Президент Касым-Жомарт Токаев на днях сказал, что Казахстан должен играть роль регионального лидера в Центральной Азии. На том простом основании, что наша страна богаче и  сильнее своих соседей, демократии в ней больше, а интеллектуальный и человеческий потенциал выше.

 

Для обоснования местечковых геополитических амбиций можно было бы еще похвастаться и размером должностных окладов госслужащих.

 

В общем, не Китай и не Россия, но почти сверхдержава. Вот только Токаев забыл напомнить, на чем зиждется казахстанское благополучие. 

Казалось бы, еще совсем недавно правительство не знало, как удержать рост цен на продовольствие, и глава государства распекал министров и акимов за плохие показатели, грозя им персональной ответственностью.

Но вдруг тон новостей резко изменился. 

Правительство уже третью неделю подряд рапортует о нулевом уровне инфляции. Правящая партия «Нур Отан» отчиталась об успешной реализации предвыборных обещаний. Комиссия МВФ зафиксировала устойчивый рост казахстанской экономики и ее выход на допандемийный уровень. 

Госхолдинг «Самрук-Казына», объединяющий активы общей стоимостью свыше 27 трлн тенге (это более 60 млрд долларов или треть годового ВВП страны) с годовой консолидированной выручкой в 10 трлн тенге ( ее размер сопоставим с республиканским бюджетом), завершает год с превосходными показателями. 

Социальные проблемы решаются, больницы и школы – строятся, рабочие места – открываются. 

А еще чиновники очень любят напоминать казахстанцам о повышении минимального размера заработной платы с нового года с 42500 до 60000 тенге. Накануне январских парламентских выборов руководство страны вроде бы обещало рост благосостояния казахстанцев на 27% к 2025 году, а тут минимальные доходы сразу увеличиваются на 40%. 

Как тут не вспомнить знаменитый назарбаевский мем о том, что никогда прежде казахстанцы не жили так хорошо. 

Однако секрет экономического чуда прост – страна стоит на пороге очередного юбилея независимости, и власти, используя прессу, принялись срочно создавать «праздничную атмосферу».   

Президент Касым-Жомарт Токаев, выступая 18 ноября на расширенном заседании коллегии МИДа, долго перечислял внутренние и внешние достижения Казахстана, по традиции приписав их мудрости и прозорливости одного единственного человека — первого президента страны Нурсултана Назарбаева.

После чего заговорил об особой роли Казахстана в Центральной Азии.

«Считаю, что мы должны смело заявлять о своем особом региональном статусе, поскольку имеем для этого все основания. Наша экономика намного сильнее других экономик Центральной Азии. Срединное геостратегическое положение на перекресте ключевых транспортных артерий в Евразии. Осуществление широкомасштабных и глубинных экономических и демократических преобразований. Наличие интеллектуального и человеческого потенциала. Высокий авторитет Казахстана на международной арене. Эти факторы наделяют нас особой ответственностью за судьбы Центральной Азии», – цитирует слова Касым-Жомарта Кемелевича сайт Акорды.

Претензии руководства Казахстана на особый статус региональной сверхдержавы вряд ли понравятся соседним постсоветским республикам. С какой стати им сдался еще один «старший брат?  

Да и все эти токаевские аргументы про «глубинные демократические и экономические преобразования» и «высокий авторитет на международной арене» есть лишь оценочные суждения субъективного свойства. 

Как мы знаем, все в этом мире относительно. И с точки зрения туркменского лидера Гурбангулы Бердымухамедова или таджикского президента Эмомали Рахмона в их сатрапиях демократии и народного счастья ничуть не меньше. И с международным авторитетом там все в порядке.  

То же самое можно сказать и про экономику. Легко надувать щеки и хвастаться большими размерами ВВП на фоне худых и мелких соседей, страдающих разного рода недугами (социальными, политическими, экономическими). 

Все ведь прекрасно понимают, что солидный экономический вес Казахстану обеспечили не научные достижения и технологические прорывы, а банальный экспорт сырья и, в первую очередь, нефти. И если бы не благоприятные цены на энергоносители, то хвастаться сегодня было бы нечем. 

Стоит напомнить, что в 1999 году объем ВВП у Казахстана был точно такой же, как у Узбекистана – около 17 млрд долларов. И г-н Токаев сильно ошибается, когда объясняет сегодняшнее относительно стабильное положение Казахстана широкомасштабными экономическими и демократическими преобразованиями, а также наличием человеческого и интеллектуального потенциала.

И с историческими заслугами Назарбаева и мудростью его курса нынешний президент тоже явно перегнул. 

