Весьма загадочные движения происходят в Конституционном Совете Казахстана, считает политолог Виктор Ковтуновский. По его мнению, Конституционный Совет – важнейший плацдарм в противостоянии дуумвиров, поэтому будущий расклад сил в нем и, соответственно, возможность заполучать нужные трактовки решений, это важно. Особенно, если затевать конституционные реформы.

Хронологию событий Виктор Ковтуновский изложил в посте в «Фейсбуке»:

15 января состоялась встреча председателя Мажилиса Нурлана Нигматулина и первого президента Нурсултана Назарбаева, на которой последний заявил о «главенствующей роли парламента».

21 января Назарбаев впервые посещает заседание Конституционного Совета в роли его нового члена.

27 января Конституционный Совет принимает к рассмотрению ходатайство председателя Мажилиса Нигматулина. Суть поставленного перед КС вопроса, насколько можно судить из открытых источников, касается порядка его ротации.

Далее политолог попытался разобраться с загадочным запросом и обнаружил, что в тексте Конституции на официальном сайте Акорды в пункте 3 статьи 71 Конституции РК второй абзац… отсутствует.

Скриншот страницы сайта Акорды.

«Но это не самое грустное мое открытие», — пишет Виктор Ковтуновский. 

«Особенность» президентского текста Конституции можно объяснить технической ошибкой (текст Конституции на сайте Акорды и в других источниках расходится – ред.). Хуже, что с соблюдением данной статьи и ее пунктов… как бы это сказать… накопились проблемы».

Дело в том, что «согласно основному закону, срок полномочий шести членов КС, назначаемых президентом, сенатом и мажилисом — шесть лет. Формально ни у кого из них он в этом году не заканчивается». В то же время, в том самом якобы втором абзаце пункта 3 ст. 71 говорится: «Половина членов Конституционного Совета обновляется каждые три года».

«Последняя плановая ротация была как раз три года назад. Кого увольнять в этом году – непонятно», — написал Виктор Ковтуновский.

Но и это еще не все.

«Не ясно, сколько членов Конституционного совета подлежит замене. Сейчас, вместе с председателем и экс-президентом Назарбаевым, их восемь. Если следовать букве Конституции, то половина – это четыре. Поскольку экс-президенты состоят в совете пожизненно, то замене вроде бы не подлежат. А председатель? Он в совете с 2017 года и, стало быть, тоже кандидат на вылет? Или нет? Тут без адвоката не разобраться».

Виктор Ковтуновский напомнил, что «в прежние времена все действия, связанные с Конституционным Советом, от кого бы они формально не исходили, регулировались администрацией президента», и резюмировал:

«Можно сколько угодно повторять мантру про то, что никаких разногласий между дуумвирами нет, но вот факты. В этот раз представитель президента на рассмотрении важнейшего для него вопроса даже не присутствовал. Не было там и члена совета Малиновского (Малиновский Виктор Александрович – ред.). Единственного, кого назначил президент Токаев».

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code