степень, что у них имеется. Новый же проект предусматривает, что даже учителя пенсионного возраста, оставшиеся на работе (пенсия —  не сахар), будут проходить аттестацию на общих основаниях.

«Когда министерство только внедрило новую категорийность, учителя активно пошли сдавать экзамены на повышение категории, что предусматривало и повышение оплаты труда. И не хотелось бы плохо думать о чиновниках, но невольно приходишь к выводу, что «закручиванием гаек» родное министерство стало работать на экономию на зарплатах учителей.

И потом, чтобы оценить любые нововведения, нужно время. У нас же с момента введения правил аттестации учителей не прошло и трех лет, а министерство нацелилось их пересмотреть в сторону ужесточения.

При этом в самом лучшем духе чиновничества никаких объяснений, чем плохи были предыдущие нормы и зачем необходима разработка новых, не последовало», — резюмирует педагог.

МОН отыгрывается на учителях

Так отзывается о новых правилах аттестации учителей депутат мажилиса парламента РК Ирина Смирнова.

«Наша страна в последние годы неуклонно показывает снижение качества знаний учащихся, что отражается в международных рейтингах. Учителя 5-х классов, принимающие детей, отучившихся четыре года по так называемой обновленной программе обучения, отмечают, что таких слабо подготовленных детей они не видели.

Между тем количество «учителей-мастеров» увеличивается. Не является ли это диссонансом? Это вызывает вопросы. Но не только к тому, насколько качественно подготовлены педагоги. А МОН не нашло ничего лучше, как отыграться на учителях», — сказала депутат в комментарии нашему изданию.

По ее словам, с одной стороны, логика в подтверждении квалификации есть: учителя стали получать достойные зарплаты, а результата их трудов нет, и министерство настраивает учителей работать над собой. С другой стороны, сомнение у нее вызывают выставляемые индикаторы.

«Например, участие в олимпиадах. Но учителя начальных классов не могут в них участвовать просто потому, что таких олимпиад нет. Равно как нет олимпиад для учителей, ведущих такие дисциплины, как, скажем, «Самопознание» или «Краеведение».

Или вот тесты из 100 вопросов. Будучи директором школы, я точно знала, что есть учителя, которые прекрасно преподают, допустим, математику в 5-7 классах, и никогда не работают в 8-11-х, то есть они всегда работают в определенной области, и это — нормально. Или я сама – биолог, любила ботанику и генетику, но никогда не бралась вести зоологию.

И как тут определить, какой учитель – мастер: тот, который ведет ботанику, ни на что больше не претендует, но знает ее назубок и может строить уроки интересно, или тот, кто владеет знаниями во всех областях, но не умеет преподнести. Ведь можно знать предмет, но не уметь его преподавать.

Я веду к тому, что существующие тесты никак не отражают мастерство учителя», — считает Смирнова.

Депутат полагает, что низкое качество знаний объясняется не только квалификацией учителей:

«Надо смотреть, что представляет собой образование в педагогических вузах, что представляют собой учебники, что представляет собой программа образования. Учитель же просто вынужден в этой системе работать, жестко соблюдая требования, которые к нему предъявляются, потому что там четко прописано, что и когда он должен делать. И искать сегодня проблему только в учителе – это неправильно. По большому счету, МОН необходимо задуматься о своей квалификации».

…В отчете о публичном обсуждении проекта приказа министра образования и науки РК об изменении правил присвоения квалификационных категорий педагогам говорится, что в ходе обсуждения поступило 86 комментариев – почти все критического характера. При этом за проект проголосовали два пользователя, а против – 16. Полагаем, министерству есть над чем задуматься.

СПРАВКА

 

Согласно Закону РК «О статусе педагога», в зависимости от квалификации учителям полагается доплата в размере 30-50%:

«педагог-модератор» – 30% от должностного оклада;

«педагог-эксперт» – 35% от должностного оклада;

«педагог-исследователь» – 40% от должностного оклада;

«педагог-мастер» – 50% от должностного оклада.

 

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. редко я соглашаюсь с депутатами, но в этот раз согласен. Вы посмотрите, что МОН выдает по bilimlend, для начальных классов, причем детально. Это называется интеллектуальный геноцид не иначе. А вот ума хватает на PR, причем лично на министра Аймагамбетова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

6  +  3  =