О том, как работает суд присяжных, или почему присяжные не знали о том, что Риттенхаус убил педофила.
 
На фотографии запечатлён момент, когда практически упавший в обморок после оглашения вердикта «невиновен по всем статьям» Кайл Риттенхаус обнимает своего спасителя — адвоката Марка Ричардса.
 

Напомню вкратце, о чём был суд. 25 августа 2020 года в г. Кеноша, штат Висконсин начались беспорядки, вызванные тем, что полицейский тяжело ранил афроамериканца, причём стрелял он ему в спину.

Как обычно и бывает в таких ситуациях, всё сложно — жертвой полицейского произвола оказался разыскиваемый за изнасилование чувак, копы приехали на вызов от женщины, у которой он отобрал ключи от машины. На месте она кричала: «Он забрал ключи, в машине мой ребёнок». А сам «герой» — 29-летний Джейкоб Блейк — не выпускал ножа из рук, даже когда его два раза долбанули электрошокером в процессе драки с копами.

Уже на этом этапе общественное мнение разделилось на три лагеря, которые условно можно назвать BLM, Law&Order и «есть нюансы».

Причём представителей последнего лагеря, как мне кажется, оба первых ненавидят больше, чем друг друга.

На следующий день Кеноша стала ареной мирных протестов, которые напомнили мне долгие годы жизни на Нордау/Бен Йеуда, напротив Парка Независимости (Ган Ацмаут) в Тель-Авиве — нежнейший парк с мамами с колясками и студентами на травке после захода солнца превращался в место активной сексуальной жизни секс-меньшинств, и пройти по тропинкам без того, чтобы на тебя не вылезли с непристойными предложениями, было невозможно.

Так же и в Кеноше: отмитинговав, после заката мирные протестующие уступили место ещё более мирным, которые выразили недовольство поведением полиции методом сжигания магазинов и probation service — то есть той самой службы, которая отвечает за выпуск из тюрьмы и реабилитацию — логично же, не?

Дальше всё начало стремительно развиваться так же, как комментарии у меня в «Фейсбуке» в посте, где я спросил: «Знаете ли вы о деле Риттенхауса и о том, кто были его жертвы?». Нормальные, адекватные и умные люди, в другой ситуации встречающиеся на научных симпозиумах, начали поливать друг друга дерьмом с capacity польских водомётов, не пускавших на территорию Евросоюза так долгожданных refugees are welcome из соседних нам стран.

В город стянулись молодые идиоты из двух лагерей — протестующие БЛМщики и противостоящие им защитники правопорядка и частной собственности. Почему идиоты? Да потому, что не пойдёт нормальный умный человек буянить и сжигать магазины, и не пойдёт нормальный человек рамсить с погромщиками.

Но об этом позже, в бонус-секции, а пока что перейдём к непосредственно Кайлу Риттенхаусу и его суду.

17-летний Кайл жил неподалёку — меньше получаса езды, но в другом штате, а в Кеноше у него были друзья и родственники.

В тот злополучный день он приехал в Кеношу «помогать защищать имущество и оказывать медпомощь», причём какое имущество — он не знал, да и людей-то, чьё имущество он собирался защищать, он тоже не знал.

В Кеноше ему дали винтовку (я отчаялся понять разницу между автоматом и штурмовой винтовкой, мне уже не раз объясняли, и я не раз забывал, потому как в моих глазах принципиального отличия между АК-47 и М-16 нет), которую в Висконсине может свободно носить даже несовершеннолетний.

И вот наш герой Кайл полез в толпу со стволом, а далее есть видео, которое, собственно, лучше тысячи слов. В результате у нас есть два трупа и один подранок, подстреленный в руку.

Итак, после долгого вступления, которое, я надеюсь, хоть кто-то одолел, мы переходим к суду — а точнее, к тому, что не попало внутрь суда, то есть к тому, что не видели присяжные.

Суд присяжных — jury of peers — очень важная и интересная штука. Устроен он так — судья ведёт дело и решает все юридические вопросы, возникающие по мере процесса, и в конце даёт инструкции присяжным. А вот уже вину определяют 12 человек таких же, как и сам подсудимый — не профессиональных судей и юристов, а peers — таких же как он горожан.

Единственным вопросом на суде было личное ощущение Кайла — верил ли он, что его жизнь находится в опасности?

Если он ощущал, что его могут убить — он действовал в рамках самообороны и имел право стрелять, а если нет — то он убийца.

Решить, верить ему или нет, должны 12 человек. Судья направляет их по ходу процесса, ОТСЕИВАЯ НЕНУЖНОЕ — давайте же пройдёмся по тем вещам, которые он отсеял, и поймём, почему.

Спасибо сайту Инсайдер — не знаю, правый он или левый, но факты там изложены по-человечески, что в случае с этим судом крайне редко.

  1. Два видео, снятых тем летом, за несколько недель до событий 25 августа.

