В редакцию портала KZ.MEDIA обратились родственники Улугбека Ачилова, бывшего директора ТОО «НурТрейд», одного из обвиняемых в хищениях при реализации проекта «Астана LRT». По их словам, на Улугбека постоянно оказывают давление, чтобы он признался в том, чего не совершал. 

Поскольку в этом громком деле очень много странного, мы решили дать слово отцу Улугбека — Исмаилу Ачилову.

— Исмаил-ага, Вы считаете своего сына невиновным, почему?

— Во-первых, он высококвалифицированный специалист, знает свою работу. Во-вторых, он всегда был честным, законопослушным гражданином. Работал главным бухгалтером, аудитором, директором в компаниях и никогда не имел проблем с законом. Когда у него были проверки, он не прибегал ни к каким ухищрениям, припискам.

В проект LRT он пришел в 2014 году весной, в качестве директора проектной компании ТОО «НурТрейд». Они занимались проектированием и были субподрядчиком ТОО «Астана LRT». Насколько я знаю, во время работы с LRT на него не раз оказывалось давление и со стороны акимата, и со стороны самой компании. Но он всегда отстаивал свое мнение. Мы его таким воспитали. Родственники, друзья, знакомые, кто прочитает эту статью, подтвердят честность и порядочность Улугбека. Непорядочность других людей стала поводом для этого дела, о котором узнала вся страна.

— Кого вы имеете в виду?

— Я имею в виду бывшее руководство «Астана LRT». ТОО  было должно «НурТрейду  по выполненным работам 600 миллионов тенге. После обращения в суд для взыскания этой задолженности руководители «Астана LRT» организовали аудиторскую проверку и написали заявление в Антикоррупционное агентство. Получается, из-за чьей-то жадности можно сломать жизни человеку и его семье.

— Но раз ваш сын из свидетеля был переведен в статус обвиняемого, значит   есть доказательства его вины?

— Эти «доказательства» были получены с помощью провокации. Органы досудебного расследования ничего не могли найти против моего сына, и, чтобы надавить на него психологически, спровоцировали его встречу с людьми, которые с самого начала проходили по этому делу как обвиняемые.

Те настаивали на встрече с Улугбеком. Постоянно звонили ему, писали, настойчиво предлагали встретиться. И он встретился с ними. На встрече ему задавали провокационные, наводящие вопросы. А в это время за соседним столиком сотрудники следственного органа производили аудио и видео-фиксацию, которую впоследствии предоставили в следственном суде как доказательство вины. И ходатайство об аресте было основано именно на этом: якобы Улугбек оказывает давление на этих людей, он опасен и может сбежать.

Санкционировали его арест 31 октября прошлого года. Поводом стали заявления вот от этих людей, которые из обвиняемых превратились в свидетелей, после того как спровоцировали эту ситуацию с Улугбеком. Полагаю, они пошли на процессуальное соглашение — договорились, что подставят Улугбека, признаются во всем, даже в том, чего не совершали, и станут свидетелями. Так и получилось. Сейчас они свидетели, а мой сын — обвиняемый.

— А что говорят адвокаты?

—   Адвокаты вступили в дело в декабре, и вот уже второй месяц как им не дают возможности ознакомиться с материалами уголовного дела. То переезжают куда-то, то забыли, то заняты, то компьютер сломался, то еще что-нибудь. Каждый раз находятся разные причины.

А на сына постоянно оказывают давление, чтобы он признался в том, чего не совершал. Его посадили в камеру с уголовниками – насильниками, убийцами. Он находится в тяжелых бытовых условиях – так им легче подавить человека.

— Почему, как вы думаете, следователи так жестко взялись именно за вашего сына?

— Сами посудите, бывший заместитель акима Канат Султанбеков и руководитель ТОО «Астана LRT» Талгат Ардан сейчас в бегах. У Улугбека с Арданом были чисто деловые отношения, с Султанбековым лично он даже не был знаком,однако ему вменяют пособничество и оказание содействия им в хищении денежных средств. Наверное, потому что хотят исполнить поручение главы государства.

Ведь президент Касым-Жомарт Токаев поручил активизировать расследование по этому делу, сказал, что надо копать глубже, не ссылаться на тех, кто сбежал. Но он имел в виду копать глубже среди тех, кто принимал решения и подписывал их. Причем здесь частные компании? Они простые исполнители. Многие из них, как и компания Улугбека, даже денег напрямую не получали, только через генеральных подрядчиков. Сколько они насчитают, столько и платили за субподрядные работы.

За то время, которое, как считает следствие, мой сын совершил преступление, мы должны были бы обогатиться, но у него кредиты и ипотека, которые сейчас не выплачиваются, так как бизнес остановлен. А ведь у сына семья на иждивении: жена и трое малолетних детей, которым нужен отец. Малыши уже, кажется, начинают забывать его, ведь им всего два года.

Логика следственных органов мне непонятна. Получается, они торопятся просто «раскрыть» громкое дело и выслужиться. Любой ценой. Ценой сломленных судеб многих семей. Складывается такое впечатление. Как можно верить в объективность такого следствия? Вот так просто можно порушить жизни, судьбы?


Читайте больше про дело LRT в статье по ссылке ниже.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code