В сотрудничестве Казахстана с российской группой компаний СБЕР в области цифровой трансформации нет необходимости — такого мнения придерживается кандидат-физико-математических наук Эльдар Кнар.

Поскольку в своих постах в Facebook он анализировал этот проект с момента обнародования информации о подписании Меморандума между правительством Казахстана и СБЕРом, после обнародования текста соглашения мы решили узнать, изменилось ли его отношение к проекту.

НАПОМНИМ, ЧТО

3 сентября 2021 года премьер-министр Казахстана Аскар Мамин и глава группы компаний СБЕР Герман Греф подписали Меморандум о сотрудничестве в сфере реализации проектов по цифровой трансформации Казахстана, в частности платформы eGov. Подписание документа вызвало шквал критики. В числе главных опасений называлась возможная потеря Казахстаном «цифровой независимости»: мол, контроль над электронным правительством государства будет осуществлять частная зарубежная компания. Ситуация усугублялась тем, что после подписания текст меморандума долгое время не был опубликован.

— Эльдар, казахстанская платформа eGov, несмотря на имеющиеся недостатки, представляется весьма продвинутой, о чем говорили не только отечественные, но и зарубежные эксперты. В связи с чем тогда, на ваш взгляд, связано намерение ее цифровой трансформации, да еще и на платформе российского частного банка?

— Я не могу сказать. насколько eGov продвинута, но могу сказать, что eGov, по крайней мере, исполняема. То есть, проще говоря, она работает. По крайней мере, на стороне физического лица и гражданина.

Например, к получению и использованию ЭЦП нет никаких претензий. Также процесс регистрации компании (ТОО) занимает несколько минут, больше времени уходит на заполнение анкетных данных, чем на получение электронного свидетельства о регистрации. И так далее.

Для отдельного физического лица проблемы eGov возникают скорее, не по программной, а по аппаратной части. Скажем, в столице, в качестве «последней мили» есть оптоволоконная линия с 4G. Конечно, никаких 4G там нет, но скорость вполне приличная. У меня такая линия, и никаких программных или аппаратных проблем в работе с eGov я не испытываю.

Но в других местах, в регионах, проблема не в eGov, а в его доступности, то есть в Интернете, в качестве и скорости связи интернет-трафика. Когда у вас скорость трафика 1G или 2G, то часто довольно трудно чисто технически войти в такую высоконагруженную систему как eGov.

Особенно трудно работать с eGov и использовать его сервисы, когда у вас вообще нет Интернета. А в том, что у нас в некоторых регионах, особенно в отдаленных местах, нет достойного и осязаемого Интернета, нет особого секрета.

То есть со стороны гражданского потребителя проблем с работой eGov нет. Бывают сбои, конечно, в работе, например, падение баз данных, но это опять-таки аппаратная проблема чаще всего, а не программная.

— А что касается исполнения функций eGov на стороне правительства и государственных структур?

— Конечно, когда хочется просто нажать на кнопку «раздать всем 42500», а этой кнопки нет, или она не работает, то это удручает. Но с другой стороны, насколько эта проблема критична или сложна, чтобы обращаться за помощью к другому государству или к иностранному банку?

В общем, каждая из казахстанских 400 систем внутри eGov, может и хорошо играет по отдельности, но вместе они не образуют единого оркестра. И прежде всего потому, что нет хорошего дирижера.

— Но почему его нет?

— Потому что у «Цифрового Казахстана» — семь нянек, у которых дитя, что называется, «без глазу».

В 2020 году был такой государственный проект — «Smart Bridge», его целью было «создание единой платформы для всех информационных систем и баз данных государственных органов, а также упрощение всех интеграционных процедур». Не могу сказать, почему этот проект не состоялся, но в Меморандуме речь идет именно о той проблеме, которую должен был решить «Smart Bridge».

Полагаю, что казахстанское IT-сообщество и 40 компаний, задействованных в системе электронного правительства, вполне могли бы решить эту задачу. Но предпочтение отдали российской платформе СБЕРа.

— Почему именно СБЕРу, как думаете?

— Не могу сказать, поскольку истинной причины не знаю. Собственно, обоснованных причин для этого нет, но, если кому-то очень хочется, то причины всегда найдутся. И эти причины могут оказаться с весьма «подвижными» представлениями о законности.

— Когда информация о подписании меморандума была только озвучена, вы говорили, что, не имея его текста на руках, можете «заключения строить на предположениях, логике и смысловых конструкций». Изменилось ли вами понимание нужности/ненужности, опасности/безопасности сотрудничества со СБЕРом после ознакомления с текстом меморандума?

— С одной стороны, можно отметить плюсы с точки зрения «предположений и конструкций», исходя из текста опубликованного Меморандума.

Например, я говорил о том, что задачу создания единой платформы необходимо решать только и только через такую форму организации, как Консорциум. И как раз в тексте Меморандума также говорится о создании Консорциума.

Я говорил о том, что СБЕР вряд ли даст платформу с «открытым исходным кодом». Действительно, в тексте Меморандума ничего не говорится об открытом коде. Речь идет только об ознакомлении (аудите) с кодом со стороны Заказчика. Понятно, что «открытый код» и «аудит кода» это, мягко говоря, разные вещи.

Что касается опасности/безопасности, то на самом деле здесь нет особых причин для волнений. Полагаю, что секретные службы ведущих держав и так могут получить «личные данные» граждан Казахстана. По этому поводу платформы СБЕРа вряд ли стоит опасаться. Тем более что и eGov создавали во многом далеко не казахстанские специалисты, а иностранные.

