В минувшее воскресенье в 08:30 утра произошел выброс метана в забое шахты «Абайской» в городе Абае Карагандинской области. Шестеро рабочих погибли, двое получили сильное отравление газами.

Учитывая, что это не первая трагедия  на этой шахте, возникает вопрос: «Кто виноват в трагедии и можно ли ее было избежать?»

Авторы telegram-канала Всемирное шежiре поделились свой версией.

«По поводу гибели шахтеров на «Абайской» из-за залпового выброса газа министр по чрезвычайным ситуациям Юрий Ильин вспомнил, как в мае 2021-го шахту пытались закрыть. Комитет по промышленной безопасности отправил предписание в суд. Но при контрольной проверке чиновники увидели, что недочеты устранены. И шахта продолжила работу.

«Абайская» — не очень счастливая шахта. В 2008 году в ней произошел взрыв, который убил 30 шахтеров. Чрезвычайное происшествие случилось из-за нарушения технологии при посадке кровли. Ильин может говорить много правильных слов и действовать по закону.

«Абайская» относится к хозяйству «АрселорМиттал», а эта компания всегда занимала особое положение в Казахстане, поэтому, скорее всего, оргвыводов не будет. В святые девяностые Карагандинский комбинат с шахтами и прочим достался индийско-британскому бизнесмену Лакшми Митталу. Продали флагман нашей промышленности за 225 миллионов долларов с рассрочкой на четыре года. То есть инвестор заполучил за часть цены компанию, которая сама генерировала кэш, чтобы он мог продолжать выплачивать взносы. Спасибо, что сами не заплатили.

Продавали Кармет, конечно, не от хорошей жизни. Но все равно Казахстан был очень щедр к индийскому другу. Общественник Олег Гусев приводит и выдержки из договора между Казахстаном и Митталом. Экологические штрафы и требования, согласно контракту, не могут превышать 200 миллионов тенге в год. Если предприятие превысит эту сумму, то государство само должно было платить из казны. Про такие «мелочи» как то, что индийцу позволили сбросить балласт в виде большей части социальной инфраструктуры, и говорить не стоит.

Столь выгодную сделку для Казахстана утверждали, конечно, не на уровне области. Но некоторые, если не фигуранты, то статисты того действа могли бы рассказать массу интересного (надо только с пристрастием опросить Акежана Кажегельдина, например — ведь живет он все эти годы за границей на какие-то деньги). Акимом региона тогда был Петр Нефедов, его сын Сергей занимал 9 место в рейтинге рантье Казахстана по версии отечественного Forbes и был в пятидесятке бизнесменов того же издания. Фирма сына экс-акима управляет столичным центром Asia Park), алматинскими — Mart, Asia Park, Mart Village, другой недвижимостью.

Председателем Комитета по приватизации тогда был Эдуард Утепов. Судя по открытым данным, он внук ветерана комсомола Шарипа Утепова, который в 20-30 годах прошлого века насаждал советскую власть, за что его советская власть и расстреляла в 38-м. Утепов-внук же рулил госимуществом и в девяностых, и в двухтысячных, и в десятых, перемещаясь в профильном комитете на различных должностях и заседая в советах директоров разных компаний — от «Казпочты» до Единого накопительного пенсионного фонда.

Какие-то вопросы по поводу приватизации в Карагандинской области возникли при акиме Камалтине Мухамеджанове, который потом ушел работать в другой удачно приватизированный флагман промышленности — «Казахмыс». Вопросы отпали. При предшественнике Нефедова — Мажите Есенбаеве — вроде, даже не интересовались, не дешево ли продан Кармет. Но мы говорим «Есенбаев», а подразумеваем обосновавшуюся в Гонконге Meridian Capitals, связанную с Карагандой. И родственника Есенбаева — Николая Кадюкова, который тоже годами работал в Комитете по госимуществу и приватизации замом.

Мы ворошим прошлое, чтобы понять, каким будет будущее. У Лакшми Миттала, как и у героев девяностых, все хорошо. Все они с деньгами, некоторые за границей. А то, что «Абайская» каждые десять лет взрывается, так не хочешь работать на иностранного инвестора — не работай. Поступай, как лучшие люди страны, — поднимай миллионы на приватизации, покупай активы за рубежом.

Это сарказм, конечно. Мы же скоро в тридцатку войдем. Или не в тридцатку, а в пятидесятку или сотню. Forbes, например».

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here