Большой бюджет и ВВП нам обеспечили удачные цены на нефть, а внутриполитическую стабильность – терпение народа. 

Кстати, в продолжение поднятой Токаевым темы «лидерства» следует отметить факт, который тщательно умалчивается – за последние годы Казахстан стал самым крупным должником Китая, причем не только в Центральной Азии, а на всем постсоветском пространстве. 

Китайские госкредиты из-за своей непрозрачности у международных финансовых институтов уже давно вызывают серьезные подозрения в том, что это не просто инвестиции в выгодные проекты, а инструмент для проведения экономической и геополитической экспансии. 

Как сообщила российская lenta.ru, Казахстан получил секретных китайских кредитов на общую сумму 39 млрд долларов.

Куда пошли эти «инвестиции», кто будет за них расплачиваться и на каких условиях – об этом нет информации. Известно только, что на постсоветском пространстве самая большая задолженность перед Китаем у России – она получила кредитов на 125 млрд долларов. Однако по соотношению задолженности к ВВП Казахстан стоит на первом месте. Так что в каком-то смысле наша страна, действительно, региональный лидер.  

В потоке предъюбилейных новостей честностью и искренностью выделяются разве что сообщения с брифингов казахстанских чиновников, на которых они рассказали о своих новых зарплатах.

Если простым гражданам поднимут минимальную зарплату на 40%, то высокопоставленным госслужащим должностные оклады увеличат сразу в два раза. И теперь, к примеру,  аким Атырауской области Махамбет Досмухамбетов за свой тяжкий труд получает 1 млн 954 тысячи тенге в месяц. Примерно столько же получает аким Туркестанской области Умирзак  Шукеев — 1 млн 900 тысяч тенге. Их коллега, глава Кызылординской области Гульшара Абдикаликова зарабатывает чуть меньше, но тоже весьма прилично – 1 млн 800 тысяч тенге.

Члены правительства и депутаты парламента (сенаторы и мажилисмены всегда имели министерские оклады) пока свою зарплату не раскрывали, но что-то подсказывает, что им ее увеличили в такой же пропорции. 

Политически неграмотный читатель, возможно, сделает вывод, что чудовищная разница в окладах порождена системной социальной несправедливостью и что для нашего государства чиновник важнее учителей и врачей. 

А правильно мыслящий человек и настоящий патриот обязательно поймет, что это вовсе не так. В нашей замечательной стране, справедливо претендующей на роль регионального лидера (благодаря «глубинным демократическим и экономическим преобразованиям», «интеллектуальным и человеческим ресурсам», а также «высокому авторитету на международной арене») никакой дискриминации и уродливых контрастов нет. 

Просто та самая достойная жизнь, которую правящая партия Nur Otan и ее лидеры пообещали каждому казахстанцу, весьма относительная категория. И кому-то для нее достаточно минимальной зарплаты в 60 тысяч тенге в месяц, а кому-то требуется в 30 раз больше. 

И не надо думать, что чиновники в Казахстане живут лучше простых работяг. Там, где большие зарплаты, всегда большие соблазны и большие расходы. Как говорится, счастье не в деньгах.

Если же серьезно и без шуток, то столь сильная разница между доходами простых людей и госслужащих — это весьма драматичное явление, присущее отсталым и недемократическим странам.

Для сравнения. В Германии минимальная зарплата наемного работника составляет 1647 евро (9,50 евро в час) до вычета налогов. Средняя брутто-зарплата составляет примерно 4000 евро. В то же время зарплаты у депутатов бундестага ФРГ составляет примерно 10 тысяч евро. Это в 6 раз больше минимальной и в 2,5 раза больше средней зарплаты.

У министров выплаты чуть больше – что-то около 16 тысяч. У канцлера Германии зарплата под 19 тысяч евро в месяц, а у президента — 20 тысяч евро.

Читайте нас в телеграм: t.me/KZmediaNEWS
 

ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы заткнуть рты журналистам и запугать тех, кто осмеливается писать о них правду. В таких условиях редакции могут рассчитывать только на поддержку читателей.

 

KZ.MEDIA – молодой проект. Редакция нашего медиаресурса не зависит ни от власти, ни от олигархов. Для нас нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Помогите нам рассказывать вам ПРАВДУ о ВАЖНОМ!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 5169 4971 3344 9037.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. В басне Крылова “ай Моська знать она сильна, что лает на слона” помните? Вот так и я скажу про Вас. Слон как шел так и идет ( в нашем случае власть). А от Вашего извините лая ничего не меняется.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here