Казахстан простился с Серикболсыном Абдильдиным.

Для людей, которые его знали, были рядом с ним долгое время, встречались, слушали и слышали его, для многих и многих тысяч граждан, это утрата и громадная пустота рядом…  И для меня – тоже.

В те годы, конец девяностых, когда он выставил свою кандидатуру на выборах президента, я его не знал. Не интересовался политикой. Занимался бизнесом, ждал, как тысячи сейчас, – когда политика займется мной. Не голосовал. В том числе и за него тоже. Мне думалось, что это все чужая толкотня наверху, которая никак не влияет на то, как я буду жить. Ошибался. Как тысячи тысяч ошибаются сейчас. Но здесь не об этом.

За Абдильдина я услышал тогда, когда с шумом и грохотом, вскоре после выборов, «снесли» акима Мангистауской (Мангышлакской) области. Я всегда занимался внутренней структурой бизнеса, но мой старший компаньон, который был «на связях», присутствовал на том «активе», где специально приехавший в область Назарбаев поднял в стойку акима и чуть не матом прогнал его с поста. Причиной стало то, что на территории области победу на выборах президента одержал именно Абдильдин, причем – с отрывом. Пришлось много и коряво замазывать, чтобы это скрыть, и аким, допустивший такой «срам», поплатился местом; потом, конечно, всплыл, такие не тонут, они «свои»… 

В январе 2002 года я приехал в Алматы по приглашению Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова, чтобы возглавить пресс-службу РОО ДВК («Демократический выбор Казахстана»). Но и тогда я видел Серикболсына Абдильдина лишь мельком. Он был депутатом Мажилиса, изредка приходил к нам в офис ДВК, на Кунаева- Курмангазы, общался с членами Политсовета.

Он пришел к нам «насовсем», когда стало реально тяжко. Незадолго до ареста Аблязова и  Жакиянова. Когда, тихо и незаметно прикрыв за собой дверь,  ушли в «Ак Жол» бывшие соратники — ДВКовцы, впоследствии провозгласившие свою готовность «мочить всех, кроме…»… 

Он пришел, когда власть делала все, чтобы ДВК не стало, и это было реальной угрозой каждого дня. На историческом съезде ДВК в начале  2002 года, проходившем в условиях конспирации в кафе на Абая – Розыбакиева, Серикболсын Абдильдин был избран членом Политсовета РОО ДВК.

К слову, съезд «Ак жола», почти в то же самое время проходил в огромном кинотеатре «Алатау», в центре города, на Толи би — Кунаева, где сейчас «Макдональдс». Проходил пафосно: с оповещениями и приглашениями, духовым оркестром, цветами, громадным баннером с конями на весь фронтон…

Серикболсын Абдильдин использовал свой политический вес бывшего Председателя Верховного Совета, свои полномочия депутата Парламента РК, чтобы не дать «Демократическому выбору Казахстана» умереть.  Нужно понимать, что в то время это была не самая комфортная позиция для политика. Многие, очень многие, прогнулись, изогнулись, занырнули здесь и вынырнули там… А он, Абдильдин, пришел. И остался.  

Во время суда над Аблязовым и Жакияновым, весной-летом 2002 года, Серикболсын Абдильдин, его друг, соратник и депутат Парламента Толен Тохтасынов и сенатор Парламента Зауреш Батталова  буквально спасали нас от КНБшников, которые гонялись за нами и нашим ризографом:  мы выпускали и распространяли ежедневные сводки из зала суда. Почти каждую ночь мы перевозили его с одной квартиры на другую, но иногда нас «прихватывали», и тогда мы звонили им… речь шла о минутах, которые мы могли продержаться. Они успевали. Приезжали, доставали депутатский мандат, и безфамильные серые мышегиены расползались в разные стороны, оставляя матерящихся на них «жолполовцев», которых они использовали…

Депутаты Парламента Абдильдин, Тохтасынов, Батталова  по жутко морозным, ветреным, занесенным снегом захолустным дорогам сутками пробивались в лагеря, где убивали Аблязова и Жакиянова. Они заходили туда, встречались с ними, они выносили и публиковали информацию о том, что там происходит, делали депутатские запросы… Я могу точно сказать, что именно это тогда спасло жизни Аблязова и Жакиянова.

Он всегда говорил негромко и неспешно. Но любой зал затихал и слушал. Было что слушать. Это он, Серикболсын Абдильдин, во время попытки акжоловцев (формально не вышедших из Политсовета ДВК) в отсутствие Аблязова и Жакиянова уничтожить ДВК «по-байменовски», сказал им в лицо «…жигиттер, вы что… не позорьтесь… они же там… давайте сначала вытащим их из лагеря, потом вместе все решите…».

