kz.media

Как сове приятней сдохнуть. Комментарий к НСОД

Сегодня в Нур-Султане состоялось заседание Национального совета общественного доверия (НСОД) при президенте. Прежде всего, благодарю людей, которые «таранили» на нем тему гуманизации некоторых статей УК, и добились обещания младшего президента кое-что сделать в этом направлении. Речь идет о Мухтаре Тайжане и Айман Умаровой. Этим людям я верю, потому что моя личная история взаимодействия с ними не дает оснований не верить. С этим все.

Что касается самой темы, здесь все сложнее, и, как мне видится, не так уж и благостно.

Во-первых, обещать не значит жениться, это аксиома вообще, а у нас — правило. Токаев прекрасно знает, что любой законопроект должен будет пройти через назарбаевский парламент, а значит заведомо должен быть одобрен самим Назарбаевым. То есть практически там столько рогаток, что можно смело обещать, а потом сваливать все на демократию — парламент не подчиняется президенту…

Достаточно вспомнить, что новый законопроект о митингах  от Жовтиса благополучно там где-то валяется уже почти десять лет. И никто не отказывался от его рассмотрения. Зачем? Да, сейчас он пойдет от Токаева, но что это практически меняет, если вернуться на десять строчек выше?.. Один президент захотел, другой не разрешил. Высшее проявление демократии. И всем хорошо.

Кроме того, важно ведь прочесть сами законопроекты, а не то, что о них говорит Токаев. Например, уже сразу напрягают его обещания «разрешить выплату минимальной зарплаты тем, кто в черном списке..». Потому как это означает, что он не в теме — это есть уже сейчас.

Можно прорваться и добиться выплаты себе из общей суммы начисляемой зарплаты по МЗП на каждого неработающего члена семьи. Но! Кто-то из живущих имеет положительный опыт выживания на МЗП? Даже имея собственное жилье? Это нереально. А как с погашением кредитов? А как со страхованием жизни? Это не разрешенные вопросы, и о их перспективе ничего не сказано. Есть реальные ситуации, когда даже банк, который выплачивал человеку из списка эти МЗП, не мог из его зарплаты гасить кредит, который человек взял ранее в этом же самом банке… имея у себя депонированный счет, на который зачисляются остатки зарплаты этого человека…

Что означают слова о грядущем «смягчении финансовых ограничений»? Ограничения либо есть — если есть аргументы, либо их не должно быть вообще, если аргументов нет. Человек, отбывший наказание, должен иметь возможность нормально жить, как все, и это — без вариантов, потому что концептуально. А эти «сопли» насчет «смягчения» — в пользу ушей, если кто привык любить этими частями тела.

Что касается замены «возбуждения» на «разжигание» в тексте ст.174 (164) УК РК, то это вообще издёвка. Спросите у совы, как ей приятней будет сдохнуть, если ею об пень или пнём об нее… Токаев отреагировал на многолетние пинки Евгения Жовтиса о том, что термин «возбуждение» вообще имеет отношение больше к виагре, чем к юридическому языку… и не более того. Охрененная гуманизация.

Я изложил лишь малую часть того, что можно изложить по этой теме. Меня лично эта статья снесла из жизни и из страны; при том, что моей вины не было доказано, потому как ее не было в природе. Моя семья потеряла все имущество, которое приобреталось не на преступные средства, которое было декларировано, с которого были уплачены налоги. К своему благосостоянию я шел всю жизнь, с неполных восемнадцати лет работая на урановом карьере, затем — бизнес… Конечно же, я гораздо «прикладно» воспринимаю ту информацию, которую вижу. И гораздо четче понимаю отсутствие перспективы, при этой власти.

Это не умаляет заслуг упомянутых выше людей, потому что они действительно не только хотят помочь, но и отдают часть своей жизни на стремление к этому. Я в это верю. Но… я вот так думаю.

Exit mobile version