Другое дело, что платформа СБЕРа для «Цифрового Казахстана» не нужна. Поскольку задачу интеграции сервисов вокруг единой платформы можно было бы решить и без него. Есть более интересные и развитые решения, например, в Эстонии и в ряде других стран. И их стоимость могла бы быть гораздо дешевле, если не вовсе бесплатной.

Поэтому мое мнение совершенно не изменилось и даже, наоборот, укрепилось: СБЕР нам не нужен. Нам нужно собственное развитие цифровых компетенций.

Более того, необходим запрет на участие в государственных проектах тех стран, которые имеют геополитические интересы в Казахстане. Это касается США, Китая и России. Те же Япония, Южная Корея, Швеция, Эстония, Франция и Германия для сотрудничества куда более предпочтительны, и стоимость их услуг будет менее обременительна для казахстанского бюджета, если не окажется совсем бесплатной.

— Уравновешивает ли, на ваш взгляд, риски потери Казахстаном «цифровой независимости» участие в проекте казахстанской IT-компании — ТОО «BTS Digital»? 

— Не только не уравновешивает, но и усугубляет. Поскольку участие какого-то ТОО «BTS Digital» и вообще каких-то частных компаний напрямую в межгосударственных меморандумам или соглашениях, как мне представляется, просто незаконно и несет коррупционные риски. А коррупционные риски никогда и нигде не служили для уравновешивания. Чаша весов всегда будет склоняться в сторону рисков и потерь.

СПРАВКА

ТОО «BTS Digital» основана в 2018 году и занимается, как указано на официальном сайте, «разработкой цифровых продуктов и сервисов, которые необходимы людям в повседневной жизни». Одним из основных продуктов компании является платформа Aitu, которая включает в себя мессенджер и ряд платежных сервисов. Также в ее функционал интегрированы сервисы мобильной переписи населения Sanaq 2021, проверки статуса Ashyq и единая платформа обращений в любой госорган Казахстана eOtinish.

— Не кажется ли вам, что если и реализовывать подобные проекты, то за собственные средства? Иначе получается, что СБЕР, предоставляющий кредит, будет вправе навязывать свои условия?

— В самом Меморандуме заложено, что СБЕР будет навязывать свои условия. В течении последующих двадцати лет. Там, где есть контроль, там обычно появляются и условия. Поэтому разговоры о потере «цифровой независимости» вполне справедливы и обоснованы.

Есть такое понятие как «ониомания», то есть желание покупать что-либо без необходимости. В этом смысле желание непременно купить ненужную платформу СБЕРа и ради этого влезть в долги вполне похоже на это атипичное явление. Те же 500 миллионов долларов можно было затратить куда более полезнее для государства и общества.

— Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК Багдат Мусин, после того, как в адрес правительства посыпался шквал критики в связи с данным проектом, объявил, что будет создан экспертный совет по данному вопросу. На ваш взгляд, насколько будут сильны полномочия совета в принятии окончательного решения? Учитывая, что подобные структуры – НСОД, общественные советы при акиматах – имеют право совещательного голоса.

— Скорее всего, Экспертный совет будет иметь такие же полномочия в цифровой сфере, как НСОД имеет полномочия в сфере общегражданской. То есть никаких полномочий. А это означает, что на окончательные решения Экспертный совет вряд ли будет существенно влиять, поскольку авторитета у СБЕРа и его аффилированных лиц несколько побольше, чем у всех членов Совета вместе взятых. Поэтому окончательное слово будет за политикой, а не за экспертизой.

— И все-таки, как вам кажется, почему в партнеры был выбран именно российский СБЕР? Большинство комментариев в сети сводится к тому, что это вопрос не столько цифровой продвинутости банка, сколько «политика».

— На этот вопрос можно ответить «патамушта-патамушта», но, как вы правильно заметили, это вопрос не цифрового сервиса, а исключительно вопрос политики.

Чтобы решить проблемы энергетики, Казахстану совершенно не нужна АЭС от «Росатомпрома». Чтобы решить проблемы цифрового госуправления, Казахстану не нужна платформа от СБЕРа. И если это делается, то не потому, что это нужно энергетике или цифровизации, а потому что это нужно политике.

К сожалению, в чем состоит эта «политика», я не знаю.

— Спасибо за интервью!

ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы заткнуть рты журналистам и запугать тех, кто осмеливается писать о них правду. В таких условиях редакции могут рассчитывать только на поддержку читателей.

 

KZ.MEDIA – молодой проект. Редакция нашего медиаресурса не зависит ни от власти, ни от олигархов. Для нас нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Помогите нам рассказывать вам ПРАВДУ о ВАЖНОМ

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер телефона 8 777 681 6594 или на номер карты 5169 4971 3344 9037.  

 

И есть еще несколько способов  нас поддержать — они здесь.

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Цифровая платформа электронного правительства РК была создана не профессионально, на старой инструментальной основе, первый раз заставили на работе взять в ЦОНе электронную подпись, а драйвер под Windows 10 не работает. Диагностическая и информационные части прописаны примитивно, дизайн прошлого века, для человека не подготовленного воспользоваться сервисами платформы сложно, мало какие инструменты поддерживаются и информации об этом в приложениях нет. Такое впечатление, что «клепали» её студенты двоечники на коленке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here