По моим наблюдениям, трагические события в Алматы проходили в несколько этапов. Сначала у большинства людей не было сомнений в том, что в городе проходит мирный протест. И даже те, кто не был сам лично на улицах, морально поддерживали вышедших на площадь.

Даже моя мама-пенсионерка, находясь в больнице после операции, узнав от врачей, что в городе проходят митинги, сказала, что это правильно, потому как ну сколько можно издеваться над людьми — цены растут, зарплаты маленькие, о людях совсем не думают.

О том, что люди нищают, а власти не особо этим озабочены, говорили многие. Поэтому никто не осуждал тех, кто вышел на митинг. Даже гордились, что наконец-то  люди решились на массовый публичный протест. Пока был интернет, все активно обменивались впечатлениями, возмущались тем, что против протестующих выставили военную технику и применили светошумовые гранаты.

С площади  Республики «звуки войны» разносились по всему городу – взрывали  светошумовые гранаты. Позже к ним присоединились звуки выстрелов. Это уже был шок, хотя пули были тогда еще только резиновые… Поэтому, когда начали поджигать полицейские машины, многие решили, что это реакция протестующих на применение силовиками спецсредств.

Но ситуация начала меняться 6 января, привнося смятение в души алматинцев. Протестующие вновь появились на площади, заняли здание акимата. А вскоре появилась информация, что акимат подожжен. Практически одновременно сообщили о захвате задания, где расположены офисы и передающие студии нескольких телерадиостанций. Позже запылала и резиденция президента. 

Параллельно в интернете стали появляться видео, на которых уже были зафиксированы стычки, кто-то раздавал арматуру и еще какие-то палки, кого-то запинывали ногами. Среди протестующих нарастала агрессия. Заговорили о том, что на улицах появилось боевое оружие, что ограблены оружейные магазины, а несколько позже — оружейка КНБ. Обмениваясь впечатлениями, мы все приходили в выводу, что делают это точно не алматинцы — ну, кто из жителей может быть заинтересован в том, чтобы превратить свой город в руины?

А потом отключили интернет. Это стало для всех большим испытанием. Мы уже привыкли к бесконечному потоку информации, а тут вдруг наступила оглушительная тишина. Благо работала сотовая связь. Плюс народ вспомнил о городских телефонах, которые ранее в основном использовались только для связи с пожилыми родственниками.

Сложнее всего пришлось тем, кто давно отказался от телевидения в его первоначальном виде. Многие давно все смотрят в интернете или специальные телевизионные пакеты через тот же интернет. И вот в одночасье это все исчезло. Впрочем, по ТВ информации было немного. Из того, что показали 6 января, запомнилось, что помимо правительства в отставку был отправлен заместитель председателя КНБ Самат Абишев и что Совет безопасности возглавил Токаев.

Был вопрос: «А как же Назарбаев?» Он же вроде пожизненно должен был занимать эту должность… Но на него ответов не было.

Было жутко узнавать, что захватили аэропорт, самолеты. Не верилось, что обычные люди могут так легко это сделать А потом начались бесконечные телефонные разговоры — мы обменивались информацией, что кто слышал или видел.

Те, кто живут в центре города, рассказывали по телефону, что на проспекте Назарбаева были искорежены все номерные таблички на домах, где было указано название улицы. И по всей улице были вырваны светофоры.

Из наблюдений моих друзей, которые живут в центре: 6 января часть людей шла вверх по Наурыз батыра и Желтоксан в сторону площади, а другой поток людей был по улице Шевченко.  Глядя в окно на это шествие, моя подруга рассказала, что этот людской поток двигался в течение часа. Среди них было много женщин, и некоторые из них были с детьми! Я бы не поверила, если бы это мне не рассказал человек, которого я лично знаю и который сам это видел.

Еще рассказали такой эпизод: женщина в возрасте была не в курсе происходящих событий, вышла в магазин и наткнулась на толпу людей, которая шла вверх по Наурызбай батыра. Во главе этой толпы шел человек с поднятым вверх кулаком, и он отдавал команды остальным, в том числе велел брать камни. Кстати, теми, что шли по Шевченко, тоже руководил человек – распределял потоки: кому прямо идти, кому сворачивать вверх.

А еще была информация, что те, кто крушил здания, имели при себе специальные инструменты: ломы, кувалды, болгарки, ножницы по металлу, т.е. они могли открыть любую дверь. Плюс у них были коробки с взрывпакетами.

Пересматривая видеозаписи с места событий, которые успели сохраниться в соцсетях, обратила внимание, что на перекрестках всегда был человек в красной куртке. Может, совпадение, конечно, а, может, тоже так выделили организаторов.

Людям, которые живут в центре города, особенно в районе площади, было жутко от происходящего. Одна знакомая в истерике кричала: «Где уже эти миротворцы?»

Кстати, когда начали прибывать миротворцы, они взяли под охрану объекты в районе площади. И мне рассказали случай, как любопытствующий человек вышел после наступления комендантского часа на улицу, и его снял снайпер. Правда или нет – не знаю. Но поражает, сколько у нас  бесстрашных людей.  

И еще, если первоначально было ощущение, что все самое ужасное происходит на площади Республики – стрельба, взрывы, то потом выяснилось, что была серьезная перестрелка и на окраинах города  — например, в микрорайоне Алгабас. Там даже в домах на какое-то время отключили электричество и воду.  

Когда я зашла 8 января в придомовой магазин, полки были почти пустыми, поэтому, купив последнюю лепешку, почувствовала себя человеком, выигравшим в лотерею. А увидев человека, который нес яйца, кинулась к нему с вопросом: «Где купил?» В этот момент пришла мысль, что очень вся эта ситуация напоминает времена Советского Союза, когда буквально за всеми продуктами надо было выходить «на охоту».

9 января дошла до Центральной городской больницы — надо было передачу маме отнести. Могу сказать, что верхняя часть города — район Атакента, больничный городок от бульвара Бухар Жерау до Жандосова, не пострадали. Видела только пару разбитых витрин на Атакенте — в ломбарде и в магазине с мобильными телефонами. Но есть ощущение, что это уже сделали местные мародеры — те, кто решил под шумок поживиться.

К этому моменту уже радовали глаз овощные лавки, магазины с заполненными полками. Работали аптеки. 

Что особенно приятно — люди проявляли большую доброжелательность друг к другу, это прямо витало в воздухе. В некоторых моментах — прямо до слез!

А еще обратила внимание, что среди застывших домов неожиданно оказалась открытой одна кофейня. Она светилась теплым оранжевым светом и  стала для меня символом возвращения к нормальной жизни, которая, надеюсь, будет лучше той, что была до всех этих событий.

Понимаю, что быстрых перемен ждать не стоит, но, мне кажется, что они все равно произойдут.

 

ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы заткнуть рты журналистам и запугать тех, кто осмеливается писать о них правду. В таких условиях редакции могут рассчитывать только на поддержку читателей.

 

KZ.MEDIA – молодой проект. Редакция нашего медиаресурса не зависит ни от власти, ни от олигархов. Для нас нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Помогите нам рассказывать вам ПРАВДУ о ВАЖНОМ!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 5169 4971 3344 9037.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here