На одном из них Риттенхаус бьёт девушку сзади — две девушки дерутся, и одну из них отоваривает наш герой. На втором видео Риттенхаус смотрит на «мирных протестующих» и говорит: «Эх была б у меня винтовка, я б в них пострелял».

Судья выкинул оба видео, так как ни одно из них не проливает свет на то, ЧТО же было в ту злополучную ночь в Кеноше, и боялся ли Кайл, что его сейчас убьёт толпа. Зато присяжные, посмотрев эти видео, были бы настроены против подсудимого, что недопустимо.

  1. Уголовное прошлое убиенных.

Джозеф Розенбаум, отсидевший почти 15 лет за изнасилование мальчиков 9 и 11 лет, товарищ с не очень стабильной психикой — в тот день его, на его горе, выпустили из психушки, куда он попал после неудачной попытки самовыпила. Это он бежал за Кайлом, размахивая полиэтиленовым пакетом со своими принадлежностями, выданными ему при освобождении из психушки.

Энтони Хубер (или Губер, если следовать прекрасной русской традиции «Герцль и гамбургер») отсидел всего лишь 4 месяца за то, что приставил нож к горлу брата во время спора, кто будет убирать комнату, и заодно хорошо его придушил. Ну и бабушке досталось, на неё он тоже с ножиком лез.

Это он бил лежащего на земле Кайла скейтбордом.

И, наконец, раненый в ту самую руку, в которой он держал пистолет и целился в голову нашего героя Гросскрауц, ранее был судим за ношение оружия в пьяном виде (не знаю, почему эта статья или отсутствует в израильском уголовном законе, или по ней нечасто подают обвинения — но я её не видел).

Информация об уголовном прошлом жертв была не допущена до суда, ибо нет никакой связи между тем, что эти ребята делали в жизни, и тем, боялся ли Риттенхаус, что они прямо сейчас его грохнут.

Зато влияние этой информации на судью могло настроить присяжных против жертв (в любой статье про педофилов вы найдёте много комментариев, где люди пишут «чё с ними заморачиваться, сразу стрелять»).

3. Фотографии Риттенхауса в пабе, где он запечатлён с группой деятелей из Proud Boys — гордых за свой белый цвет кожи. Кайл стоит с ними и показывает ОК — который теперь считается расистским.

Это не имеет отношения к вопросу о том, боялся ли Кайл за свою жизнь, поэтому судья выкинул это из дела.

4. Прокуроры хотели позвать свидетельствовать тётю Х/Губера, которая говорила о том, какой он мирный и хороший, но судья сказал, что в таком случае он должен дать защите принести в суд опровержение (уголовное прошлое покойного), и прокуроры решили, что лучше не надо.

Таким образом судья не допустил неравенства между прокурорами и защитой по известному правилу: когда нельзя занести в суд прежние судимости, то запрет падает после того, как о человеке начинают свидетельствовать, как о законопослушном гражданине.

5. Госпитализация Розенбаума — судья запретил эту линию защиты, хоть и позволил расспрашивать невесту покойного о таблетках от биполярного расстройства, на которых сидел покойный.

То, что Розенбаум пытался самовыпилиться, не имеет отношения к вопросу о том, боялся ли его подсудимый, и эта лишняя информация может повлиять на присяжных.

  1. Экспертные заключения о том, боялся ли Риттенхаус за свою жизнь.

Судья постановил, что решить дилемму «боялся/не боялся» должны присяжные на основании происходящего в зале суда, а не войны экспертов.

 

Надеюсь, что я не зря писал это всё два часа, а исследовал несколько дней.

Надеюсь, что теперь вы лучше понимаете, как работает суд присяжных, что делает судья и чем он руководствуется.

Надеюсь, что теперь вы будете чуть более внимательны к нюансам и не будете рубить сплеча.

Надеюсь, что у вас останется достаточно человечности, чтобы пожалеть их всех — и психов, бегущих на человека с ружьём, и подростка, по глупости оказавшегося не в том месте, не в то время и забравшего жизни двух человек.

Надеюсь, что вы научитесь не делать поспешных выводов, не вникнув в курс дела, и сможете отделить свои политические пристрастия от вопроса виновности подсудимого.

Надеюсь, что во время дискуссий о том или ином судебном решении, вы будете вдохновлены решениями судьи Брюся Шрёдера — демократа, известного своей жёсткостью (и, как говорят тамошние местные адвокаты — жестокостью) к подсудимым и такими наказаниями, что он лидирует по просьбам о переводе дела к другому судье.

И последнее — надеюсь, что у вас хватит терпения и сил, чтобы не переходить на личности с людьми, с которыми вы не согласны по этому (или любому другому) делу, и не думать, что если человек занимает позицию, полностью противоположную вашей, — он или дурак, или подлец.

На примере этой истории мы убедились, куда заводит взаимная ненависть — надеюсь, что вы извлечёте из этого урок.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here