Это он, Абдильдин, в присущей ему манере, негромко и отчетливо задал на Политсовете РОО ДВК, в 2002 году,  вопрос Петру Своику:  «… Петр Владимирович, все политические организации, в которых вы участвовали, умерли… скажите, пожалуйста, с какой целью вы пришли в ДВК?..» История показала – с пониманием был вопрос… 

«Казахгейт», вскрывший тайные миллиардные счета Назарбаева в Швейцарии, заставивший премьера Тасмагамбетова с перепугу рассказать о существовании «тайного Нацфонда», созданного личным указанием Назарбаева, вскрывший коррумпированную связь Назарбаева с Гиффеном, советником и «передастом» ему, президенту Казахстана, миллионов грязных денег за преференции американским нефтяным компаниям – это ведь тоже депутат Парламента Серикболсын Абдильдин. Вместе с Тохтасыновым и Батталовой! Это их депутатские запросы взорвали саркофаг безмолвия над грязью политической коррупции высших персон страны…

Абдильдина тогда попытались отравить, подсыпав в стакан с водой какую-то дрянь. Врачам с трудом удалось его спасти.

Это были последние «настоящие» из Депутатов Парламента последнего, «Абдильдинского», созыва. Депутаты Парламента РК и сейчас имеют такие же полномочия и возможности… депутаны-нуротаны…

Серикболсын Абдильдин всегда был человеком, к репутации которого  за долгое время нахождения во власти не пристало ни комочка грязи. Именно поэтому мы предлагали его кандидатуру на президентские выборы, причем в качестве «транзитного президента»: ему мы могли доверить управление страной на период проведения политических законодательных реформ, включающих в себя и введение парламентской политической системы…

Когда по истечении многих лет я вышел с инициативой стать таким президентом, на пресс-конференции рядом со мной сидел Серикболсын Абдильдин.  Даже оголтелые акиматовские «яйцеметатели» не решились попасть в него; предпочли испачкать своими яйцами флаг Казахстана.

Когда меня арестовали, Серикболсын Абдильдин был среди тех, кто поддерживал и меня, и мою семью. Он вообще всегда был там, где кому-то плохо, где нужно помочь. Когда Аблязов уже во второй раз находился в тюрьме, во Франции, моя супруга Алия в поддержку организовала сбор поздравлений Аблязова с днем рождения. Очень многие отказались, еще больше – спрятались. Серикболсын Абдильдин собственноручно написал большой поздравительный текст и передал его для публикации…

На память приходит аналогичная ситуация, когда к нам в офис на Кунаева в 2003 году принесли открытку с поздравлением Мухтара Аблязова для передачи ему от его бывших соратников, ушедших в Ак Жол».  Там было всего несколько слов в стиле «поздравляем, не болей…», напечатанных на компьютере, даже без подписей «от руки». Сравнение – один из путей к познанию.

Я написал только о том, чему был свидетелем. Серикболсын Абдильдин – личность гораздо более масштабная. Есть целая эпоха Верховного Совета, в которой он играл ключевую роль, есть научно-преподавательская деятельность  он был профессором и доктором наук, есть его студенты, его коллеги. Есть его личная жизнь, его семья, его дети.

В последние годы он спешил жить. Я навестил его в «совминовской» больнице, где ему делали операцию, незадолго до своего ареста. И все эти годы он боролся с тяжелым недугом и писал, писал… Он оставил поколениям ценнейшие пособия для достойной жизни – его научные, политические, социологические труды, книги, публикации.

Коммунист Абдильдин научил меня, что даже в тех случаях, когда общих точек соприкосновения почти нет, нужно опираться на то, что есть, и отсюда начинать общее, скрепляя его шаг за шагом, объединяя усилия для достижения общей цели. Он научил оставлять «на потом» разногласия, но при этом отсекать явное предательство как данность, опираться на которую опасно даже на время.

Я и сейчас слышу его негромкий, размеренный голос, выверенные, точные слова и формулировки. Очень гожусь тем, что он считал меня младшим товарищем.

Серикболсын Абдильдаевич Абдильдин  —  Человек-эпоха, патриарх достойной политики. Я знаю, чьи прижизненные памятники мы «переплавим», когда придет время, на подножие для увековечивания его памяти. Мы должны максимально приблизить это время, чего бы это ни стоило. Это наш долг перед Секе-ага.

Пусть земля ему будет пухом. Вечная память.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4  +  4  =